Акценты недели: побочные мишени антибелорусских санкций, «зеленые» в ExxonMobil и «лабораторный» коронавирус

Акценты недели: побочные мишени антибелорусских санкций, «зеленые» в ExxonMobil и «лабораторный» коронавирус

Обзор основных событий минувших семи дней и реакция на них зарубежной прессы

Цей матеріал також доступний українською
Акценты недели: побочные мишени антибелорусских санкций, «зеленые» в ExxonMobil и «лабораторный» коронавирус
Фото: DR

Mind продолжает цикл публикаций под общим названием «Акценты недели». В нем мы освещаем главные события, накануне всколыхнувшие мировое сообщество и имеющие ощутимое влияние на экономику не только отдельных государств, но и целых регионов. Девятый выпуск информационной подборки посвящен эффективности и влиянию санкций против Беларуси в ответ на арест Романа Протасевича, изменениям в составе глобальных нефтегазовых компаний, исходя из экологической повестки дня, и геополитической подоплеке дискуссий о происхождении COVID-19.

Беларусь: «казнить нельзя помиловать», или Дилемма европейских санкций

Вот уже неделю бурлит скандал вокруг ареста белорусского журналиста и оппозиционера Романа Протасевича. Напомним: 26-летний журналист, который еще с прошлой осени откровенно выступал против политики президента Беларуси Александра Лукашенко, в воскресенье 23 мая возвращался с семьей из Греции в Вильнюс, где скрывался от преследований. Однако маршрут авиарейса компании Ryanair неожиданно изменился, когда самолет пролетал над территорией Беларуси, и до прибытия в Литву оставалось всего 10 минут. Причиной стала бомба, якобы заложенная на борту исламскими террористами, о чем сообщили диспетчеры в Минске. Результат – экстренная посадка в белорусской столице, затем – обыски напуганных пассажиров полицией и проверка их багажа.

Но потом стало понятно, что настоящей причиной  беспокойства полиции была не бомба, которую, конечно, так и не нашли, а сам Роман Протасевич, которого без лишних объяснений арестовали. Ирония в том, что «террористом» в этой истории оказался сам Протасевич, ведь в ноябре власти Беларуси официально внесли его в черный список из-за вызванных им «общественных беспорядков», возникновению которых, в частности, он способствовал. Теперь журналисту грозит до 20 лет заключения, в дополнение к пыткам, которым, похоже, уже подвергся белорусский политзаключенный.

Запад отреагировал довольно быстро и порой категорически: Ryanair (со второй попытки) назвала фальшивую тревогу и арест «актом пиратства», США, НАТО, ООН и большинство стран ЕС осудили действия белорусской полиции и поклялись провести расследование инцидента. Долго расследовать, очевидно, не придется: недавно появились данные о том, что предупреждение о заминировании самолета, якобы посланное по электронной почте одним из членов террористической группы ХАМАС, было получено администрацией аэропорта почти через полчаса после того, как диспетчеры в Минске связались с пилотом. Кроме того, представители ХАМАС отрицали свою причастность к этим событиям.

Первые санкции против белорусских чиновников в связи с репрессиями в отношении оппозиции и фальсификацией августовских выборов в стране Совет ЕС принял еще в конце прошлого года. О готовности принять жесткие меры тогда заявил и МИД Украины. Арест Протасевича вызвал новый раунд антибелорусских санкций, о чем лидеры стран – членов ЕС договорились на встрече в Брюсселе в минувший понедельник, 24 мая. Хотя детали пока неизвестны, однако, по свидетельству портала Reuters, на этот раз европейские чиновники обещают нанести удар не только по отдельным представителям белорусских властей, но и по экономике страны в целом.

Как сообщает Bloomberg, в июне европейские органы могут наложить эмбарго на белорусский поташ – минеральное удобрение, составляющее значительную часть экспорта страны. А в прошлую пятницу к санкциям против Беларуси присоединился и Белый дом.

Но далеко не все специалисты верят в успех новых санкций, и тому есть три причины. Первая – это сама эффективность экономических ограничений. В своей статье журналисты The Economist утверждают: санкции далеко не всегда приносят желаемый результат.

Вместо того чтобы подчиниться международным нормам, пострадавшие от санкций страны выбирают противоположный путь, пытаясь обойти требования международного сообщества, а не идти им навстречу. Ярким примером является Россия, которая, будучи исключенной из финансовой системы мира, стремится к тесной интеграции с Китаем для того, чтобы избавиться от власти доллара над собственной экономикой.

Вторая причина тесно связана с первой – российское влияние на политику Беларуси. В последние годы Лукашенко мастерски выкручивался, маневрируя между Россией и ЕС в своем внешнеполитическом курсе. С введением новых санкций у Александра Лукашенко остается только один выход – искать милости у Кремля. Последний, как и ожидалось, уже официально принял сторону белорусского диктатора, став организатором встречи между Путиным и Лукашенко в Сочи в пятницу, во время которой стороны согласовали кредит Беларуси от РФ на сумму $500 млн.

В дополнение к этому РФ заблокировала перелеты некоторых европейских авиакомпаний над своей территорией в ответ на закрытие воздушного пространства Европы для белорусских самолетов.

Третий, и самый главный, фактор беспокойства западных политиков – это сама Украины, а точнее ее зависимость от белорусского топлива. Пока единственным ответом украинского правительства на задержание Романа Протасевича был запрет авиарейсов между Украиной и Беларусью и авиаперелетов над территорией последней. Эта мера может стать двусторонним лезвием для украинской власти: во-первых, теперь отечественным самолетам придется обходить не только РФ, но и Беларусь, что может повысить стоимость рейсов. Во-вторых, теперь в Украину не могут летать и белорусские диссиденты (например, сам Роман Протасевич в свое время был фоторепортером на Донбассе).

Однако, бесспорно, главным рычагом будет именно импорт горючего. В этом году примерно треть белорусского экспорта нефти и нефтепродуктов приходилась именно на нашу страну. Кроме того, львиная доля потребления топлива приходится на Вооруженные силы Украины. И отказ от белорусского дизеля и бензинов может вызвать не только недовольство украинских потребителей, но и обездвиживание армии.

Отступать в этот раз США и ЕС, очевидно, не собираются. Аналогичной позиции следует ожидать и от Александра Лукашенко. Действия украинской стороны пока были довольно умеренными, а министр иностранных дел Дмитрий Кулеба зимой называл экономические санкции против северного соседа Украины «нецелесообразными». От того, изменит ли такое мнение украинская власть в ближайшем будущем, вероятно, будет зависеть и успех нового раунда западных санкций против режима Лукашенко.


Зеленым по черному: как инвесторы заставляют крупнейшего нефтяного гиганта учитывать изменения климата

Мировые нефтегазовые гиганты остаются одним из самых больших препятствий для борьбы с изменением климата и выполнения международных соглашений, нацеленных на ограничение парниковых выбросов. Например, с конца прошлого века до 2015 года 25 крупнейших производителей энергии из традиционных источников отвечали более чем за половину совокупных эмиссий СО2 на планете, согласно данным Bloomberg. Европейские энергетические компании, в частности BP, Total, Equinor, Shell и ряд других, приняли вызов, объявив о намерении увеличить инвестирование в чистую энергетику в попытке привлечь современных инвесторов и приспособиться к новым экономическим трендам.

Несмотря на это, реально уменьшить объемы собственных выбросов в ближайшем будущем сможет лишь незначительная часть нефтегазовых корпораций, считает Bloomberg. Не стоит забывать также и о «гринуошинге» – стратегии показного поддерживания «зеленых» трендов в энергетике исключительно с целью пиара, которая стала чрезвычайно популярной в бизнес-среде в последние годы.

И все же «зеленые» инвестиции нефтегазовых компаний позволяют говорить по крайней мере о первых шагах, предпринятых глобальной энергетической индустрией навстречу климатическим требованиям. К сожалению, не все нефтяные магнаты готовы были делать даже эти шаги, отмечает The Economist. Особенно «упрямой» в этом вопросе оказалась американская ExxonMobil, которая на протяжении последнего десятилетия была лидером по парниковым выбросам в нефтегазовой отрасли. Руководство компании уже успело прославиться тем, что отказывалось от каких-либо изменений в пользу более чистой энергии, а ее бывший исполнительный директор Ли Рэймонд открыто отрицал сам факт глобальных изменений климата. И хотя теперь, конечно, совет директоров Exxon уже не имеет возможности пренебрегать современными энергетическими трендами, но все же из последних сил оказывает им сопротивление.

На фоне европейских нефтегазовых корпораций, а также американской Chevron, которые трансформируют свой бизнес в «зеленую» сторону, ExxonMobil все больше выглядит реликтом. Особенно в свете финпоказателей предыдущего года, по итогам которого компания понесла убытки в размере $22 млрд. За последние пять лет средняя доходность вложений Exxon в добычу и производство нефти снизилась до 6%, тогда как в период с 2001 по 2010 год она составляла 30%.

Поэтому в среду, 26 мая, во время собрания акционеров компании, терпение инвесторов наконец лопнуло, а группа климатических активистов во главе с маленьким хедж-фондом Engine No.1 добилась включения в совет директоров сразу двух сторонников «зеленых» изменений. По мнению экспертов, это является значительным событием, поскольку даже один «диссидент» в рядах руководства такой крупной компании способен оказывать огромное влияние на принятие главных решений.

«Протолкнуть» новых кандидатов в совет директоров группе Engine No.1, которая владеет менее 0,1% акций компании, удалось при поддержке широкого круга инвесторов ExxonMobil. В частности, двух больших калифорнийских пенсионных фондов и ряда влиятельных консультационно-представительских фирм. Не обошлось без упорной борьбы: как сообщили изданию Bloomberg некоторые акционеры, присутствовавшие на виртуальной встрече и принимавшие участие в голосовании, как до так и во время онлайн-собрания им звонили представители Exxon с просьбой не голосовать за «зеленых» кандидатов.

Окончательное решение можно назвать компромиссом между сторонниками изменений, консервативными инвесторами и членами компании: из четырех кандидатов, предлагаемых Engine No.1, на должность утвердили двух.

Для защитников климата как в США, так и за рубежом, поражение консерваторов Exxon в борьбе с новыми энергетическими трендами имеет важное символическое значение, ведь теперь с уменьшением выбросов должны считаться главные виновники – сами нефтегазовые корпорации. Для президента США Джо Байдена, который еще зимой обнародовал свои амбициозные планы о сведении к нулю выбросов в национальном энергетическом секторе до 2035 года, сотрудничество таких отечественных нефтяных гигантов, как ExxonMobil, является непременным залогом успеха.


«Лабораторный вирус»: конспирология или реальность?

Когда и научное, и общественное мнение мира уже «смирилось» с идеей о естественном происхождении вируса COVID-19, президент США Джо Байден неожиданно заявил о необходимости провести более тщательное расследование «лабораторной» теории.

В среду, 26 мая, Байден выступил с речью, в которой поручил Разведывательному сообществу США (United States Intelligence Community) пересмотреть происхождение вируса и в течение 90 дней сформировать окончательное мнение по этому поводу. Китайские власти бурно отреагировали на заявление американского президента, а пресс-секретарь МИД страны Чжао Лицзян обвинил США в политизации проблемы и «равнодушии к фактам и истинному положению вещей, а также в незаинтересованности в серьезном научном расследовании».

И все же есть основания считать, что создатель COVID-19 – не матушка-природа, а китайские ученые. Точнее – Институт вирусологии Уханя. Авторы The Economist приводят следующие факторы. Во-первых, это географическая близость института, а также Центра по контролю и предотвращению заболеваний Уханя (в котором ранее проводились исследования коронавирусов у летучих мышей) с уханским рынком, где случилось первое подтвержденное заражения. Новый штамм коронавируса мог попасть наружу либо через зараженных работников института, либо из-за утечки инфицированного биоматериала. По этому поводу прошлой зимой представители ВОЗ провели исследование в самом Ухане. И в марте 2021-го официальный отчет организации констатировал, что лабораторное происхождение COVID-19 является «маловероятным».

На этом конспирологические теории можно было бы смело отвергнуть, если бы не вторая, самая главная, причина – нежелание самого Китая идти на уступки зарубежным представителям. Так, по свидетельству The Economist, во время визита группы работников ВОЗ в Ухань зимой, им было отказано в детальном ознакомлении со 174 первыми случаями заболевания в городе в декабре 2019 года.

Подозрения возобновились, когда в конце позапрошлой недели появились данные одного из американских расследовательных агентств о том, что в ноябре 2019-го, за месяц до официального начала эпидемии в Китае, трое сотрудников Института вирусологии Уханя попали в местную больницу с «симптомами, похожими на COVID-19 или на сезонные простуды».

Сегодня сложившимся в науке мнением о происхождении SARS-CoV-2, ставшего причиной глобальной пандемии, является зооноз – передача вируса человеку от животного. Специалисты считают, что первой жертвой мог стать один из покупателей на местном рынке живой продукции в провинции Хубэй (где, в частности, находится и город Ухань) в конце осени 2019 года. Однако, по словам авторов The Economist, рынок может быть местом, где вирус распространился, но не местом, где он впервые увидел свет.

Это подтверждается тем, что не все жертвы первого проявления коронавируса в декабря 2019 года имели отношение к уханскому рынку. Предоставление полной информации китайскими органами зарубежным источникам о первых заболевших в Ухане значительно продвинуло бы расследование ВОЗ. Однако китайские власти в привычной для них манере отказалась идти навстречу иностранным исследователям то ли из-за недоверия, то ли – как утверждают конспирологи – из желания скрыть истинное происхождение инфекции.

Бесспорно можно констатировать лишь то, что мир нуждается в качественном контроле за вирусо- и бактериологическими разработками. Ведь случаи распространения опасных болезней из-за неосмотрительности лабораторного персонала имели место  уже неоднократно (например, утечки SARS-CoV-1 из лабораторий в Сингапуре и Тайване в 2003–2004 годах или эпидемия гриппа H1N1 в России в 1977 году, источником которого стала утечка из российской или китайской лаборатории).

С другой стороны, заявление президента США 26 мая знаменует то, что американо-китайское противостояние, развернутое по всем фронтам еще администрацией Трампа, очевидно, не сбавит оборотов и при президенте Байдене. А происхождение COVID-19 станет очередным камнем преткновения в отношениях двух мощных государств.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате