Свести счеты: 7 вопросов о конфискации имущества Петра Порошенко

Свести счеты: 7 вопросов о конфискации имущества Петра Порошенко

Почему заявления о преступлениях бывшего президента выглядят притянутыми за уши

Этот материал также доступен на украинском
Свести счеты: 7 вопросов о конфискации имущества Петра Порошенко
Фото: УНИАН

Недавно бывший заместитель главы Администрации президента Виктора Януковича Андрей Портнов подал в Государственное бюро расследований сразу четыре заявления о преступлениях, якобы совершенных экс-главой государства Петром Порошенко. Их основная цель – кроме медийной огласки в дружественных СМИ и политического давления – конфискация имущества бывшего гаранта. Впрочем, юридические перспективы реализации этого плана весьма призрачны, считает Анатолий Яровой, адвокат, партнер АО «Радзиевский и Яровой».

Оставив за скобками политическую составляющую, мы решили ответить на самые распространенные юридические вопросы по этому кейсу.

В чем конкретно заключаются обвинения?

Первое заявление – приказ украинским морякам осуществить переход через Керченский пролив, в результате чего они попали в плен. По мнению Портнова, эти действия нанесли ущерб обороноспособности страны и были попыткой захватить власть, имеют признаки государственной измены, а также являются превышением власти военным лицом.

Второе заявление – о продаже «Кузницы на Рыбальском», в результате которой якобы произошла легализация $300 млн и уклонения от уплаты налогов в особо крупных размерах.

Третье – о схеме якобы незаконного завладения телеканалом «Прямой», в результате которого будто бы также имело место отмывание доходов и неуплата налогов.

И четвертое – о якобы незаконном вмешательстве Порошенко в процедуру назначения членов Высшего совета правосудия в результате применения неопубликованного, а следовательно, и недействующего указа ( «захват государственной власти») и умышленное неисполнение решения Окружного админсуда Киева.

Правильно ли квалифицированы «преступления»?

В каждом из заявлений фигурирует как минимум одно преступление, в качестве наказания за которое предусматривается конфискация имущества. Но такая квалификация преступлений несколько притянута за уши.

Например, можно ли говорить о «захвате власти» (заявления о Керченском проливе и ВРП), если Порошенко на момент якобы совершения потенциального правонарушения и без того находился у власти, к тому же на высшем посту? Если и говорить о нарушениях, то более уместной была бы классификация «Злоупотребление служебным положением», «Превышение власти». Но этими статьями, как и статьями о других служебных преступлениях, не предусмотрена конфискации имущества.

Так же сомнительно выглядит и квалификация «легализация доходов» в отношении продажи «Кузницы на Рыбальском» и получения контроля над «Прямым» (что еще надо доказать).

Правоохранительные органы в Украине любят интерпретировать любые хозяйственные сделки как попытку сторон скрыть что-либо от государства, но иногда покупка актива – это просто покупка актива.

В каких случаях применяют конфискацию имущества?

В уголовном процессе существует несколько способов, которыми государство может ограничить гражданина в пользовании его имуществом.

Способ №1 – арест имущества, то есть временное лишение права собственности, налагается только по решению суда – до вынесения приговора по существу, то есть на время расследования. Для наложения ареста собственник имущества должен получить статус подозреваемого. То есть до этого должно быть проведено досудебное расследование, собраны соответствующие доказательства, сообщено о подозрении.

Арест налагается:

  • если имущество является предметом или доказательством совершенного преступления,
  • если санкция инкриминируемой статьи предусматривает конфискацию или для возмещение причиненного преступлением ущерба.

Способ №2 – конфискация. В отличие от ареста ее применяют исключительно к уже осужденным лицам, то есть когда обвинительный приговор уже вынесен и судебное решение вступило в законную силу. При конфискации имущество в принудительном и безвозмездном порядке забирает государство. Применяется только в качестве наказания за тяжкие и особо тяжкие преступления, а также за все преступления против основ национальной безопасности (государственная измена, подрыв конституционного строя, поддержка терроризма и т. д.).

Объем конфискованного имущества не имеет корреляции с объемом причиненного ущерба, ибо цель конфискации – не покрытие убытков, а материальное наказание, которое носит воспитательный характер для осужденного и эффект устрашения для потенциальных преступников и их окружения.

Возможна ли «конфискация в результате сделки со следствием»?

На одном из телеэфиров Андрей Портнов озвучил тезис о том, что состояние экс-президента может быть арестовано и конфисковано «на основании, в том числе, сделки со следствием», которую может теоретически заключить любой фигурант, разоблачив при этом Порошенко в совершении преступления.

Звучит очень красиво, но на практике свидетельства «сообщников» – это только часть доказательств по уголовному делу. Ведь если бы все обличительные заявления воспринимались как чистая правда, это создавало бы риски для осуждения невиновных людей. Именно поэтому даже для ареста активов в правовом государстве понадобятся еще какие-то дополнительные доказательства, кроме слов запуганных или подкупленных людей.

Возможно ли применение к Петру Порошенко процедуры специальной конфискации?

Портнов заявил, что активы Порошенко могут быть конфискованы с применением института специальной конфискации.

Специальная конфискация отличается от «обычной» тем, что конфискованное имущество должно соответствовать ряду критериев. В частности, оно:

  • должно быть приобретено в результате совершения преступления или являться доходами от такого имущества;
  • могло использоваться для финансирования преступления.

Есть и другие отличия. Например, спецконфискация может быть применена не только к виновным лицам, но и к «покупателям» имущества, которые вообще не осуждены и не признаны виновными, но при этом знали о преступном происхождении этого имущества.

Кроме того, спецконфискация может применяться к любому преступлению, за которое предусмотрено основное наказание в виде лишения свободы, а не только к тем, где прямо указана возможность конфискации.

Как и «обычная» конфискация, спецконфискация может применяться исключительно на основании приговора суда. Кроме того, она не может касаться активов, приобретенных до 2014 года.

Таким образом, к состоянию Порошенко такая мера действительно может быть применена, но только для приобретенному за время президентства.

Возможна ли конфискация иностранных активов Порошенко, в частности «панамских»?

Портнов также заявил, что возможна конфискация и офшорных компаний бывшего президента. Однако для этого нужно выполнить как минимум два условия:

  • получить обвинительный приговор суда в Украине по статье, где одним из видов наказаний является конфискация имущества, которым будет доказано, что активы были предметом преступления (например, через них нелегально выводились средства, а не осуществлялись обычные хозяйственные операции);
  • доказать, что «панамские активы» действительно принадлежат Петру Порошенко.

Физически же добиться ареста будет сложно – это возможно только после выявления самих активов и направления соответствующего запроса о международной правовой помощи. Когда цель, с которой такой запрос направлялся, будет достигнута, для окончательной конфискации активов запрашивающая сторона должна предоставить обвинительный приговор суда.

Перспективно ли подавать такие заявления на бывших чиновников?

Если отбросить вопрос политической целесообразности таких заявлений и – вполне вероятно – личных мотивов Портнова, то любой гражданин Украины, который считает, что его права нарушены, или видит ущерб, наносимый государству, экономике, окружающей среде и т. д., имеет право подать соответствующие заявления, иски и ходатайства.

Другой вопрос, что нет уверенности в достаточной независимости судебной ветви власти и антикоррупционных органов, а также в готовности той или иной части общества принять настоящий, незаангажированный результат такого расследования.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате