Станислав Подьячев: «Сначала должна быть бизнес-логика, а уже потом – токены как инструмент»
Партнерский материал

Станислав Подьячев: «Сначала должна быть бизнес-логика, а уже потом – токены как инструмент»

Управляющий партнер BlockchainLab – о сущности криптовалюты, блокчейне в космосе, кибербезопасности и цензуре

Этот материал также доступен на украинском
Станислав Подьячев: «Сначала должна быть бизнес-логика, а уже потом – токены как инструмент»
Станислав Подьячев
Фото: из личного архива

Тенденции к взаимопроникновению IТ и космических технологий приобретают новое измерение актуальности в мире и порождают чисто практические вопросы, каким образом можно применить Blockchain в космической деятельности и какие правила его функционирования. А также – можно ли считать блокчейн-технологии шагом в новое измерение кибербезопасности и защищенности персональных данных. Об этом Анна Гурова, научный сотрудник МЦКП, и Мария Кирпачева, руководитель юридического отдела ООО Space Logistics Ukraine, спросили у управляющего партнера Blockchain Lab, резидента Reactor.ua и преподавателя курса Blockchainomics в Киево-Могилянской бизнес-школе Станислава Подьячева.

Первую часть этой беседы – о том, почему новейшие технологии не всегда «удобны» для государства и чиновников – можно прочитать здесь.

– У каждого пользователя в сети блокчейн есть копия цифровой цепи транзакций и он может их мониторить. Влияет ли это на конфиденциальность данных? Можно ли в этом контексте вообще говорить о конфиденциальности?

– Записи (данные) в публичном блокчейни общедоступны. Представим себе реестр прав на недвижимое имущество на публичном блокчейне. Для начала надо туда перенести все данные из существующего государственного реестра и токенизировать все объекты с учетом прав собственности и доли. Каждому субъекту (собственнику) будет соответствовать частный ключ, а каждому объекту – полностью или части – токен. Переход права собственности будет проходить путем подписи транзакции передачи токена от одного публичного адреса к другому. А доказательством, что именно этот человек владеет данным объектом, может быть возможность подписать транзакцию с соответствующим токеном частным ключом – например, переслать этот токен самому себе.

Станіслав Под'ячев: «Спочатку має йти бізнес-логіка, а вже потім – токени як інструмент»

Это базовая технология, которую можно «украсить» мобильным приложением или юзер-френдли интерфейсом. Но то, что нужно понять, – государство в этой модели отсутствует вообще.

Конфиденциальность обеспечивается тем, что с одного частного ключа можно создать много публичных и «передавать» токен, символизирующий объект недвижимости, самому себе на другой адрес хоть каждый день.

– Расскажите о праве собственности на сегмент цепи. Передаются ли ключи доступа, если он передается в собственность или пользование? Можно ли обеспечить его защищенность?

– Если речь идет о публичном блокчейне, то нужно договориться о том, что именно мы понимаем под «правом собственности». Ведь невозможно определить, кто является субъектом права собственности, например, на сеть Биткоин – пользоваться ею могут все желающие. Некоторые исследователи вообще называют биткоин «децентрализованной автономной организацией», а этот феномен в юридической науке не описан. Поэтому трудно думать о блокчейне юридическими категориями, описывающими существующую государственную систему правоотношений...

Станіслав Под'ячев: «Спочатку має йти бізнес-логіка, а вже потім – токени як інструмент»

В данном контексте объектом права собственности можно определить эксклюзивную возможность с помощью частного ключа изменять состояние или создавать записи в базу данных – блокчейна. Частный ключ хранится у его владельца и может быть предметом владения, пользования и распоряжения.

В публичном блокчейне все транзакции, которые туда записаны, составляют целостный объект. Код доступа (частный ключ) может передаваться в собственность, но он служит только для того, чтобы добавить или подписать запись в базу данных. При этом сама запись транслируется в сеть, то есть записывается в общедоступный файл, копии которого находятся на компьютерах участников сети. Сам файл не является объектом защиты имущественных или неимущественных прав. Он свободно копируется.

– Существуют современные технологические решения, которые позволяют использовать только определенный сегмент в блокчейне без угрозы для безопасности всей цепи?

– В блокчейне «используется» или меняется только последний блок. И часть блоков, которая уже была получена или посчитана, доступна только для чтения и привязана к временному штампу. Нельзя изменить ее задним числом. Смарт-контракт может быть записан в определенный блок, и один из следующих блоков может на него ссылаться. Но удалить его из цепи блоков уже невозможно.

– Если происходит кибератака на последний элемент в цепи блокчейн, будут ли защищены все предыдущие звенья?

– Технология блокчейна позволяет в режиме реального времени убедиться, что предыдущий блок или блоки не были изменены. Кибератака с целью изменить данные задним числом – невозможна. Хакер может захватить частный ключ отдельного пользователя или группы пользователей, и если он использует его для подписи транзакций от имени настоящего владельца, то это приведет к изменению состояния базы данных. Если среди майнеров найдется тот, кто попытается записать искаженные данные, другие майнеры «с добрыми намерениями» просто не примут этот блок и не добавят его в блокчейн.

Возможна так называемая «атака 51%» – когда большинство узлов скомпрометированы или их владельцы договорились принимать искаженные блоки. Но такая атака вряд ли будет иметь экономический смысл, потому что ценность коинов в блокчейне после такого инцидента будет близка к нулю.

– Есть разные типы технологии распределенной записи транзакций, к которым относится блокчейн. И некоторые из них предусматривают авторизацию пользователей: есть кто-то или что-то, что проверяет пользователей и транзакции, некий администратор. Как наличие такого администратора согласуется с децентрализованной природой блокчейна, где согласие на транзакции дают сами участники?

– Действительно, блокчейны бывают разными по типам доступа к валидации транзакций. Эталоном считается блокчейн биткоина, где валидировать транзакции (майнить блоки) могут все желающие, кто имеет в своем распоряжении достаточную процессорную мощность. «Плата» за такую ​​демократичность – существенно ограниченная пропускная способность сети.

Поэтому одна из ветвей эволюции технологии блокчейн – создание сетей, где валидацией транзакций занимается ограниченное количество авторизованных участников, что обеспечивает большую пропускную способность. Эти участники теоретически могут согласовать между собой блокирование определенной транзакции или адреса. С точки зрения криптоанархистов, это не имеет ничего общего с идеалами свободы, которые несет пользователям технология блокчейн. А с точки зрения консервативных финансовых посредников, такая система более приемлема и удобна.

– Поговорим об использовании блокчейна в космической отрасли. PwC space sector предлагает применять технологии токенизации для спутниковых сетей, где каждый спутник будет выступать как узел данных. Он же подает альтернативную схему – рассматривать каждый спутник как эквивалент 1 токена, то есть объект, который можно купить/продать за определенное количество токенов. Если сеть спутников – это сплошная система, работающая на системе блокчейн, то есть смысл в продаже одного из узлов данных в ней?

– Что такое «узел данных», или «нода»? Физически это компьютер, внутри которого есть диск, на котором хранится информация (данные), и процессор, который ее обрабатывает согласно алгоритму (программному коду). Чем больше количество нод в системе – тем больше независимых друг от друга копий блокчейна (базы данных) хранится в разных местах и ​​тем выше устойчивость сети к цензуре. Поэтому идея использования компьютеров, расположенных на спутниках, в качестве нод мне кажется интересной.

Станіслав Под'ячев: «Спочатку має йти бізнес-логіка, а вже потім – токени як інструмент»

Спутники не могут «работать на блокчейне». Они могут быть либо нодами, либо предоставлять доступ к определенным функциям владельцам токенов, которые профинансировали их запуск через краудфандинг.

Что же касается спутника как объекта имущественного права, право собственности на который подтверждается токеном... Технически это может быть реализовано. Токен может быть использован для управления спутником – например, фотосъемки. Можно задать правило: владелец токена имеет право на 10 фотографий в сутки. С помощью соответствующего программного обеспечения токен может служить «пропуском» к ресурсу.

Криптовалюта и технология блокчейн создают возможности для совершенно новых бизнес-моделей. Можем представить, например, доступ к 5-минутной трансляции за криптовалюту. Другое дело, что здесь мы сталкиваемся с интересами государств: что будет транслироваться эти пять минут? Не захотят ли использовать эти данные террористы или диссиденты? Во времена, когда при декларировании свободы слова в конституции полиция пытается привлечь к ответственности за шутку о COVID в фейсбуке, чиновники могут сгенерировать еще много случайных запретов.

– «Новая крипта для новой группировки спутников: волатильность полученной через спутник информации возрастает, если в группировке используется отдельная криптовалюта». Имеет ли такое утверждение смысл с технической точки зрения?

– Я бы говорил не о «новой крипте», а о токенах для нового проекта. Но очень важно при проектировании «не поставить телегу впереди лошади»: сначала бизнес-логика, а потом уже токены как инструмент.

Сначала нужно определиться: для чего используется группировка спутников? Какую услугу они могут предоставлять, так сказать, «в розницу»? Мне лично трудно представить такую ​​услугу. Я слышал, что с помощью спутников можно получать информацию о состоянии урожая. Теоретически это могло бы заинтересовать агрохолдинги или отдельных фермеров, которым можно было бы продать токены накануне запуска с интересным для них дисконтом.

А сами токены можно было бы создать на платформе Эфир или EOS. Для этого не нужно создавать отдельную криптовалюту.

Может ли использование технологии блокчейн повысить ценность информации, полученной с помощью спутника? Теоретически может, потому что ее невозможно изменить задним числом. Она надежна, а значит – более ценная.

– Можно токенизировать программное обеспечение, которое применяется в группировке спутников?

– Да. Запрограммировать ПО выдавать определенную информацию или совершать какое-то действие в ответ на транзакцию в блокчейне можно не только на вендинговом аппарате, но и на спутнике.

– Может ли токенизация программного обеспечения, применяемого в группировке спутников, защитить государственную тайну и конфиденциальность информации? Нужно ли с этой целью ввести криптовалюту на государственном уровне?

– На государственном уровне – точно не нужно.

Станіслав Под'ячев: «Спочатку має йти бізнес-логіка, а вже потім – токени як інструмент»

Криптовалюта – это инструмент общества, а не государства. Все попытки создать государственную «химеру» в форме криптовалюты приведут или к напрасной трате денег налогоплательщиков (если попытка окажется неудачной), или к тотальному контролю чиновников за жизнью граждан, и большинство антиутопий будут казаться нам добрыми светлыми сказками.

Конфиденциальность информации, полученной с помощью спутника, который интегрирован в сеть и сотрудничает с блокчейном с помощью смарт-контрактов, можно обеспечить в определенной степени. Это вопрос специалистов по защите информации, и он касается относительной, а не абсолютной защиты.

REACTOR.UA – открытая платформа инноваций, которая предлагает инфраструктуру и инструменты для успешной работы с инновациями.

Резиденты платформы – компании, открытые к инновациям, акселераторы, инкубаторы, инновационные хабы, лаборатории, продуктовые технологические команды.

Став резидентом платформы REACTOR.UA, вы сможете:

  • работать с лучшими мировыми технологическими решениями и стартап-командами, способными реализовать любые инновационные идеи;
  • искать решение своих инновационных вызовов, используя менторскую поддержку резидентов – агентов инноваций;
  • совместно с резидентами проводить открытый поиск инновационных идей;
  • быть в курсе ведущих инновационных практик и мировых трендов;
  • тестировать идеи просто, быстро и с минимальными затратами;
  • войти в список инновационных компаний Украины, приняв участие в Innovation Index.

Компаниям, которые нуждаются в трансформации бизнеса с помощью технологий и инноваций, платформа предлагает пройти бесплатную менторскую программу RE:START. Программа поможет принять взвешенное решение о том, какой из существующих подходов к работе с инновациями оптимально соответствует запросам и потребностям компании. Впервые в рамках одной программы владельцы и топ-менеджеры имеют возможность поработать с лучшими менторами, определить инновационную стратегию для своей компании, научиться эффективно управлять ресурсами для ее реализации.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате