Заболело в мире
44,495,972
Умерло в мире
1,174,225
Вылечилось в мире
30,058,850
Заболело в Украине
370,417
Умерло в Украине
6,868
Вылечилось в Украине
151,632
Ручной финплан: к чему стремится «Нафтогаз» в 2017 году

Ручной финплан: к чему стремится «Нафтогаз» в 2017 году

И удастся ли достичь задекларированных показателей

Этот материал также доступен на украинском
Ручной финплан: к чему стремится «Нафтогаз» в 2017 году
Председатель правления НАК «Нафтогаз України» Андрій Коболев
Фото: УНИАН

На прошлой неделе правительство одобрило финансовый план НАК «Нафтогаз Украины» на 2017 год. Однако это было сделано с ремаркой, что компания и Кабмин в течение месяца совместно доработают показатели «Нафтогаза», и ближе к концу года соответствующие изменения будут внесены в финплан. Таким образом, вновь актуализируется вопрос о возможном повышении тарифа на газ для населения, а также окончательном решении о росте расходов на обслуживание текущих кредитных обязательств и расходов компании.

В то же время имеющаяся информация из правительства свидетельствует, что доработка финплана «Нафтогаза» может затянуться до осени, когда ожидаются изменения в целом по ряду позиций министерств и государственных компаний.

Расходы растут – доходы уменьшаются

Утвержденный финансовый план «Нафтогаза» на 2017 год предусматривает получение чистой прибыли на уровне 21,781 млрд грн, что на 18% меньше, чем в 2016-м (26,5 млрд грн). Чистый доход компании должен вырасти на 29,5% (по сравнению с 2016 годом), в 208,9 млрд грн.

Ключевые секторы дохода не изменились. Торговля газом даст компании на 48% больше – 147,034 млрд грн (в 2016 – 99,591 млрд грн). И это понятно, поскольку в 2017 году полный календарный год население платит за 1000 куб. м газа 6879 грн. В 2016-м такая цена действовала с мая, то есть фактически всего полгода.

Доходы от транзита и внутренней транспортировки газа измениться не должны – 61,402 млрд грн (в 2016-м – 61,385 млрд грн). Показатель EBITDA (прибыль до вычета расходов по выплате процентов, налогов и начисленной амортизации) в 2017 году утвержден на уровне 14,211 млрд грн, что в 2,5 раза меньше, чем в 2016 году (34,874 млрд грн).

Резко вырастут капитальные инвестиции «Нафтогаза» – 1,11 млрд грн (из этой суммы именно капитальное строительство должен составить 973,184 млн грн) против 36,011 млн грн в 2016 году.

Профильная деятельность «Нафтогаза» будет такой: импорт газа в 2017 году составит 8,5 млрд куб. м, а его продажа потребителям – 25,5 млрд куб. м. Из 25,5 млрд кубометров 18,7 млрд будут поставляться в рамках специальных обязательств (PSO) для нужд населения и теплокоммунэнерго (ТКЭ). Еще 3,5 млрд куб. м будет продано промышленности. Также «Нафтогаз» планирует реализовать частичный объем буферного газа – 3,3 млрд куб. м.

В то же время в 2016 году импорт газа компанией составил 8,2 млрд куб. м, а продажа – 22,5 млрд куб. м. То есть можно констатировать отсутствие существенных изменений данных показателей, особенно в условиях, когда не учитывается продажа «запасов» в виде буферного газа.

Транзит российского газа в 2017 году составит 74 млрд куб. м. Если взять за основу показатели прошлого года, то можно констатировать осуществление пессимистического прогноза –сокращение транзита газа. Ведь в 2016 году транзит российского газа через Украину составил 82 млрд куб. м.

В 2017 году «Нафтогаз» будет продолжать привлекать кредиты для поддержания операционной деятельности. Так, кредитный портфель вырастет до 48 млрд грн ($1,85 млрд), и за 2017-й «Нафтогаз» увеличит кредиторскую задолженность на 14 млрд грн ($0,5 млрд). На таком фоне остается открытым вопрос о несостоятельности «Нафтогаза» использовать полученную прибыль для целей, на которые привлекают кредиты, прежде всего для закупки газа для закачки в ПХГ.

Также возрастут затраты на обслуживание внешних консультантов (143,2 млн грн) и юридические расходы (500 млн грн), которые увеличатся на 120 млн грн. Информационные и PR-услуги будут стоить «Нафтогазу» 28 млн грн, что на 13 млн грн больше, чем в 2016 году.

Можно выделить вопрос энергосубвенций (до 46 млрд грн), которые «Нафтогаз» получает от государства. Ведь если бы не было этой поддержки и бюджет (иначе говоря налогоплательщики) не финансировал напрямую субсидии, то «Нафтогаз» показывал бы не прибыли, а убытки как минимум на уровне 20–25 млрд грн.

Все расчеты «Нафтогаз» делает исходя из средней цены закупки импортного газа на уровне $245 за 1000 куб. м, а также при курсе 27,6 грн/$.

Цена газа – вопрос репутации правительства

Основным конфликтом при обсуждении финплана «Нафтогаза» стало возможное повышение цены газа для населения и ТКЭ на 19%. С октября 2015 года «Нафтогаз» выполняет роль специального поставщика газа для потребителей. В том числе на эти цели идет газ собственной добычи, который «Нафтогаз» закупает у «Укргаздобычи» по цене 4849 грн за 1000 куб. м (без НДС). Конечная цена для населения и ТКЭ соответственно составляет 6957 грн. При реализации повышения цены уже с 1 октября 2017 года по 1 апреля 2018 года население и ТКЭ будут платить более 8000 грн.

Правительство должно было до 1 июля рассчитать новую стоимость газа с 1 октября 2017 года, но этого так и не сделало. Расчет цены следовало провести в соответствии с формулой постановления Кабмина №187 от 22 марта 2017 года, согласно которой цена газа для населения и ТКЭ рассчитывается по стоимости импортного газа на немецком хабе NCG. И до сих пор цена газа для потребителей рассчитана исходя из базовой цены в $180 за 1000 куб. м. В то же время уже с IV квартала 2016 года по II квартал 2017-го цена газа, который «Нафтогаз» импортирует для Украины составляла в среднем $250. Показательно, что «Нафтогаз» в финплане заложил среднюю цену импортного газа в $245. Но имеющаяся информация свидетельствует, что фактически ожидают среднюю цену импортного газа на уровне $260–265.

Поэтому цена для населения – если бы существовал и функционировал настоящий рынок газа, а не только его бумажная версия – должна была бы уже с начала 2017 года составлять примерно 8000–9000 грн в зависимости от расчета правительства.

Кстати, действие «рынка» четко заметно на примере промышленности и бюджетных потребителей, которые платят за газ рыночную цену. С июля она составляет 8000 грн за 1000 куб. м. Собственно, в предложении «Нафтогаза» стоимость газа внутренней добычи должна увеличится на 19% и составить 5706 грн за 1000 куб. м (без НДС). А для группы режима специальных обязательств – 5873 грн.

Но такая идея «Нафтогаза» не получила поддержки. «Есть предложение, чтобы «Нафтогаз» совместно с МЭРТ, Минэнергоугля, Минфином скорректировал показатели доходной части финплана на 2017 год в соответствии с действующими ценами на 1 апреля 2017 года и подал на рассмотрение Кабмина», – заявил первый вице-премьер и председатель МЭРТ Степан Кубив. Это означает, что «Нафтогаз» должен переделать финплан так, чтобы цена на газ до конца 2017 года не изменилась и оставалась на уровне 6957 грн для населения и ТКЭ.

Тонкости бюрократических процедур прохождения документов масштаба финплана «Нафтогаза» свидетельствуют о том, что правительство и его глава Владимир Гройсман были проинформированы о намерении «Нафтогаза» предложить повышение цены на газ на 19%. Это однозначно не было неожиданностью. Более того, и «Нафтогаз», и правительство сознательно довели конфликт до «последней инстанции», которой стало заседание Кабинета министров.

Но не стоит считать наивными представителей «Нафтогаза» и, в частности, председателя правления Андрея Коболева. Никто из нынешнего руководства «Нафтогаза» не закрывать грудью «амбразуру» для защиты «рынка газа». В «Нафтогазе» сознательно пошли на конфликт с правительством Гройсмана. И это не испытание терпения или демонстрация силы. По информации Mind, уже осенью можно ожидать изменений в структуре правительства и ряда ключевых государственных монополий, прежде всего «Нафтогаза».

Именно поэтому каждая из сторон использовала финплан «Нафтогаза» для достижения своих целей. Гройсман – для еще одного весомого подтверждения своей значимости для якобы «стабильности» экономики, сдерживания тарифов на газ и защиты интересов рядовых украинцев. Также премьер-министр не может согласиться с предложением «Нафтогаза», поскольку это означало бы повышение расходов статьи субсидий для населения, облгазов и ТКЭ.

А рост цены газа на 19% приведет к необходимости найти дополнительную сумму для субсидий на уровне 15 млрд грн. Учитывая, что всего месяц назад правительство едва нашло 15 млрд грн, которых не хватало на субсидии в 2017 году, то повышение на 19% вообще загнало бы правительство в тупик. И субсидии по итогам 2017 года составили бы 75 млрд грн при плановом показателе в 47 млрд грн. Поэтому для правительства вопрос цены на газ – это сегодня вопрос репутации самого премьера Гройсмана.

«Нафтогаз» и Коболев использовали финплан компании, чтобы продемонстрировать необходимость усиления независимости компании от правительства и завершить процесс подчинения «Нафтогаза» внешним менеджерам, что называют «реформой корпоративного управления». Ведь решение правительства является ничем иным как ручным регулированием рынка газа. Также лично Коболев в случае увольнения остается в роли жертвы правительства, которому четвертый год подряд не дают создать в Украине рынок газа.

Идеологические моменты противостояния правительства и «Нафтогаза» описал коммерческий директор «Нафтогаза» Юрий Витренко: «Нафтогаз не предлагал Кабмину повышать цену на газ для нужд населения. Это уже не говоря о том, что «Нафтогаз» пока не имеет никакого отношения к государственному регулированию цен на газ. «Нафтогаз» в проекте финансового плана использовал цену, которая должна быть установлена Кабмином в соответствии с нормативными документами самого же Кабмина. Эта цена рассчитывалась на базе рыночных цен за предыдущие периоды, и поэтому это было чисто математическое дело. Минэнерго должно было рассчитать и опубликовать эту цену в соответствии с нормативными актами Кабмина еще до 1 июля. Почему министерство этого не сделало, почему Кабмин решил не пользоваться своими же нормативными актами, на которые, кстати, есть ссылка в программе с МВФ, – это вопрос не к нам».

С одной стороны, сказанное представителем «Нафтогаза» соответствует действительности. С другой – ни Витренко, ни Коболев не отвечают за субсидии и поиск денег для этой статьи. Более того, все упирается опять же в подзабытую дискуссию о соответствии цены газа собственной добычи компании «Укргаздобыча» и стоимости импортного газа на немецком хабе NCG. «Укргаздобычу» устраивает цена на газ на уровне продаж для населения в 3500 грн за 1000 куб. м. Сейчас же население платит почти 7000 грн.

Но даже не цена на газ является причиной конфликта. В других выступлениях коммерческий директор «Нафтогаза» Витренко озвучил два ключевых тезиса компании: 1) ликвидировать облгазы как якобы «посредников» между населением и «Нафтогазом»; 2) монетизировать субсидии, что также ударит по облгазам, которые поставляют большую часть газа в рамках программы дотаций (субсидий). Второй момент также лоббируют представители ЕБРР и Всемирного банка, которые фактически требуют от «Нафтогаза» также включаться в эту борьбу.

Поэтому на фоне такой «истории» вокруг финплана «Нафтогаза» блекнет и теряет значимость то безусловное достижение, что финансовый документ газового монополиста увидел свет не в конце года, как было в 2016-м и практически все предыдущие годы. Однако минусом стала дальнейшая зависимость «Нафтогаза» от правительства в вопросе установления финансовых показателей. И это несмотря на все заверения, что компания успешно проводит реформу корпоративного управления. Есть еще второй существенный минус – это необоснованное усиление зависимости «Нафтогаза» от своих международных партнеров.

Если первая зависимость – от государства – логична и может вызвать дискуссии об условиях управления, то вторая – ведет «Нафтогаз» к потери в будущем контроля как над менеджментом, так и над кредитным портфелем компании.

Нынешний финансовый план «Нафтогаза» на 2017 год – это продолжение все большей «растяжки» газового монополиста между государством и правительством как акционером и международными кредитными и консультативными структурами (ЕБРР, Всемирный банк, другие международные банки).

Можно сказать, что сказка о газовой реформе подошла к концу. Украина сделала круг и снова вернулась к тому, что нужно на уровне государства признавать: «Нафтогаз» дотируется и не может самостоятельно эффективно осуществлять финансовое управление. Ведь фактически повышать цену на газ для населения и ТКЭ нельзя, а надо снова наращивать дотации. Иначе в стране и в дальнейшем будут существовать две параллельные реальности. Одна – где якобы реформированный «Нафтогаз» получает прибыль почти в $1 млрд, и вторая – где бедное правительство Украины, которое выпрашивает у МВФ и ЕС кредиты, дотирует и субсидирует население, облгазы и ТКЭ на сумму почти $2,5млрд.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате