Заболело в мире
142,733,068
Умерло в мире
3,043,955
Вылечилось в мире
121,252,385
Заболело в Украине
1,961,956
Умерло в Украине
40,367
Вылечилось в Украине
1,499,752
Глава EBA: «Теневая экономика отчасти помогает Украине выстоять в коронакризисе»

Глава EBA: «Теневая экономика отчасти помогает Украине выстоять в коронакризисе»

Анна Деревянко – об РРО, плане реформ Кабмина и о Бюро экономической безопасности

Цей матеріал також доступний українською
Глава EBA: «Теневая экономика отчасти помогает Украине выстоять в коронакризисе»
Анна Деревянко
Фото: ЕВА

Европейская Бизнес Ассоциация – крупнейшее в Украине объединение, которое представляет интересы иностранных и отечественных компаний. Анна Деревянко, возглавляющая EBA с 2003 года, умеет дипломатично вести диалог с любой властью в Украине, а члены ассоциации регулярно встречаются и с президентом, и с премьер-министром. При этом Деревянко придерживается мнения, что критиковать действия властей можно и нужно. Но критика должна быть конструктивной. Поэтому стоит предлагать альтернативы тем инициативам, с которыми бизнес не согласен.

При этом по некоторым вопросам EBA выступает союзником Кабмина и Верховной Рады и вступает в конфронтацию с малым и средним бизнесом. Например, поддерживает фискализацию, против которой резко высказывается малый бизнес, и не одобряет налог на выведенный капитал.

Mind поговорил с Анной Деревянко о том, насколько успешны реформы нынешнего правительства, почему Украина пережила 2020 год легче, чем многие другие страны, а также о борьбе с уклонением от налогов и теневой экономикой.

– У вас и членов ассоциации 4 февраля состоялась встреча с премьер-министром Денисом Шмыгалем. Какие ключевые тезисы он озвучил в отношении дальнейших реформ и развития украинской экономики?

– Очень сложно услышать за полчаса ответы на все вопросы, которые волнуют бизнес. Но ряд важных сигналов мы от премьера получили. Он заверил, что правительство не намерено сворачивать начатые реформы. В частности, на 2021 год запланирован перезапуск фондового рынка, старт накопительного пенсионного обеспечения, реформирование системы правосудия, развитие рынка «зеленой» энергетики, усиление борьбы с теневой экономикой в том числе за счет фискализации и прозрачности работы таможенных органов.

К слову, важно заметить, что уже в принципе много сделано в сфере макроэкономического управления и в банковской системе, что позволило Украине без драматических потрясений пройти период пандемии. Например, экономика многих стран в 2020 году просела на 8–9% и более. Мы в ЕВА, если честно, тоже прогнозировали, что украинский ВВП провалится более чем на 10%. Но падение оказалось не таким глубоким и достигло всего 4%. В 2021 году, по словам Дениса Шмыгаля, вполне возможно, нам удастся выйти как минимум на 4,6% роста ВВП.

– А как эти прогнозы премьера восприняли представители ассоциации?

– В целом бизнес разделяет и поддерживает устремления и намерения Кабмина. И многие компании, присутствовавшие на встрече, согласились с тем, что 2020 год действительно мог быть значительно хуже. 

Глава EBA: «Теневая экономика отчасти помогает Украине выстоять в коронакризисе»

По оценкам некоторых членов EBA, рост экономики Украины в 2021 году может превысить 5%. Конечно, многое будет зависеть от развития ситуации с пандемией. Но в целом бизнес уже адаптировался к новым реалиям, к карантинным ограничениям, которые пока правительство отменять не планирует. Поэтому в нынешнем году эти факторы существенно влиять на экономику не будут.

Кроме того, Шмыгаль заявил, что медицина сейчас уже гораздо лучше готова к новым возможным всплескам заболеваемости коронавирусом и сможет пережить их без коллапса. Это вселяет определенный оптимизм.

– Планы реформ – это хорошо. Но каких реальных изменений удалось достичь за последние годы, что говорит бизнес?

– Что отмечают компании, так это точечные улучшения в работе таможни, осовременивание таможенного тарифа, уменьшение штрафных санкций за несвоевременную регистрацию НДС-накладных, принятие закона о поддержке производителей электроэнергии из альтернативных источников, утверждение методики RAB-тарифов.

А также – легализация интернет-торговли лекарствами, старт внедрения электронной акцизной марки, введение моратория на налоговые проверки во время карантина. Есть и некоторые другие вещи, но все же хотелось бы и изменений в фундаментальных вещах.

– Если проанализировать разные секторы экономики, какие компании вышли из 2020 года с наименьшими потерями?

– Стабильная ситуация в финансовом секторе. Все неплохо в тяжелой промышленности, особенно у предприятий, которые ориентированы на экспорт, все хорошо в IT-отрасли, что, впрочем, неудивительно. Растет фармацевтика и розничная торговля.

Ожидаемо все сложно в ресторанном и гостиничном бизнесе. Хотя стоит заметить, что в Украине HoReCa еще не в таком плачевном состоянии, как за границей, в том же Евросоюзе.

– Как вы думаете, с чем это связано?

– Я неоднократно общалась с людьми, которые живут в ЕС, в частности, во Франции. Они рассказывают, что даже в центре Парижа не работают музеи, развлечения, закрыта большая часть отелей и ресторанов. То есть ограничения и запреты там гораздо жестче, чем в Украине. И дисциплина соблюдения этих ограничений там намного выше, чем у нас.

Глава EBA: «Теневая экономика отчасти помогает Украине выстоять в коронакризисе»

Поэтому некоторые наши слабости в определенной степени выручают Украины и дают возможность бизнесу выжить в такой сложной ситуации.

– Тем не менее вы и члены EBA не поддерживаете те ограничения, которые вводились в нашей стране?

– Любые ограничения вредят экономике. С другой стороны, стрессовые ситуации заставляют «шевелиться», меняться, находить нестандартные решения, которые в итоге идут бизнесу на пользу. Как пример – переход на дистанционную работу, проведение совещаний и встреч онлайн.

В какой-то степени благодаря этим инструментам ты становишься более продуктивным, тратишь меньше времени на поездки и логистику. Вообще, главное во всех этих мерах – сохранение здоровья своих сотрудников. Поэтому бизнес мирится с ограничениями, снабжает персонал средствами индивидуальной защиты, проводит тестирование, а некоторые компании уже закладывают бюджеты на вакцинацию сотрудников. 

– Наверное, все-таки не совсем корректно сравнивать ситуацию в украинской и европейской экономике, ведь ЕС выделяет огромные бюджеты на поддержку локального бизнеса. А что у нас?

– На данном этапе нам действительно нужно признать, что государство бизнесу помочь финансово не может.

– Не может или не хочет?

– Я думаю, наша власть понимает, что людям действительно сложно. Но нужно смотреть на факты объективно. Есть система здравоохранения, которую нужно укреплять и усиливать. Есть система образования, ее тоже необходимо поддерживать.

Глава EBA: «Теневая экономика отчасти помогает Украине выстоять в коронакризисе»

Есть армия, правоохранительные органы, которые обеспечивают безопасность, и им также требуется финансирование. В конце концов, есть пенсионеры, которым государство должно платить пенсии. В итоге в бюджете практически не остается средств на то, чтобы выплачивать адресную помощь бизнесу. Увы, но это так.

– И при этом продолжается строительство дорог. Да, этим нужно заниматься. Но, возможно, сейчас это не первоочередная задача?

– Никогда не будет идеального момента, когда нужно финансировать что-то одно и отказаться от инвестиций в другое, в ту же инфраструктуру. Но в этом и проявляется мудрость власти, когда она принимает сильные и порой непопулярные решения, которые важны для развития страны в будущем.

Кстати, далеко не весь бизнес нуждается в этой поддержке. Многие крупные компании просят, чтобы им просто не мешали работать, а Рада и Кабмин пусть занимаются реформами. Хотя малому и среднему бизнесу помощь из бюджета не помешала бы. Ведь эти предприниматели – самая уязвимая прослойка, которая сильнее всего страдает от кризисных явлений в экономике.

– Кстати, о малом и среднем бизнесе. Вы поддерживаете его фискализацию и перевод на РРО. Почему?

– Мы едва ли не единственные, кто одобряет фискализацию. И в то же время мы прекрасно понимаем тех, кто противится этим процессам. Будем откровенны: удобно не платить налоги. Но тогда предприниматель, уклоняющийся от налогообложения, не имеет права требовать от государства выполнения возложенных на него функций. Обеспечивать судопроизводство, здравоохранение, социальные выплаты и т. д. Кроме того, в таком случае мы в принципе не сможем рассчитывать на какие-то качественные изменения в стране, поскольку сами поддерживаем и поощряем неисполнение законов.

Поэтому мы за равные правила игры для всех. Это правильный подход. Да, переходить в законную плоскость сложно. Но в перспективе бизнес от этого только выигрывает. Ему не нужно прятаться, бояться проверок и штрафов, и в целом бизнес-модель становится более устойчивой и жизнеспособной.

Глава EBA: «Теневая экономика отчасти помогает Украине выстоять в коронакризисе»

При этом предпринимателям должно быть легко и комфортно работать «в белую». И мы всеми руками за то, чтобы были не только обычные кассовые аппараты, но и программные РРО.

– Но вы же согласны с тем, что фискализация – не панацея в борьбе с уклонением от уплаты налогов?

– Это всего лишь инструмент, его нужно внедрять одновременно со снижением нагрузки на фонд оплаты труда (зарплатных налогов. – Mind). И ни в коем случае нельзя вводить прогрессивную шкалу налогообложения доходов, так как это будет еще больше загонять бизнес в тень. Ну и, конечно же, необходим контроль за выполнением всех этих норм. Без него ни один закон работать не будет.

– А как вы относитесь к идее налоговой амнистии и «нулевого» декларирования? Поможет ли это в борьбе с теневой экономикой?

– У меня сдержанное отношение. Каждый раз, когда меняется власть, постоянно возникает идея амнистии, которую со временем откладывают в сторону. Это провоцирует ненужный общественный резонанс и напряженность, порождает недоверие к этому инструменту.

К тому же в условиях неэффективной правовой и судебной системы, а также в отсутствия персональной ответственности представителей Государственной налоговой службы за злоупотребления, амнистия и всеобщее декларирование будут бесполезны и даже вредны.

– Вы не раз высказывались против введения налога на выведенный капитал. Ваше мнение в этом вопросе не изменилось?

– При условии, что НнВК будет распространяться только на малый и средний бизнес – почему бы и нет. Ведь если крупные компании останутся на общей системе с уплатой налога на прибыль, потери бюджета от налога на выведенный капитал будут минимальными.

Глава EBA: «Теневая экономика отчасти помогает Украине выстоять в коронакризисе»

С другой стороны, непонятно, что делать тогда с упрощенной системой налогообложения. Если она остается – возникает вопрос, как это все будет функционировать вместе.

– Как вы оцениваете принятый закон о Бюро экономической безопасности?

– Члены нашей ассоциации, которые анализировали соответствующий законопроект, видят риск, что новый орган станет слепком с налоговой милиции, но под другой вывеской. Финальную версию закона еще никто не видел, и не ясно, сохранятся ли у СБУ полномочия по расследованию экономических преступлений. Непонятно, какой будет процедура отбора кадров в бюро.

Хотя премьер-министр уверил нас, что СБУ к таким правонарушениям иметь доступа точно не будет, и БЭБ станет единственным органом с правом расследования экономических преступлений. Впрочем, ни одна структура не может сразу же работать идеально, всегда требуется время, чтобы исправить пробелы и недочеты. Это тоже нужно понимать.

– Стало ли в принципе меньше давления со стороны силовых структур на бизнес за последние год-два?

– В нашей бизнес-среде, которую представляет EBA (а это больше 1000 компаний), вопиющих и драматических случаев вообще не было. Но все же периодически сообщения о неэффективно работающей правоохранительной системе поступают.

Кроме того, некоторые компании жалуются как раз на бездействие правоохранителей, когда речь заходит о борьбе с конкретными нарушениями. К сожалению, и правоохранительная машина, и судебная ветвь действуют крайне неповоротливо. Правду найти крайне сложно. Надеемся, в 2021 году изменения в этом направлении все же будут.

– В декабре EBA обнародовала индекс инвестпривлекательности Украины, он существенно снизился. Каковы ваши ожидания в отношении притока инвестиций на 2021 год?

– Ликвидность на глобальном рынке есть. Но даже украинские бизнесмены, которые ищут, куда бы вложить деньги, смотрят за пределы страны – на США, на Западную Европу. Это говорит о том, что доверия к отечественной экономике нет. Поэтому, пока не изменится имидж страны на международной арене и пока государство не начнет нормально выполнять свои институциональные функции, защищая инвестиции, не стоит ждать, что к нам ринутся толпы инвесторов. 

Поэтому важно возобновлять сотрудничество со стратегическими международными партнерами – МВФ, ЕБРР, Всемирным банком, потому что это дает позитивный сигнал инвесторам. Кроме того, необходим постоянный диалог с органами власти и проведение фундаментальных реформ в стране.

Важно, чтобы бизнес не только слушали, но и слышали. Ведь, как показывает наш индекс, системные проблемы все же остаются неизменными. И это запрос от нас к власти. А мы со своей стороны готовы всячески способствовать изменениям и предоставлять экспертизу по вопросам, в которых у сообщества есть необходимость.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате