Как военные конфликты влияют на экономику

Как военные конфликты влияют на экономику

Ухудшение макроэкономических показателей в Украине после 2014 года привело к дискуссии о том, каков реальный уровень влияния военного конфликта на экономику государства

Цей матеріал також доступний українською
Как военные конфликты влияют на экономику
Фото УНИАН

Mind продолжает серию публикаций исследований Центра Разумкова относительно вызовов и угроз разворачивания кризисных процессов в Украине.

Несмотря на многочисленные исследования влияния Первой и Второй мировой войны на национальные экономики, локальные вооруженные конфликты и гражданские войны современного периода имеют другую специфику, тактику и интенсивность, что соответственно влияет на их экономические последствия.

Выводы отдельных исследований, проводимых на базе локальных конфликтов 1980-х годов в Латинской Америке, на сегодня устарели и существенно отличаются от влияния современных конфликтов.

Основные гипотезы анализа:

• продолжительность конфликта влияет на макроэкономические показатели, снижая негативный эффект в случае позиционных боевых действий или столкновений низкой интенсивности без значительного разрушения инфраструктуры;

• интенсивность боевых действий и их локализация в районах экономической активности являются ключевым фактором негативных изменений в экономике;

• влияние на ВВП, расходы правительства, экспортно-импортные показатели, расходы домохозяйств и внутренние инвестиции являются индикаторами, имеющими сходную динамику как в условиях межгосударственных вооруженных конфликтов, так и в условиях гражданских войн;

• вооруженные конфликты непосредственно влияют на потребительские расходы и расходы домохозяйств.

Внутренний валовой продукт. Британский профессор Пол Кольер доказал, что ориентировочная стоимость гражданской войны составляет 2,2% ВВП ежегодно из-за эффекта сокращения экономического роста. И если в среднем гражданская война продолжается семь лет, то в конце войны экономика страны будет находиться на 15% ниже довоенного показателя.

На показатель ВВП влияют последствия вооруженного конфликта: разрушение производственных мощностей, инфраструктуры, транспорта, потеря возможности использовать земли в результате обстрелов, минирования, загрязнения. Кроме того, выезд рабочей силы с территории страны, потери среди гражданского населения имеют побочное влияние на этот показатель.

Даже в случае внутренней миграции трудовых ресурсов из зоны вооруженного конфликта с трудоустройством на новом месте негативное влияние на уровень ВВП сохраняется вследствие разрушения/остановки предприятий или потери контроля над ними в зоне конфликта. Таким образом, внутренняя миграция в условиях конфликта увеличивает занятость в определенных регионах, однако негативное влияние на национальную экономику сохраняется вследствие сокращения рабочих мест в рамках государства из-за жертв или эмиграции.

Изменение ВВП на душу населения в некоторых вооруженных конфликтах сначала и до конца вооруженного противостояния

ВВП на душу населения, 

$, перед

ВВП на душу населения, 

$, после

Совокупное изменение,

%

Среднее изменение за год, %

Руанда, 1990–1994

367

230

-37,32

-9,33

Бурунди, 1993–2005

184

144

-21,73

-1,8

ДРК, 1997–1999

212

64

-69,81

-34,9

Гвинея-Бисау, 1998–1999

388

311

-19,84

-9,9

Сьерра-Леоне, 1991–2002

214

150

-29,91

-2,7

Мали, 2012

739

715

-3,24

-3,2

Ливия, 2011

13 400

6650

-50,37

-50,3

Сербия, 1999

2441

870

-64,35

-64,3

Таджикистан, 1992–1993

503

154

-69,38

-34,6

Алжир, 1991–2002

2359

1743

-26,11

-2,37

Чад, 2005–2010

586

736

+15,59

+3,12

Ирак, 2003

691

637

-7,8

-7,8

Йемен, 1994

348

346

-0,57

-0,5

Грузия, 2008

2900

2446

-15,65

-15,6

Украина, 2014–2015

4030

2115

-47,5

-23,7

Источник: http://www.be5.biz/makroekonomika/ebook.html

Сравнительный анализ большинства военных конфликтов (межгосударственных и гражданских) в период 1990–2016 годов свидетельствует об очевидном снижение уровня ВВП на душу населения после завершения конфликта. Динамика снижения этого показателя колеблется от 0,5 до 64,3%.

И если в рассматриваемой модели выделить конфликты, которые по продолжительности превышают пять лет (Бурунди, Сьерра-Леоне, Алжир), то ежегодное снижение показателя составит 1,8–2,7%, что близко к выводу Кольера. Таким образом, можно предположить: в результате продолжительности вооруженного конфликта экономика страны адаптируется и компенсирует потери, которые характерны для конфликтов продолжительностью до двух лет.

Динамика показателей ВВП на душу населения для Украины в первые два года войны соответствует общему тренду. Это свидетельствует о том, что экономика Украины по показателю ВВП на душу населения может продемонстрировать рост не раньше 2019 года в случае сохранения интенсивности противостояния.

Изменение некоторых макропоказателей до и после вооруженных конфликтов, $ на душу населения


Use regions / landmarks to skip ahead to chart and navigate between data series.
Руанда
Long description.
No description available.
Structure.
Chart type: column chart.
The chart has 1 X axis displaying categories.
The chart has 1 Y axis displaying $.
Chart graphic.
$ Руанда 1990–1994 Расходы правительства Внутренние инвестиции   Расходы домохозяйств  Экспорт  Импорт  0100200300Highcharts
Use regions / landmarks to skip ahead to chart and navigate between data series.
Демократическая Республика Конго
Long description.
No description available.
Structure.
Chart type: column chart.
The chart has 1 X axis displaying categories.
The chart has 1 Y axis displaying $.
Chart graphic.
$ Демократическая Республика Конго 1997 (до начала конфликта) 1999 (после конфликта) Расходы правительства Внутренние инвестиции    Расходы домохозяйств   Экспорт  Импорт 050100150Highcharts
Use regions / landmarks to skip ahead to chart and navigate between data series.
Мали
Long description.
No description available.
Structure.
Chart type: column chart.
The chart has 1 X axis displaying categories.
The chart has 1 Y axis displaying $.
Chart graphic.
$ Мали 2011 (до начала конфликта) 2012 (после конфликта) Расходы правительства Внутренние инвестиции    Расходы домохозяйств   Экспорт  Импорт 0100200300400500Highcharts
Use regions / landmarks to skip ahead to chart and navigate between data series.
Ливия
Long description.
No description available.
Structure.
Chart type: column chart.
The chart has 1 X axis displaying categories.
The chart has 1 Y axis displaying $.
Chart graphic.
$ Ливия 2010 (до начала конфликта) 2011 (после конфликта) Расходы правительства Внутренние инвестиции    Расходы домохозяйств   Экспорт  Импорт  02.5k5k7.5k10kHighcharts
Use regions / landmarks to skip ahead to chart and navigate between data series.
Сербия
Long description.
No description available.
Structure.
Chart type: column chart.
The chart has 1 X axis displaying categories.
The chart has 1 Y axis displaying $.
Chart graphic.
$ Сербия 1998 (до начала конфликта) 1999 (после конфликта) Расходы правительства Внутренние инвестиции    Расходы домохозяйств   Экспорт  Импорт 05001000150020002500Highcharts
Use regions / landmarks to skip ahead to chart and navigate between data series.
Ирак
Long description.
No description available.
Structure.
Chart type: column chart.
The chart has 1 X axis displaying categories.
The chart has 1 Y axis displaying $.
Chart graphic.
$ Ирак 2002 (до начала конфликта) 2003 (после конфликта) Расходы правительства Внутренние инвестиции    Расходы домохозяйств   Экспорт  Импорт 0200400600800Highcharts
Use regions / landmarks to skip ahead to chart and navigate between data series.
Грузия
Long description.
No description available.
Structure.
Chart type: column chart.
The chart has 1 X axis displaying categories.
The chart has 1 Y axis displaying $.
Chart graphic.
$ Грузия 2007 (до начала конфликта) 2008 (после конфликта) Расходы правительства Внутренние инвестиции    Расходы домохозяйств   Экспорт  Импорт 05001000150020002500Highcharts
Use regions / landmarks to skip ahead to chart and navigate between data series.
Чад
Long description.
No description available.
Structure.
Chart type: column chart.
The chart has 1 X axis displaying categories.
The chart has 1 Y axis displaying%.
Chart graphic. % Чад 2005 (до начала конфликта) 2010 (после конфликта) Расходы правительства Внутренние инвестиции    Расходы домохозяйств   Экспорт  Импорт 0100200300400Highcharts

Анализ пяти дополнительных макроэкономических показателей в некоторых странах с военными конфликтами демонстрирует схожие тенденции.

На этом фоне значительно отличается конфликт в Чаде. Это обусловлено тем, что после битвы за Нджамену в 2008 году война стала позиционной, без использования авиации и тяжелой техники. Локализация боевых столкновений в районе  границы Чада и Судана позволила экономике Чада адаптироваться и продемонстрировать рост.

Эта модель может быть применена в Украине при исследовании дальнейшего поведения ее экономики. При отсутствии резких изменений на фронте, сохранении боевых действий исключительно на линии соприкосновения есть все основания прогнозировать экономический рост, который будет ускоряться в результате адаптации бизнеса и экономики к ситуации в зоне конфликта (АТО).

Расходы правительства. Почти во всех проанализированных случаях (78%) вооруженные конфликты приводили к росту показателя расходов правительства на душу населения. Это обусловлено тем, что с начала вооруженного противостояния увеличиваются расходы на безопасность и оборону, а также на ремонт и восстановление инфраструктуры, разрушенной в результате боевых действий.

Сравнительный анализ показывает наличие исключений, как, например, в Сербии, где показатель за время конфликта снизился из-за сокращения населения на 300 000 жителей и комплексных международных санкций, которые были введены в 1991 году и сняты только в 2001-м. Но после операции НАТО в 1999 году расходы правительства выросли более чем вдвое. Поэтому конфликт в Сербии все же привел к росту правительственных расходов, но после отмены санкций.

Аналогичную картину можно наблюдать на примере Ирака, где комплексные международные санкции были введены в 1990 году и сняты в 2003-м. Сербия и Ирак – единственные страны, демонстрировавшие снижение правительственных расходов во время конфликта. Такой эффект срабатывает только в случае введения комплексных санкций и не действует в случае введения санкций на поставку оружия, ограничения въезда или в виде замораживания активов.

Соответственно, сдерживающий эффект санкционного давления на правительственные расходы хотя и не вызывает сомнений, но оборачивается ростом этого показателя сразу после отмены таких санкций.

Внутренние и внешние инвестиции. Вооруженный конфликт влияет как на внутренних, так и иностранных инвесторов. В зависимости от интенсивности конфликта они выводят капитал за границу или переносят производственные мощности в другие регионы страны.

Фактор вывода капитала остается актуальным в обоих сценариях поведения внутренних инвесторов в качестве возможности сохранения капитала в условиях неуверенности и неопределенности будущего национального рынка. При этом чем больше вероятность расширения зоны боевых действий и/или внешней агрессии, тем больше страхования инвестиционного капитала за рубежом.
Внутренние инвестиции являются одним из наиболее чувствительных показателей к вооруженным конфликтам. Начало вооруженных столкновений оказывает негативное влияние сразу как на финансовые, так и на реальные инвестиции. Это связано с тем, что фондовые рынки и рынки ценных бумаг в стране конфликта мгновенно на него реагируют, а вложение средств в капитальное строительство приостанавливается из-за высоких рисков, особенно в случае нахождения объектов таких инвестиций в зоне боевых действий. В то же время инвесторы воздерживаются от вложения средств в развитие производства из-за неуверенности в будущем.

В Чаде территориальная концентрация боевых действий не затрагивала базовые регионы инвестирования и экономической активности. В йеменском же конфликте объединение Северного и Южного Йемена с ликвидацией социалистического уклада экономики на Юге дало сильный толчок к развитию экономики объединенной страны.

Переход к капиталистической форме общественного устройства произвел такой сильный эффект, что гражданская война (апрель–июль 1994 года) не смогла существенно сказаться на объемах внутренних инвестиций. Политические изменения, произошедшие после подавления Юга во второй половине 1994 года, ликвидация социалистической партии позволили расширить доступ к инвестиционным проектам и объектам. Именно это объясняет отличие йеменского кейса от общей тенденции сокращения уровня внутренних инвестиций в результате вооруженных конфликтов.

В Мали падение внутренних инвестиций составило на следующий год после завершения конфликта 11%, в Таджикистане – 27,1%, в Грузии – 57,6%.

Приведенные примеры доказывают прямую связь между вооруженным конфликтом и снижением внутренних инвестиций. Увеличение отрицательного влияния на объемы внутренних инвестиций происходит в результате оккупации или захвата определенной территории, нарушает экономические и инвестиционные связи между территориями в рамках одного государства и отражается на национальной статистике.

Особенно это заметно в случаях, когда непосредственный инвестор оказывается в зоне оккупации или конфликта и вынужден прекратить инвестиционную деятельность или изменить ее географию. В то же время в случае, если инвестор остается на подконтрольной правительству территории, негативный эффект значительно снижается, поскольку происходит изменение объектов или географии инвестирования внутри страны и средства продолжают учитываться в национальной статистике внутренних инвестиций.

От поведения внутренних инвесторов радикально отличается поведение внешних, соответственно и реакции показателя прямых иностранных инвестиций (ПИИ). Межгосударственные конфликты и войны приводят к снижению объемов инвестиций, которые вдвое превышают аналогичный эффект от гражданского конфликта. Впрочем, анализ свидетельствует о том, что в некоторых случаях вооруженное противостояние не приводит к свертыванию инвестиций. На основании анализа можно сделать вывод о том, что, как правило, сокращение притока ПИИ происходит на следующий год после конфликта. Именно в первый год противостояния происходит оценка будущих перспектив рынка, активности сторон, безопасности функционирования бизнеса, возможностей физического обеспечения его защиты.

Внутренний и внешние конфликты всегда имеют риск перекинуться на соседние страны. Даже если гражданская война является исключительно результатом внутренних процессов, национальные инвесторы могут бояться того, что война распространится на соседей. В результате инвесторы часто прибегают к выводу своих инвестиций как из страны, где ведется война, так и из соседних государств.

Ресурсная мобилизация в результате оборонных расходов делает внутренние и иностранные инвестиции более привлекательными. Такой вывод не касается оборонных расходов, направляемых на агрессию.

Существует два сценария, не включающие в себя разрушительный эффект от конфликта, в которых уровень инвестиций в странах, находящихся в конфликте, будет уменьшаться. В первом из них это происходит на фоне сокращения государственных доходов. Пока граждане интерпретируют конфликт как временный, они будут тратить средства в потребительских целях, снижая уровень капитала, который может быть направлен в инвестиции. Во втором случае частные инвесторы опасаются риска ухудшения ситуации в сфере безопасности и переключаются на другие привлекательные возможности, предлагающие больший уровень безопасности.

В любом случае можно утверждать, что локальные конфликты могут иметь ограниченное влияние на наличие инвестиций, если:

• инвестор способен физически защитить их на территории конфликта;
• инвестиции направляются на территорию, на которую не распространяется вооруженный конфликт, и существует возможность их физической защиты в случае расширения зоны конфликта;
• на фоне вооруженного конфликта происходят положительные изменения в инвестиционном климате (например, власть становится лояльной или впустила западных инвесторов, проводятся реформы, свергнут диктаторский или коррупционный режим и т. д.).
На примере Украины мы видим, что, несмотря на сокращение инвестиций в 2014 году (последовательное сокращение происходило с 2012-го), в 2015 году был продемонстрирован рост показателя ПИИ с $0,85 млрд до $3,05 млрд.

Национальная валюта. Вооруженные конфликты сказываются на курсе национальной валюты во всех проанализированных кейсах, кроме Чада. В большинстве случаев обесценивание национальной валюты было значительным. Так, в частности, в Сьерра-Леоне (92,8%), Алжире (92,3%), Сербии (83,7%), Руанде (76,9%), Бурунди (77,6%), Йемене (70 %) были самые высокие показатели девальвации национальной валюты в первый год конфликта. Самые низкие показатели – в Мали (7,6%), Ливии (11,9%), Грузии (10,8%), а также в ДРК (13,2%). Украина в первый год конфликта продемонстрировала девальвацию на уровне 63,4%, что ниже показателей пятерки стран – лидеров падения курса национальной валюты.

Девальвационный эффект от вооруженного конфликта обусловлен комплексом причин, рассматриваемых в этом материале: разрушением инфраструктуры, сокращением объемов экспорта и прямых иностранных инвестиций, оттоком капитала, включая банковский, что приводит к дефициту на рынке валюты, а также – в случаях межгосударственных конфликтов – торговыми блокадами или разрывом торгово-экономических связей.

Таким образом, девальвация национальной валюты является одним из постоянных последствий вооруженных конфликтов независимо от наличия эффекта для всех других макроэкономических показателей, анализируемых в материале. При этом в большинстве случаев девальвация ограничивается периодом от одного до трех лет после завершения конфликта. Исключением являются кейсы, когда вооруженный конфликт приводит к значительному разрушению инфраструктуры, потери части территории с устойчивыми хозяйственными связями или со значительными жертвами. Кейс Украины является именно примером комплексного воздействия факторов, присущих межгосударственному конфликту: оккупация части территории, потеря экспортных рынков соседней страны, отток капитала. Как показывает проведенный анализ, чем существеннее последствия конфликта для системы экономики государства, тем дольше по времени продлится девальвация национальной денежной единицы.

А значит, можно сделать вывод о том, что влияние вооруженного конфликта на девальвацию национальной валюты страны конфликта зависит от того, насколько такой конфликт является разрушительным для системы экономики государства, как быстро его последствия можно преодолеть или компенсировать, например, за счет других рынков.

Показатели внешнего долга. Результаты анализа указывают на влияние военного конфликта на показатель внешнего долга. Это влияние обусловлено оттоком иностранного капитала из страны, на территории которой ведутся боевые действия, из-за инвестиционных рисков, а также необходимостью займов, направляемых как на оборонные расходы, так и на восстановление инфраструктуры после боевых действий. Кроме оттока иностранного капитала, вооруженный конфликт негативно влияет на готовность иностранного капитала к инвестициям.

Анализ показывает, что в первый год конфликта наблюдается увеличение внешнего суверенного долга. Впрочем, в дальнейшем этот показатель ведет себя разнонаправленно и, скорее всего, определяется влиянием конфликта на экономику, объемом инвестиций и внешней помощи государству, пострадавшему в результате конфликта, а также продолжительностью конфликта и интенсивностью противостояния.

Кроме того, вооруженный конфликт во многих случаях приводит к сокращению программ помощи развитию, что требует компенсации потребностей за счет увеличения суверенных займов.

Изменение внешнего долга в результате вооруженного конфликта, $ млрд

Внешний долг до конфликта

Внешний долг за год с начала конфликта

ДРК 

302

344

Бурунди

114,7

123,4

Руанда

28,0

127,4

Гвинея-Бисау

362,9

504,5

Сьерра-Леоне

176,6

229,6

Мали

23

25,6

Ливия

5,8

6,3

Сербия

60,01

176,9

Таджикистан 

23,6

44,3

Алжир

46,9

65,5

Чад

28,9

28,3

Ирак

62,2

120

Йемен

12

40

Грузия

29

61

Украина 

100

137

Расходы домохозяйств. Анализ показывает, что вооруженные конфликты в почти 80% рассмотренных кейсов приводят к сокращению расходов домохозяйств. Этот показатель тесно связан с трендом сокращения потребительских расходов в результате таких конфликтов.

Сокращение количества домохозяйств происходит как из-за разрушения объектов инфраструктуры, так и из-за того, что беженцы и внутренне перемещенные лица либо выезжают из страны, либо расселяются таким образом, что не создают новых домохозяйств (например, в лагерях беженцев или у родственников). Также сокращение расходов домохозяйств может быть следствием сокращения рабочих мест как из-за разрушения бизнес-инфраструктуры, так и из-за оттока инвестиций.

При сокращении количества домохозяйств соответственно уменьшается и уровень потребления. Потребительские расходы формируются за счет расходов домохозяйств на текущее потребление, расходов на товары длительного потребления и расходов на услуги. По результатам анализа можно утверждать, что во время вооруженных конфликтов сокращение потребительских расходов приводит к сокращению расходов домохозяйств на текущее потребление и услуги. В зависимости от интенсивности конфликта, территории охвата, общего уровня благосостояния населения и этнической специфики может отличаться влияние конфликта на расходы на товары длительного потребления.

Чем беднее общество, тем больше влияние конфликта на сокращение таких расходов. В то же время в некоторых случаях, например в Украине, лица, которые оставили неподконтрольную Украине территорию, исходя из рисков и потребностей, увеличили расходы на такие товары. Вооруженный конфликт, учитывая его негативное влияние на инфляционные показатели и национальную валюту, также может способствовать временному увеличению расходов на товары длительного потребления в качестве средства секьюритизации сбережений в условиях высоких рисков.

В большинстве случаев, особенно в бедных странах, вооруженные конфликты приводят к сокращению этого макропоказателя. Так, вооруженный конфликт в Таджикистане в 1992–1993 годах привел не только к сокращению расходов домохозяйств, но и к сокращению потребительских расходов с $346 на душу населения до $145 (-51,8%).

Несмотря на то что тенденция сокращения этого показателя наблюдалась в Таджикистане с 1991 года, анализ других стран доказывает, что взаимосвязь между вооруженным конфликтом и сокращением потребительских расходов существует. Например, конфликт в ДРК привел к падению уровня потребительских расходов с $200 на душу населения в 1997 году до $61,8 в 1999 году (-69,1%). Следует также отметить, что во многих случаях сокращение потребительских расходов было одним из факторов начала вооруженных конфликтов, а значит, предшествовало конфликту. Таким образом, можно сделать вывод, что, несмотря на то, предшествует ли сокращение потребительских расходов конфликту или является его следствием, этот показатель сопровождает вооруженное противостояние.

Экспорт. В большинстве проанализированных случаев вооруженные конфликты сказались на снижении экспорта. Это связано с разрушением экспортных мощностей, трансграничным ограничением перемещения товаров (в межгосударственных конфликтах), торговой блокадой, а также с введенными санкциями. Впрочем, на фоне общего тренда можно увидеть атипичную ситуацию с экспортными показателями в время конфликта в Мали. Это связано с тем, что экспортные мощности страны находились на значительном расстоянии от зоны боевых действий (на юге страны), а сама зона конфликта была свободна от значительной инфраструктуры.

Анализ экспортных показателей в длительных вооруженных конфликтах свидетельствует о том, что негативный эффект актуален для сырьевых экономик только в течение первых двух лет. После этого происходит адаптация экспортных секторов с восстановлением тренда роста. Характерным примером является Алжир, где в первый год вооруженного конфликта экспорт сократился на 11,8%, второй – 16,7%, после чего был продемонстрирован рост. В течение последующих лет динамика менялась в соответствии с обстановкой на месторождениях от 20,5% в 1998 году до 56,4% в 2000 году.

Аналогичную картину можно наблюдать на примере Второй гражданской войны в Чаде, где вспышки боевых действий в зоне экспортных мощностей в 2007 и 2009 годах влияли на экспортные показатели – падение на 4,1 и 12,8% соответственно.

Таким образом, вооруженные конфликты не оказывают негативного влияния на экспортные показатели только в случаях:

- когда боевые столкновения происходят на значительном удалении от зоны концентрации экспортных мощностей;

- когда вооруженный конфликт продолжается длительное время и экспортные мощности имеют возможность адаптироваться к работе в условиях войны.

Эти выводы характерны и для Ирака. Рост показателя экспорта в расчете на душу населения обусловлен ростом цен на нефть после начала вторжения коалиционных войск. Впрочем, если оценивать объемы экспорта за 2003 год в постоянных ценах 1970 года, будет очевидным сокращение экспорта на 11,8%. Это означает, что увеличение показателей экспорта в данном случае было обусловлено ростом цен на энергоносители после начала операции коалиционных сил в Ираке.

Импорт. В 71% рассмотренных при анализе конфликтов существует корреляция между вооруженным противостоянием и снижением показателей импорта. Сокращение импорта в большинстве случаев обусловлено падением потребительского спроса, снижением покупательной способности населения. Девальвация национальной валюты обычно сопровождает вооруженный конфликт, приводит к инфляционному скачку, прежде всего, товаров иностранного происхождения. Таким образом, снижение покупательной способности населения, расходов домохозяйств, потребительского спроса на фоне роста цен на импортные товары приводит к сокращению импорта, что было ощутимо в 2015 году в Украине. Обычно на потребление импортной продукции ориентированы представители среднего класса и состоятельных слоев населения, которые наиболее чувствительны к вооруженным конфликтам. Именно они одними из первых покидают зону боевых действий, переезжая в другие регионы (Донбасс), или эмигрируют за рубеж (Сирия, Ливия). Таким образом, выезд среднего класса как потребителя импортной продукции из страны конфликта также способствует снижению спроса на импортные товары и услуги.

Циклический эффект конфликта. В большинстве случаев, как показывает мировой опыт, бедность способствует возникновению конфликтов. Она является мотивацией для многих людей активно участвовать в боевых действиях и использовать вооруженный конфликт как средство зарабатывания денег. Вооруженный конфликт в результате разрушения инфраструктуры, жертв среди военнослужащих и мирного населения (потеря кормильцев), появления беженцев и внутренне перемещенных лиц способствует росту бедности. Таким образом, существует определенная цикличность в воздействии бедности на возникновение конфликта и рост бедности в результате конфликта.

Выводы. Динамика макропоказателей в Украине после 2014 года соответствует общим трендам поведения национальной экономики в условиях реагирования на вооруженный конфликт.

В то же время специфика вооруженного конфликта на территории Украины, имеющего все признаки межгосударственного конфликта с использованием и поддержкой одной из стран вооруженных формирований на территории другого государства, позволяет делать выводы о возможностях Украины увеличить показатели притока прямых иностранных инвестиций. Ситуация с показателями экспорта по состоянию на 2016 год является атипичной, поскольку с его второй половины должен был наблюдаться рост экспорта.

Преодоление влияния вооруженного конфликта может быть достигнуто путем реформ в секторе экономики с улучшением инвестиционного климата и уровня защиты инвестиций и прав собственности. Правительству следует обратить внимание на риски постконфликтного торгового дисбаланса, когда импорт демонстрирует рост, а экспорт – падение (случай Сьерра-Леоне, Руанды). Именно это продемонстрировала Украины по результатам 2016 года.

Авторы материалов OpenMind, как правило, внешние эксперты и специалисты, которые готовят материал по заказу редакции. Но их точка зрения может не совпадать с точкой зрения редакции Mind.

В то же время редакция несёт ответственность за достоверность и соответствие реальности изложенной мысли, в частности, осуществляет факт-чекинг приведенных утверждений и первичную проверку автора.

Mind также тщательно выбирает темы и колонки, которые могут быть опубликованы в разделе OpenMind, и обрабатывает их в соответствии со стандартами редакции.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA
Проект использует файлы cookie сервисов Mind. Это необходимо для его нормальной работы и анализа трафика.ПодробнееХорошо, понятно