Как можно заместить Украину на мировом рынке продовольствия?

Как можно заместить Украину на мировом рынке продовольствия?

Спойлер: никак

Цей матеріал також доступний українською
Как можно заместить Украину на мировом рынке продовольствия?

Мир стоит накануне продовольственного кризиса и краха всей глобальной продовольственной системы. Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш заявил об угрозе массового голода из-за войны, развязанной Россией в Украине – стране, которая входит в топ-3 поставщиков продовольствия на мировой рынок. 

Война уже нарушила цепочки поставок продукции, вызвала рост цен на топливо, продукты питания и транспорт – как в наиболее бедных африканских,  так и благополучных европейских странах. Дальнейшие последствия Гутерриш характеризует как «ураган голода».

В какой перспективе можно стабилизировать ситуацию и почему прекращение войны безальтернативно – рассуждает Ольга Трофимцева, и. о. министра аграрной политики и продовольствия в 2019 году, посол по особым поручениям в Министерстве иностранных дел

Война в Украине продолжается уже более месяца.

С каждым днем ситуация на глобальном рынке продовольствия становится все более напряженной.

Важность происходящего в Украине для мировой продовольственной безопасности демонстрируют в том числе тектонические сдвиги, которые происходят в европейской политической повестке. Буквально за месяц риторика европейских бюрократов мигрировала от понятий «биоразнообразие», «зеленый курс», «органика» к простому «как обеспечить людей едой».  

Даже самые ярые «зеленые» были вынуждены умолкнуть под натиском насущных проблем – иная риторика была бы не понята даже внутренним избирателям. 

Резкое изменение европейской аграрной политики и предложение Еврокомиссии задействовать площади, ранее зарезервированные для поддержки или расширения биоразнообразия, под выращивание пищевых культур и кормов для животных, находит полное понимание. Сложно сомневаться, глядя на полупустые полки супермаркетов и растущие цены на продовольствие в центре Европы.

Но дефицит подсолнечного масла и других продуктов, которые начали ощущать европейские потребители – это ничто (и частично временно) по сравнению с уровнем проблем, которые могут стать реальностью, если война не закончится в ближайшее время, и наши фермеры не смогут посеяться в текущем сезоне. Предположим, подсолнечник в Украине не будет посеян на хотя бы близко сопоставимых с обычными площадях. Украина поставляет на мировой рынок половину всего подсолнечного масла. Как ее можно оперативно заместить? Мой ответ: никак.

Последний месяц выявил, насколько Украина в экономическом плане неотделимая часть Европы. Жаль, что факт того, насколько далеко мы продвинулись в вопросе евроинтеграции, доказала война.

Прогноз на будущее

Я очень аккуратно отношусь сейчас к любым прогнозам – точнее, я вообще их не даю и никому не советую: ситуация меняется буквально каждый день.

Например, любые озвученные ожидания посевных площадей бессмысленны, пока во многих регионах идут бои, и у фермеров нет возможности нормально функционировать. Как долго будут продолжается боевые действия мы не можем спрогнозировать, как и того, насколько затянется процесс переговоров. Мы все надеемся на выгодное для Украины дипломатическое решение, но пока его нет. 

То же касается экспорта.

Очевидно, и это декларируется на государственном уровне, что внешнюю торговлю необходимо оперативно восстановить. Но возникают чисто практические моменты. 

Пока порты практически заблокированы, а иногда даже и заминированы, аграрный экспорт остается возможным в двух вариантах: автомобильные перевозки и железная дорога. Для зерновых грузов, исчисляемых миллионами тонн, это не вариант. Одно дело экспортировать кораблем, а другое дело – десятком фур. Даже если вынести за скобки вопрос цены, то потенциал этих путей составляет до 10% того объема, который вывозился через порты.  Этого мало и это не решает проблему.

Глобально решить ее может только прекращение боевых действий на территории Украины. Точка. Только так.

Я слышала прогнозы о двух неделях, которые нужны, чтобы полноценно возобновить экспорт после стабилизации ситуации, но отношусь к ним достаточно осторожно. Даже если сегодня к вечеру в рф полностью изменится руководство (скрестим пальцы), то нужно будет оценить состояние инфраструктуры, дорог, мощностей по хранению, степень их повреждения и так далее. Пока активная фаза войны не закончилась, мы не понимаем, в каком состоянии мы придем к победе.

Но соглашусь, что если активная фаза боевых действий не затянется, и инфраструктура критически не пострадает, то восстановить объемы экспорта можно достаточно быстро.

Потеряем ли мы рынки сбыта?

В краткосрочном да и в среднесрочном периоде заместить наш экспорт очень сложно. Украинская агропродукция прочно встроена в глобальные цепочки поставок и переработки, ее исключение неизбежно запускает цепную реакцию с непредсказуемыми последствиями. 

Ситуативно торговые партнеры, например, Египет, могут попытаться нарастить поставки из третьих стран, чтобы компенсировать украинский продукт. Но тут возникают вопросы: 1) логистики; 2) сертификаций; 3) физического наличия такого свободного зерна или возможности оперативно увеличить его производство.

Поэтому маловероятно, что традиционные покупатели захотят или смогут отказаться от украинского продукта.

Даже в части Китая не удумаю, что что-то изменится. Да, они стараются сохранять нейтральное позиционирование, но и КНР и китайский бизнес понимают важность Украины и инвестиций в Украину, в том числе и тех, которые были сделаны ранее. То же можно сказать и еще об одном нашем сверхкрупном партнере в агропродовольственной сфере – Индии.

Также нужно отметить принципиальную разницу нашей позиции и позиции России, которая является еще одним крупным поставщиком из Причерноморья и нашим конкурентом.

Украина готова экспортировать зерно и выполнять контракты, но не может этого сделать из-за войны.  Россия же торговать может, но закручивает экспорт, искусственно ограничивая торговлю, трактует обязательства в свою пользу и шантажом пытается показать миру «кто здесь главный». То есть выглядит не очень надежным поставщиком. Я уверена, что это считывается торговыми партнерами, в том числе из Арабского мира, которые до сих пор были относительно нейтральны.

В рискованном положении находятся страны с высоким потреблением хлеба на душу населения и невысокими доходами – Северная и Южная (Sub-Sahara) Африка, Ближний и Средний Восток.  В значительной степени они зависели от украинского зерна – по цене мы были наиболее проходными. Голод, протесты и новая волна беженцев из тех стран в том числе в Евросоюз – вполне реалистичные непрямые последствия войны в Украине.

Международные организации, включая ВТО и ФАО, пытаются стабилизировать ситуацию, рассматривают разные механизмы, призывают все страны-члены объединить усилия и сохранять возможности для свободной торговли. Но государства прагматичны, каждый в первую очередь думает о себе и о своих гражданах – и это нормально. Глобальная продовольственная ситуация будет становится только хуже – то, что это непосредственно и больно коснется России, нас в данной ситуации мало волнует, но будет сложно и всему остальному миру.

Повторюсь, единственный способ противостоять этому – остановить путина и войну. Как можно скорее. Точка.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.ua

Авторы материалов OpenMind, как правило, внешние эксперты и специалисты, которые готовят материал по заказу редакции. Но их точка зрения может не совпадать с точкой зрения редакции Mind.

В то же время редакция несёт ответственность за достоверность и соответствие реальности изложенной мысли, в частности, осуществляет факт-чекинг приведенных утверждений и первичную проверку автора.

Mind также тщательно выбирает темы и колонки, которые могут быть опубликованы в разделе OpenMind, и обрабатывает их в соответствии со стандартами редакции.

Проект использует файлы cookie сервисов Mind. Это необходимо для его нормальной работы и анализа трафика.ПодробнееХорошо, понятно