Суды, долги и топливный вопрос: зачем приватизировать «Центрэнерго»

Суды, долги и топливный вопрос: зачем приватизировать «Центрэнерго»

И с какими рисками может столкнуться потенциальный покупатель

Этот материал также доступен на украинском
Суды, долги и топливный вопрос: зачем приватизировать «Центрэнерго»

Фонд госимущества Украины в течение 2019 года планирует продать через открытый аукцион ЧАО «Центрэнерго». Заявленная стартовая цена – около 6 млрд грн. Однако привлекательность актива для инвестора снижает наличие у предприятия миллионных долгов и судебных исков к нему, а также проблемы с сырьевой базой. Основной бизнес «Центрэнерго» – производство электроэнергии путем сжигания угля, львиную долю в цепочке поставок которого поделили три компании. Недавно на эту ситуацию обратило внимание и правительство. Кабмин поручил ФГИУ и Минэкономразвития разобраться с механизмами закупки угля. Один из насущных вопросов – игнорирование предприятием государственных поставщиков. Сейчас перекосы в работе «Центрэнерго» – это забота прежде всего государства. Однако в случае продажи компании эти и другие вопросы коснутся будущего собственника. О том, что можно сделать уже сейчас и какой опыт следует вынести из предыдущих попыток приватизировать предприятие, специально для Mind рассказали Дмитрий ЯблоновскийРоман Солтисяк и Наталья Касьяненко – соответственно заместитель исполнительного директора, экономист Центра экономической стратегии и стажер Центра экономической стратегии.

Фонд государственного имущества планирует повторно выставить на продажу энергогенерирующую компанию ЧАО «Центрэнерго». За почти 80% государственных акций Кабмин установил стартовую цену – примерно 6 млрд грн. Продать актив планируют до конца сентября этого года.

Что представляет собой это предприятие? В состав «Центрэнерго» входят три тепловые электростанции: Углегорская, Змиевская и Трипольская, а также ремонтное предприятие ПП «Ремэнерго». В прошлом году они сгенерировали 8,7 млрд киловатт-часов. Это 5,5% всей производимой электроэнергии в Украине и 18% – производимой именно на тепловых электростанциях. По сравнению с 2017 годом объемы генерации электроэнергии выросли на 38%. Около половины выработала Углегорская ТЭС, четверть – Змиевская и столько же Трипольская ТЭС.

Уже восемь лет «Центрэнерго» приносит прибыль. А в 2017-м после введения регулятором формулы «Роттердам+» компания показала рекордный результат: несмотря на увеличение продаж лишь на 2% чистая маржа компании увеличилась с 6 до 17%, а рентабельность активов – с 10 до 19%. В течение 2017 года показатели ликвидности и платежеспособности также выросли и остаются выше среднерыночных. Однако в прошлом году чистая прибыль компании упала примерно в четыре раза: с почти 2 млрд грн до почти 500 млн. Основная причина уменьшения прибыльности компании – рост себестоимости продукции, то есть увеличение расходов на уголь.

Зачем продавать «Центрэнерго»? Государство – неэффективный собственник, а государственные предприятия – источник коррупции. «Центрэнерго» фигурирует в нескольких уголовных производствах. Так, с 2017 года Генеральная прокуратура расследует завладение группой лиц 45,5 млн грн этого предприятия в сговоре с его работниками. А следователи НАБУ по другому делу установили, что частная компания «Торговый Дом-ресурс» покупала у государственного предприятия «Краснолиманская» уголь на треть дешевле рыночной цены, и уже по рыночной цене реализовывала тот же уголь «Центрэнерго». Недавно Верховный суд поддержал аннулирование договора поставки, который давал возможность частной компании наживаться на схеме между двумя госпредприятиями.

Оставаясь в государственной собственности, «Центрэнерго» будет источником доходов для лиц, связанных с политиками, и из года в год без достаточных инвестиций в модернизацию будет терять стоимость активов. Уменьшить коррупционные риски могло бы создание независимого наблюдательного совета. Однако это – только лечение симптомов. Для полного излечения от коррупционной болезни нужна ликвидация ее источника – государственной собственности на активы.

Как пытались приватизировать раньше? «Центрэнерго» пытаются продать уже в течение семи лет. Это последняя энергогенерирующая компания в собственности государства. Первая попытка приватизации объекта была в 2013-м, но ей помешала авария на Углегорской ТЭС. В следующем году конкурс отменили. А в последний раз приватизировать предприятие пытались в декабре 2018-го, однако за два дня до проведения аукциона отменили из-за неправильного заполнения документов одним из участников и российского происхождения другого.

Какой инвестор нужен? Найти для «Центрэнерго» платежеспособного иностранного инвестора – заявленная цель Фонда госимущества. Среди требований к будущему покупателю: своевременная уплата налогов и зарплаты, использование угля преимущественно с украинских шахт, обеспечение рабочего состояния оборудования всех электростанций, развитие предприятия. Кроме того, инвестором не может стать компания из офшорной зоны, с непрозрачной структурой собственности и из страны-агрессора.

Потенциальные риски для инвестора. Шансы на привлечение эффективного собственника из-за рубежа – не велики. Основные причины: долги, судебные иски и необходимость иметь стабильный источник поставок угля, желательно недалеко от ТЭС.

С 2004 года в отношении предприятия возбуждено производство о банкротстве: общая сумма, вошедшая в требования кредиторов, – более 136 млн грн. А накануне того, как «Центрэнерго» выставили на продажу, в 2016 году его долги начали концентрировать фирмы, связанные с экс-депутатом и фигурантом энергетических афер Дмитрием Крючковым. И его же компания ООО «Баланс Групп» (одна из кредиторов) пыталась принять участие в предыдущей приватизации предприятия. Учитывая, что сейчас Крючков публично говорит о коррупции в «Центрэнерго» и критикует одного из главных претендентов на его покупку – Виталия Кропачева, можно предположить, что и на этот раз он настроен прийти на конкурс.

Кроме споров с кредиторами, добавить судебную волокиту угрожал и сам бизнесмен Виталий Кропачев. Он заявлял о намерениях обжаловать то, что его не допустили к предыдущей попытке приватизации «Центрэнерго». Кропачева называют куратором угольной отрасли от нардепа БПП Игоря Кононенко. Летом 2017-го его компания приобрела ООО «Краснолиманское», которое занимается добычей на территории одноименного государственного предприятия «Краснолиманская». А с 2018 года, по источникам Bihus.info, один из основных поставщиков «Центрэнерго» – фирма «Шахтарсктранс» (которая еще и записана на соседа Кропачева) начала закупать больше половины угольной продукции у ООО «Краснолиманское». В прошлом году «Шахтарсктранс» увеличил продажи на «Центрэнерго», потеснив ДТЭК.

Поставщики угля на «Центрэнерго»

Приватизація “Центренерго”: суди, борги та паливне питання
Приватизація “Центренерго”: суди, борги та паливне питання

Возможные покупатели и сценарии приватизации. Компания Кропачева – сейчас главный поставщик государственного «Центрэнерго». Также Виталий Кропачев владеет обогатительными фабриками «Украина» и «Россия». То есть в распоряжении бизнесмена – и доступ к украинскому сырью, и мощностям для его переработки. Чтобы замкнуть эту цепочку (завершить вертикальную интеграцию производства), ему не хватает мощностей для сжигания угля – «Центрэнерго». Это позволяет называть Кропачева одним из наиболее вероятных покупателей компании.

Расширить круг претендентов могла бы продажа компании вместе с ГП «Краснолиманская», поскольку бизнес «Центрэнерго» заключается в сжигании угля для производства электроэнергии. Ограниченные возможности диверсификации поставок на «Центрэнерго» через преимущественную добычу украинского угля ДТЭК (который также владеет ТЭС и конкурирует с «Центрэнерго») добавляет неопределенности иностранным инвесторам. Однако в такой совместной продаже компаний существуют препятствия: тот же Кропачев арендует пласты «Краснолиманской» до 2032 года. В то же время он судится с этим государственным предприятием за почти 3 млрд грн из-за якобы самовольного пользования его недрами. В случае приватизации предприятий пакетом государству следовало бы решить вопрос с арендатором, не перекладывая его на потенциального покупателя. Однако на «Центрэнерго» уже официально заявили: предприятия будут продавать отдельно.

Опыт приватизации «Центрэнерго» прошлых лет говорит не только о сложности организации продаж, но и об отсутствии заинтересованности со стороны иностранного бизнеса. Так, в 2018-м на конкурс не подался ни один европейский инвестор. В этом году препятствием также может стать переходное состояние рынка электроэнергии: от установления тарифа регулятором до рыночного ценообразования. Поэтому продажа актива иностранному собственнику да еще и по максимальной цене, кажется маловероятным сценарием. Но, по нашему мнению, риски сохранения предприятия в государственной собственности перевешивают риски приватизации, и со временем его инвестиционная привлекательность будет только уменьшаться.

В то же время велика вероятность участия в конкурсе именно Кропачева. Учитывая потребность в завершении вертикальной интеграции, очевидно, он будет готов заплатить больше других участников.

Но приватизация «Центрэнерго» необходима. Поскольку есть риск, что из-за дальнейшей задержки через несколько лет продавать просто нечего будет.

Что останется государству? Государство должно создать стимулы к модернизации и уменьшению вредных выбросов в процессе работы предприятия после его приватизации. По Энергетической стратегии, все мощности тепловой генерации в 2035 году должны соответствовать экологическим требованиям ЕС. Новый собственник вместо максимизации объема сожженного угля должен быть заинтересован в увеличении КПД станций. Это также поможет ему выиграть конкурентную борьбу с другими производителями электроэнергии.

Поэтому государству как регулятору предстоит создать равные правила игры и не допустить злоупотреблений новым собственником после открытия рынка электроэнергии.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате