Международное космическое право: кто несет ответственность за работу частных компаний

Международное космическое право: кто несет ответственность за работу частных компаний

И как им работать наряду с госпредприятиями

Этот материал также доступен на украинском
Международное космическое право: кто несет ответственность за работу частных компаний
Фото: pixabay.com

Недавно парламент Украины принял законопроект №1071, которым значительно расширил возможности частного сектора работать в космической отрасли. Этот шаг можно лишь приветствовать, ведь широкое привлечение частных инжиниринговых и производственных компаний в космические проекты – это общемировой тренд (сейчас в нем лидирует США). К тому же перспективы развития космических программ настолько масштабны, что работы хватит и государственным, и частным компаниям.

Вместе с тем всем этим предприятиям придется работать по общим нормам и правилам, которые прописаны в международном космическом праве и являются обязательными для всех стран. Владельцам частных компаний придется тщательно изучать все документы, принятые международными организациями за последние 60 лет. Что представляет собой международное космическое право, когда и к чему оно применяется, какова роль и ответственность государств-подписантов? За объяснениями Mind обратился к Анне Гуровой, кандидату юридических наук, научному сотруднику Института государства и права им. В. М. Корецкого НАН Украины.

Как появилось космическое право

История космического права началась в декабре 1958 года, когда Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию «Вопросы использования космического пространства в мирных целях». С запуска первого в мире спутника прошло чуть больше года: СССР запустил его 4 октября 1957 года. Мирность стала основным посылом в документе ООН, ведь в то время весь мир наблюдал за тем, как разворачивалась холодная война между двумя социальными полюсами – США и СССР. А новизна освоения космического пространства заставила оба государства искать паритет в правовом поле по урегулированию космической деятельности.

Уже в 1959 году был сформирован главный международный орган координации в сфере космоса – Комитет ООН по использованию космического пространства в мирных целях. Это наиболее авторитетный международный форум для согласования государствами позиций по развитию космического права. На базе комитета функционирует целая система структурных подразделений, обеспечивающих выполнение предусмотренных космическим правом международных процедур. Вскоре ГА ООН приняла еще одну важную резолюцию – «Международное сотрудничество в использовании космического пространства в мирных целях». В ней:

  • закреплено распространение международного права на космическое пространство;
  • заложена основа формирования правовых связей между государством и запущенным им космическим объектом через механизм международной регистрации;
  • отражен принцип свободного доступа для исследования и использования государствами космического пространства и небесных тел;
  • закреплен принцип неприсвоения ни одним из государств космического пространства и небесных тел.

В 1963 году появилась Декларация правовых принципов, регулирующих деятельность государств по исследованию и использованию космического пространства, в котором содержится наиболее полный перечень специальных принципов международного космического права. Именно на основе этих принципов и было разработано пять международных договоров, составляющих основу современного международного космического права:

  1. Договор о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела (1967 год; по состоянию на 1 января 2019 года ратифицировали 109 государств);
  2. Соглашение о спасении космонавтов, возвращении космонавтов и возвращении объектов, запущенных в космическое пространство (1968 года; 98 государств);
  3. Конвенция о международной ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами (1972 год; 96 государств);
  4. Конвенция о регистрации объектов, запускаемых в космическое пространство (1975 год; 69 государств);
  5. Соглашение о деятельности государств на Луне и других небесных телах (1979 год, 18 государств, Украина не является участником).

Параллельно развивалось и право, предусматривающее регулирование международных отношений в сфере мирного использования и исследования космоса. Например, Договор о запрещении испытаний в атмосфере, космическом пространстве и под водой (1963 год) и Конвенция о запрещении военного или какого-либо враждебного использования средств воздействия на природную среду (1977 год).

Кроме того, международное космическое право развивается по специфическим сегментам космической деятельности как на глобальном, так и региональном уровнях. Свидетельством отраслевого сотрудничества на глобальном уровне является система норм, которая регулирует статус Международного союза электросвязи и порядка использования государствами такого ограниченного ресурса, как геостационарная орбита. А региональное регулирование заключается в системе норм, сложившихся в результате учреждении Европейского космического агентства в 1975 году или Арабской корпорации по космическим коммуникациям в 1976 году и т. п.

«Верховный порядок» современных космических отношений

Стоит отметить, что сторонами международных космических договоров являются исключительно государства и международные организации. Только они имеют право их заключать. Это обуславливается такими понятиями, как «суверенитет» и «суверенные права», а также юридическим равенством этих субъектов, являющихся основой международного права. Именно поэтому довольно сомнительно признание частных компаний субъектами международного космического права, даже несмотря на то, что сейчас их становится все больше в структуре международных отношений в области исследования и использования космического пространства.

Нынешняя модель международного космического права закладывалась во времена, когда использование космического пространства в частных целях не предусматривалось. А если и предполагалось, то как отдаленная перспектива в небольших масштабах. Поэтому все международные обязательства по космической деятельности несут именно государства, но каждое из них, как метко отметил декан юридического факультета университета западного Сиднея Стивен Фриланд, «формирует такое законодательство, которое гармонично соединило бы выполнение этих обязательств и национальных приоритетов в сферах экономической, социальной, экологической и других значимых для государства политик».

Попробуем разобраться на примерах.

Регистрация космических объектов. Конвенция о регистрации 1972 года предусматривает, что каждое государство, которое запускает космический объект, заносит информацию об этом в соответствующий национальный реестр, и сообщает Генеральному секретарю ООН в ближайшее время. Украина, несмотря на содержание вербальной ноты, поданной Генеральному секретарю ООН еще в сентябре 1995 года, о создании национального реестра космических объектов фактически не имеет на сегодня нормативно определенного порядка того, как должна осуществляться регистрация объектов, запущенных субъектами, находящимися под ее юрисдикцией.

Австрия же, наоборот, в 2011 году приняла Austrian Federal Law on the Authorization of Space Activities and the Establishment of a National Space Registry и только в 2017 году подала Генеральному секретарю ООН вербальную ноту о реальном создании реестра космических объектов.

Контроль и надзор за космической деятельностью. Второе обязательство, на котором хотелось бы остановиться, это ответственность государств за национальную деятельность в космическом пространстве, включая Луну и другие небесные тела, независимо от того, осуществляется ли она правительственными органами или неправительственными юридическими лицами, и обеспечение того, чтобы национальная деятельность проводилась в соответствии с положениями, содержащимися в соответствующем договоре 1967 года. В положениях этого договора прописано, что «государства обязуются постоянно наблюдать за деятельностью неправительственных субъектов, которые должны осуществлять свою деятельность только с разрешения соответствующего государства».

Разрешительный порядок и наблюдение являются гарантией, которая защищает государство от несения обязательств согласно Конвенции об ответственности 1975 года. Согласно ее положениям, «государство, запустившее космический объект, несет абсолютную ответственность за выплату компенсации за ущерб, причиненный его космическим объектом на поверхности земли или воздушному судну в полете, а в космическом пространстве – только если ущерб нанесен по его вине или по вине лиц, за которых оно отвечает».

Однако есть нюанс: международное космическое право в принципе не определяет, что такое «космическое пространство» и где оно пересекается с воздушным пространством. Еще в 1979 году СССР внес в Комитет ООН по космосу документ под названием «Проект основных положений резолюции Генеральной Ассамблеи ООН по вопросам разграничения воздушного и космического пространства и правового режима космического пространства, в котором проходят орбиты геостационарных спутников». В нем предлагалось нижнюю границу космического пространства установить, с согласия сторон, на высоте 110 км над уровнем океана (линия Кармана). Впрочем, США и некоторые другие государства озвучили другую позицию, предложив разграничивать не территорию, а функции летательных аппаратов, ведь с развитием техники воздушные объекты могут превращаться в космические.

В результате правовой определенности по этому вопросу нет до сих пор, что сказывается не только на сложностях в правоприменении на международном уровне, но и на уровне национального нормотворчества. Так, при обсуждении законопроекта №1071 «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины о государственном регулировании космической деятельности» отстаивалась позиция о том, что Украина выполняет свои международные обязательства согласно требованию ст. 6 Договора о космосе и Конвенции об ответственности, поскольку Воздушный кодекс устанавливает порядок получения разрешения на полет.

Такая позиция является следствием отсутствия четкого представления о разнице правовых режимов космических и воздушных полетов, включающих как общие, так и отличительные риски. Предусмотренный авиационными правилами Украины порядок резервирования воздушного пространства для запуска и посадки космических объектов не может обеспечить выполнение указанных требований международного космического права. Недостаточной является и предусмотренная законопроектом №1071 разрешительная система, которая определяет возможность получения разрешений по принципу молчаливого согласия, то есть без надлежащей проверки безопасности деятельности, предусмотренной для получения разрешения.

В Конвенции об ответственности следует особо выделить положения, предусматривающие создание органа, который играет функции арбитра, – Комиссии по рассмотрению претензий. Соответствующий судебный орган ad hoc создается, если урегулирование претензии не достигнуто путем дипломатических переговоров в течение одного года с даты, когда государство-истец уведомляет государство запуска, что оно подало документы по своей претензии. Комиссия по сути является международным арбитражем, который устанавливает обоснованность претензии о компенсации и определяет сумму компенсации, если она подлежит выплате. Ее решение является окончательным и обязательным, если об этом была достигнута договоренность между сторонами, а в противном случае комиссия выносит окончательное заключение рекомендательного характера, которое стороны рассматривают в духе «доброй воли».

Однако в этот орган никто еще ни разу не обращался. Обычно государства регулируют взаимные претензии дипломатическими путями. Самым ярким примером в этом контексте является возмещение СССР вреда, причиненного его спутником «Космос 954», который в 1978 году стал причиной радиоактивного загрязнения северо-западной части Канады. В этом деле СССР выплатил самостоятельно определенную по «доброй воле» сумму ущерба без привлечения Комиссии по рассмотрению претензий.

«Лазейка» для частных субъектов. Распределение радиочастот и слотов на геостационарной орбите также происходит в соответствии с запросами государств, а не частных субъектов, несмотря на то, что в мире телекоммуникационные услуги в основном предоставляют частные компании. Они подают запросы в государственные органы, которые уже в установленном порядке контактируют с Международным союзом электросвязи и его органами.

Необходимо отметить, что космическая деятельность регулируется не только нормами публичного права, то есть международными актами, применяемыми только к государствам. Так, Международный институт по унификации частного права (UNIDROIT) разработал Конвенцию о международных гарантиях в отношении подвижного оборудования, которую Украина ратифицировала в 2012 году. Документ определяет порядок приобретения и реализации международных имущественных прав на однозначно идентифицированное недвижимое имущество (корпуса воздушных судов, авиационные двигатели и вертолеты; железнодорожный подвижной состав; космические объекты), а также обеспечение соблюдения этих прав путем регистрации их в Международном реестре.

Специфика обеспечения этих прав в отношении космического имущества была определена в Берлинском протоколе о космическом имуществе 2012 года. Украина выражала интерес о присоединении к нему, но он пока не получил достаточного количества ратификаций для вступления в силу.

Следует также отметить, что в 2011 году Постоянный арбитражный суд разработал на основе Регламента Комиссии ООН по праву международной торговли (UNCITRAL) «Правила по разрешению споров в космическом пространстве», которые являются своеобразным ответом на коммерциализацию космических отношений. Правила рассмотрения коммерческих споров между субъектами космической деятельности обеспечивают процессуальные гарантии для частных субъектов хозяйствования, деятельность которых регулируется как нормами международного космического права, так и нормами различных национальных законодательств в космической сфере.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате