Заболело в мире
1,337,749
Умерло в мире
74,169
Вылечилось в мире
275,883
Заболело в Украине
1319
Умерло в Украине
38
Вылечилось в Украине
28
100 дней до конца воды: как разворачивается гибридная война вокруг Северо-Крымского канала

100 дней до конца воды: как разворачивается гибридная война вокруг Северо-Крымского канала

И может ли Украина противостоять политическим спекуляциям

Этот материал также доступен на украинском
100 дней до конца воды: как разворачивается гибридная война вокруг Северо-Крымского канала

Совет национальной безопасности и обороны Украины (СНБО) должен в кратчайшие сроки рассмотреть ситуацию и ввести запрет на обсуждение возможностей восстановления водоснабжения в Крым до полной его деоккупации. Такое предложение содержится в решении Комитета ВР по вопросам прав человека, деоккупации и реинтеграции временно оккупированных территорий, национальных меньшинств и межнациональных отношений. Документ был утвержден на выездном заседании комитета 12 февраля, прошедшем на админкордоне Херсонской области и Республики Крым в пункте пропуска «Чонгар».

По словам руководителя комитета Дмитрия Лубинца, 18 марта состоятся парламентские слушания по плану деоккупации Крымского полуострова. Выездное заседание было запланировано еще в середине 2019 года. Его целью было заявлено ознакомление с условиями пересечения админграницы жителями Крыма, предоставление им правовой и социальной помощи, расширение и усовершенствование процесса адаптации на территории Украины перемещенных лиц. Посещение делегацией дамбы на Северо-Крымском канале носило чисто ознакомительный характер.

Однако накануне события тема подачи воды в Крым получила широкое (и отчасти – нездоровый) резонанс в ожидании возможных политических шагов украинской власти. в результате ознакомительный визит был отменен. Зато комитет принял обращение к СНБО.

Планы по деоккупации украинских территорий все громче и чаще обсуждает отечественный истеблишмент, в этих дискуссиях тесно переплетены политика и экономика. Решение по одному направлению автоматически отражаться и на другом. Как, разбирался Mind.

«Наши люди» или «оккупированные территории»? Очередная информационная атака на Украину из-за прекращения подачи днепровской воды в Крым по Северо-Крымскому каналу произошла 5 февраля 2020 года. Широкую огласку получило заявление подконтрольного Москве председателя Госкомитета по водному хозяйству и мелиорации Крыма Игоря Вайля о том, что запасов питьевой воды на полуострове осталось на 100 дней, в Симферополе придется вводить подачу воды по графику. На остальной территории полуострова, кроме южного побережья, такие графики действуют уже несколько лет. 

Решение о прекращении водоснабжения Крыма было принято Украиной весной 2014 года. Чтобы его реализовать, во-первых, наращивали и укрепляли шлюзы на Каховском водохранилище, откуда и начинается Северо-Крымский канал; во-вторых, с нуля строили мощную дамбу на админгранице у пункта пропуска «Каланчак». Пока шли работы, вода иногда переливалась через макушку дамбы и попадала в канал в Крыму. Но в середине 2017 строительство дамбы было завершено, и Северо-Крымский канал, ранее поставлявший до 85% пресной воды в АРК, пересох окончательно.

100 днів до кінця води: як розгортається гібридна війна навколо Північно-Кримського каналу

Северо-Крымский канал

Источник: https://uk.wikipedia.org/

Это спровоцировало очередной раунд идеологической «дуэли» внутри украинского политикума. Так, один из руководителей фракции «Оппозиционная платформа – За жизнь» Виктор Медведчук заявил об экологическом и экономическом ущербе, который наносит Херсонской области перекрытый канал из Днепра в Крым. В свою очередь представитель Крыма от партии «Европейская солидарность» Мустафа Джемилев напомнил, что все оккупированные территории подпадают под действие Женевских конвенций 1949 года, которые возлагают на страну-оккупанта обязанности по обеспечению гражданского населения всем необходимым.

Представители обеих непримиримых групп входят в Комитет ВР по вопросам прав человека и деоккупации украинских территорий. Правда, в Херсонскую область представители ОПЗЖ не приехали.

Климат меняется – воды становится все меньше. С 2014 года автор этого материала наблюдает за попытками крымской власти и российских чиновников «добыть» воду для крымчан. В частности, озвучивались идеи по опреснению морской воды, прокладке водопровода из Краснодарского края, в конце концов в самом Крыму выкачали все подземные пресные горизонты, которые уже замещает соленая вода.

В 2019-м наступил второй этап водно-идеологического давления со стороны РФ. В СМИ появилась информация, что «лишняя» вода из Днепра подтапливает Херсонскую область: мол, Скадовск уходит под воду и превращается «в Венецию», а по широким херсонским степям расползается «гринпинская трясина», то есть болота. И что очень скоро Украина сама будет платить деньги, чтобы Крым забрал у нее «лишнюю» воду.

Такого рода пропаганда активно распространялась в пограничных районах Херсонской области. Ее цель – посеять панику и вызвать беспорядки, так же, как это было в Донецкой и Луганской областях в 2014 году.

Почему в Херсоне не заметили катастрофы? На самом деле ничего подобного в области не происходит. 2014–2015 годы были засушливыми, дефицит воды ощущался по всей Украине. В последующие годы воды было больше, но Днепр из берегов не выходил. На левом берегу у херсонского моста есть коттеджный городок, где дома дворами выходят прямо на реку, а рядом – причалы для лодок. Ни один из домов не был подтоплен или залит, никаких жалоб на «лишнюю» воду не поступало.

И грядущая весна не обещает чрезмерных паводков в регионе. Например, когда 11–12 февраля автор Mind вместе с делегацией ВР ездила по Херсонской области, то наблюдала, что поля чуть присыпаны снегом; централизованные оросительные каналы полупустые, так же, как и херсонская часть Крымского канала; вдоль полей часто отсутствуют защитные посадки – полосы из деревьев: их вырубили, дерева сломались и упали от старости, ведь обновлять их надо было еще лет 10–20 назад. А значит, испарение воды с полей повышается.

2020 год вообще прогнозируется как не самый благоприятный для отечественного сельского хозяйства. Зима прошла без снега, весной обильные осадки тоже не ожидаются. «В этом году у нас серьезный дефицит водных ресурсов. Это касается Днепра, Днестра, Припяти, Самары, Западного Буга и других», – сообщил недавно СМИ Владимир Осадчий, директор НИИ гидрометеорологии.

Кто ограничивает сельское хозяйство? В южных областях Украины сельхозсектор напрямую зависит от орошения. По данным департамента АПК Херсонской ОГА, в области насчитывается 427 000 га орошаемых земель, из которых на сегодня используется лишь 75% – 320 000 га. С 2014-го их количество выросло всего на 28 000 га. Этому есть несколько причин.

Динамика полива сельхозугодий

100 днів до кінця води: як розгортається гібридна війна навколо Північно-Кримського каналу

Во-первых, в селах неподалеку от админкордона с Крымом стоит много заброшенных домов. Вероятно, часть земли там не обрабатывается, а оросительная инфраструктура запущена. Во-вторых, Северо-Крымский канал – это не только одно русло от Каховского водохранилища в Крым, это система оросительных каналов, которые расходятся на все районы Херсонской области.

К сожалению, перекрытие канала у Каланчака создало определенные проблемы для некоторых земель Каланчакского и Чаплинского районов: в их каналы вода поступает в недостаточном объеме. Эту ситуацию успели «считать» российские идеологи – и подготовили на 2020-й новую «страшилку», абсолютно противоположную звучавшей в 2019 году. Озвучил ее... Виктор Медведчук.

«Проблема Украины, что Северо-Крымский канал закрыт. Поэтому земли Херсонской области обезвоживаются и экологически приходят в негодность для дальнейшего использования в сельском хозяйстве. Эта проблема стала появляться фактически в 2016–2017 годах. Для Украины было бы выгоднее подавать воду в Крым для того, чтобы в том числе улучшить экологическую ситуацию в Херсонской области», – сказал Медведчук в интервью ряду телеканалов 12 февраля.

Российские пропагандисты воспользовались бюрократизмом и неповоротливостью украинских чиновников. Еще в 2017 году, после возведения стационарной дамбы, стало понятно, что возникли проблемы с рядом оросительных каналов в определенных районах Херсонской области. За эту систему отвечает Управление Северо-Крымского канала, находящееся в Херсоне.

Почему днепровская вода нужна, прежде всего, Херсонской области? Для Херсонской области, где нет крупной промышленности, сельское хозяйство остается базисом экономики. Села в регионе –  довольно состоятельные, с развитой бытовой инфраструктурой, добротными домами и активным населения. Единственная проблема – нехватка рабочих мест.

Во время визита членов парламентского комитета и главы области Юрия Гусева в пгт Чаплинка раздавались сетования на отсутствие производственных предприятий. Глава ОГА заявил, что ведет переговоры с фирмой «Арго-Фьюжн» о строительстве комплекса по переработке томатов, которое даст району 300 рабочих мест.

Также идут переговоры о строительстве жилого комплекса, которым будут пользоваться не только работники агрофирмы, но и визитеры из Крыма или другие путешествующие. Для региона важным является любое предприятие – рабочие места ценятся на десятки. Но для развития нужна вода. И, чтобы она поступала в достаточном количестве, следует развернуть оросительные ответвления к украинской части Северо-Крымского канала.

На открытых заседаниях комитета эту проблему не обсуждали. Однако руководитель комитета ВР Дмитрий Лубинец публично предложил главе Херсонской области предоставить парламентариям документы по необходимой сумме денег для решения проблемы оросительных каналов, чтобы комитет рассмотрел вопрос и предложил со своей стороны помощь.

Кто «выпил» крымскую воду? На 2014 год в Крыму проживало около 2, 3 млн человек. В феврале 2014-го крымское Госводагенство оформило очередную заявку на поставку 1,3 млрд кубометров днепровской воды в год. Это среднестатистическая заявка, в предыдущие годы она колебалась в пределах 1,1–1,3 млрд кубов. И после 20 февраля 2014 года, которое РФ объявила Днем возвращения Крыма, выполнять эту заявку никто не стал.

100 днів до кінця води: як розгортається гібридна війна навколо Північно-Кримського каналу

Перекритый Северо-Крымский канал. Апрель 2014 года
Фото: УНІАН

С КПВВ «Каланчак» можно видеть крымский город Армянск и трубы «Крымского титана», принадлежащего Дмитрию Фирташу. Дым из них идет непрерывно – значит, предприятие работает, не испытывая дефицита воды. В безоблачную погоду можно увидеть даже жилые здания Армянска, а среди них – новый микрорайон, уже построенный для военных и сотрудников ФСБ, которые сейчас работают в Крыму.

За последние пять лет с материковой России было переселено в Крым, по разным данным, от 500 000 до 1 млн человек. На территории развернуто несколько сотен военных баз. Российское вооружение плотно расположено вдоль админкордона с Херсонской областью.Поэтому возникает логичный вопрос: кому Украина должна поставлять воду? Кто там – «наши люди»? Как мы можем проконтролировать, что вода пошла к крестьянам в степные села Крыма, а не российским военным для мытья танков?

Эта проблема актуализируется и в случае деоккупации Крыму. Те же Женевские конвенции не предусматривают автоматического признания оккупационных переселенцев гражданами страны. Им предоставляется право либо выехать на прежнее место жительства, либо перейти в статус лиц без гражданства и начать путь получения законного гражданства страны, где они оказались: изучение языка, законов, социальных и юридических положений. При этом все имущественные права, полученные ими во время оккупации, аннулируются.

Председатель крымско-татарского Меджлиса Рефат Чубаров предложил уже сейчас начать поиски решения проблемы «понаехов» – так в Крыму называют тех, кто переехал на полуостров после 2014 года. При этом мировая практика показывает, что оптимальным решением проблемы «оккупационных жителей» является принудительное выселение их с деокуппированной территории.

Ударит/не ударит Россия по дамбе? Знаменитая дамба, построенная вблизи пункта пропуска «Каланчак» и закрывающая Северо-Крымский канал, достроена лишь на 96%. И с 2017 года ни одно правительство не нашло средств, чтобы завершить ее строительство и официально ввести в эксплуатацию. Она «висит» на балансе Госагентства по водным ресурсам Украины, которое вообще не имеет представления, что с ней делать дальше. Нынешний, временный глава Михаил Хорев – обычный отраслевой чиновник, закрывает собой вакансию, пока не будет на конкурсной основе избран официальный руководитель.

А тем временем дамба является наиболее уязвимым объектом на админкордоне. Она находится в зоне прямой видимости в 1,5 км от российского пункта пропуска и в любой момент может подвергнуться нападению.

Если это произойдет, усиленные шлюзы на Каховском водохранилище остановят чрезмерную утечку воды. Но эта вода не поступит и в херсонскую часть Северо-Крымского канала, отвечающую за орошение местных полей. Поэтому выгоды для Крыма будет немного, а проблем для Херсонской области – достаточно. Остается надеяться, что на форуме, посвященном деоккупации Крыма, который пройдет в Киеве 26 февраля, будет найдено взвешенное решение.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате