Куда продать: перспективные рынки для экспорта украинского зерна

Куда продать: перспективные рынки для экспорта украинского зерна

Как их видят профильные чиновники и агропроизводители

Цей матеріал також доступний українською
Куда продать: перспективные рынки для экспорта украинского зерна
Фото: depositphotos.com

Имидж «житницы Европы» сопровождает Украину еще с советских времен. Однако отечественные агроекспортеры уже давно не ограничиваются исключительно этим регионом. Так, в прошлом году больше всего украинского зерна закупили Китай – на $1,8млрд, Египет – $1,1 млрд и Индонезия – на $547 млн.

Всего на экспорт ушло 51,3 млн тонн зерновых, что принесло $9,4 млрд выручки. Украина стала «серебряным призером» по объемам экспорта, уступив лишь США. Именно продажа сельскохозяйственной продукции формирует около 40% всей выручки от экспорта. На международной арене бренд Украины узнаваемый, при этом многие рынки до сих пор остаются неосвоенными.

На какие рынки стоит обратить внимание украинскому экспортеру в этом году, если прогнозируемая урожайность на 13% больше прошлогодней? Об этом говорили на Международной зерновой конференции Grain Ukraine 2021, организованной морским портом TIS и зерновым терминалом Neptune. Mind публикует основные мнения экспертов отрасли.

Перспективы агроэкспорта

Роман Лещенко,
министр аграрной политики:

«Мы хотим выйти на простое технологическое решение государственного аграрного реестра, условно «АгроДія», где будет вся информация. Не нужно будет собирать бумаги, не нужны будут чиновники. Вы лишь подаете заявку. Мы хотим представить этот проект до конца года. Это техническое решение с соответствующими новостями, аналитикой, непосредственно данными земельного мониторинга, спутникового мониторинга. Это будет технологическое решение, которое создаст прямой контакт между министерством и товаропроизводителем. Это решение минимизирует количество чиновников».


Владислава Магалецкая,
руководитель Государственной службы по вопросам безопасности пищевых продуктов и защиты потребителей:

«Тот бум, который сейчас есть в Азии и Африке по наращиванию темпов рождаемости детей, плюс политика Китая, когда семья уже может не ограничиваться одним ребенком, говорит о том, что человечество будет нуждаться в большем количестве пищи. Когда в Украине заработает качественное орошение, это даст нам возможность выращивать 130 млн тонн зерновых».

«Сейчас мы работаем по направлению поставки гороха в Китай. Это перспективное направление».


Андрей Ставницер,
сособственник группы терминалов TIS:

«Сейчас все сырьевые рынки находятся на ценовом пике. На мировом рынке растет стоимость зерна. Нужно пользоваться моментом – самое время собирать урожай!»

«На Западе за органическими продуктами уже стоят очереди. Этот тренд будет только расти, поэтому нам нужно его развивать. Мы должны создать здоровую нацию и прививать нашим детям здоровые пищевые привычки».


Роман Русаков,
трейдер Причерноморского региона Olam International:

«У нас есть очень много аспектов, которые необходимо развивать, а именно – форвардный рынок. Форвардный рынок – это лучшее плечо для потенциального роста капитализации рынка. Интеграция Украины как торговой страны очевидна: мы сокращаем спрайт на премиальных рынках против зерна других стран. Но украинскому экспортеру необходима надлежащая аналитика по другим рынкам. Тогда форвардные контракты не будут выглядеть чем-то азартным, они будут выполняться. Без форвардных контрактов капитализация агрорынка обречена».

«Украина хорошо себя показывает в Иране. По сравнению с бразильской кукурузой, которая исторически считается очень качественной по нескольким причинам, мы наращиваем позиции. На иранском рынке премия, которую готов платить покупатель за бразильскую кукурузу, сокращается. Украинская кукуруза пользуется большим доверием».

«Нам нужно следить за производством в Китае, необходима качественная аналитика, ведь будет тренд перехода потребления кукурузы в другие зерновые. Сейчас есть большой темп закупки, но следует понимать, что основные причины – погодные. Поэтому не нужно думать, что Китай не сократит темпы, когда причина устранится. И к тому же рынок пшеницы, который ярко себя показывает, постепенно берет на себя спрос с кукурузного рынка».

«Стоит обратить внимание на Саудовскую Аравию. Мы хорошо представлены там на рынке ячменя. И в перспективе хотелось бы зайти на их рынок кукурузы. И безусловно, такие рынки, как Марокко, Алжир, где мы уже присутствуем и показываем себя, но надо масштабироваться».


Игорь Осьмачко,
генеральный 
коммерческий директор ДК «Агропросперис»:

«Ковид изменил привычки наших покупателей. За последний год многие страны начали закупать зерно заранее. Например, Китай начал покупать уже в начале 2021 года, хотя раньше ждал сезона сбора урожая. Также Африка вышла заранее с покупкой пшеницы».

«Самый большой победитель прошлого года – это соя без ГМО. Премии достигли $200. И это при том, что мы выращивали сою в течение пяти лет, и премии были $10–20. Вырос спрос. Украина как производитель продукции без ГМО держит прочные позиции. Вторым победителем стал ячмень, точнее – китайский рынок ячменя. И в следующем году этот тренд усилится».

«Нам нужно закреплять позиции на наших основных рынках, в том числе в Китае. Если посмотреть на количество нотификаций, которые были в этом году, это означает, что китайцы принимают наше зерно, пока мы им нужны и пока у них нет другой альтернативы, но альтернатива уже приближается. Бразилия уже наступает нам на пятки, и ее присутствие на этом рынке это уже, наверное, не будущее, а настоящее».

«На рынке высокомасличного товара был драматический спад спроса. Это отразилось на ценах и премиях. В этом году мы видим дисконт по таким товарам. Следующий год будет зависеть от того, как будет восстанавливаться экономика. Разные темпы восстановления существенно влияют на наши рынки. Активизация китайского рынка состоялась благодаря быстрому выходу страны из кризиса».

«По пшенице наши основные рынки сбыта постепенно переходят в Азию, к примеру – в Индонезию, а в этом году Пакистан много у нас покупал и на следующий год собирается покупать не меньше, я думаю, даже больше. Сейчас мы получили запрос на 3 млн тонн. В начале сезона мы также активно смотрим на Индонезию. Несмотря на то что мы столкнулись с большой конкуренцией со стороны Австралии, все равно закрепили там свои позиции, потому что индонезийцы в начале сезона к нам активно возвращаются».

«В Европе нет маржи, там неинтересно точно. Азия – да. Это вариант. Китай – именно та страна, где есть политические риски и которая может в любой момент изменить решение: сегодня покупаем, а завтра – нет. Тем более сейчас есть риски из-за ситуации с «Мотор Сич». Поэтому я считаю, что нужно развивать сейчас рынки, ближе к нам».


Богдан Костецкий,
операционный партнер торгово-аналитической компании Barva Invest:

«Французская гегемония на алжирском рынке сокращается. С увеличением спроса алжирский рынок пшеницы открылся для новых поставщиков. Страна меняет условия импорта и смягчает стандарты качества. Что касается кукурузы, то Украина держит и расширяет свою долю на алжирском рынке, конкурируя с Южной Америкой».

«Вьетнам выращивает малые объемы пшеницы и кукурузы –  около 5 млн тонн, а съедают они более 20 млн тонн. Соответственно этот рынок является перспективным для украинского экспортера».

«Египет остается полем битвы для европейских и черноморских экспортеров пшеницы. Румыния демонстрирует готовность конкурировать за этот рынок в новом сезоне».

«Второй год подряд избыток пшеницы делает Индию чистым экспортером. Вряд ли мы увидим Индию как важного импортера пшеницы. Зато с таким трендом Индия может отнять у нас несколько южноазиатских рынков сбыта».

«В этом году можно ожидать существенных изменений в перераспределении фуражной и продовольственной пшеницы. И в отличие от предыдущих двух сезонов, нам нужно будет искать другие рынки сбыта эксклюзивно для фуражной пшеницы. Именно поэтому Южная Корея становится для нас важной. Потенциальный импорт кормовой пшеницы в Южную Корею – до 500 000 тонн. Румыния быстро увеличила экспорт в Южную Корею и ожидает роста урожая. В случае большей части кормовой пшеницы в Украине, рынок Кореи может быть выгодным».

«В Европе ожидается неплохой урожай и пшеницы, и кукурузы. Мы пока оцениваем, что 15 млн тонн будет экспортировано и в этом году, но по пшенице экспорт уменьшится на 1 тонну. Нам нужны дополнительные рынки, которые будут драйвить украинский кукурузу ».

«Китай поставил в пятилетку планы по восстановлению поголовья свиней, потому что из-за африканской чумы это поголовье упало. Мы ожидаем, что Китай импортирует 35–40 млн тонн кукурузы в этом году. Они хотят восстановить свои запасы продовольствия. Возможно, по сценарию с Крымом, они присоединят Тайвань, поэтому возможны международные санкции. В результате они хотят иметь продовольствия на три-четыре года. Поэтому Китай будет драйвить рынок».

«Украина уверенно вливается в китайскую пятилетку. Украинская кукуруза, в отличие от сои, выращивается без ГМО. И поэтому китайский импортер в контексте торгового противостояния с США предпочитает украинский продукт, хоть он и дороже американского на $10».

«На фоне того, что Китай сейчас много сил бросает на выращивание поголовья свиней, а для этих животных крайне важно иметь в рационе ячмень, то страна принимает украинский ячмень. Для этого нужно пройти процедуру сертификации и аккредитации. И в результате можно получить огромный спрос, так как китайцы уже второй сезон представляют большую конкуренцию нашему саудовскому рынку сбыта. Им нужен такой тип зерна, потому что он дешевый. Кукуруза дороже, поэтому китайский фермер «охотиться» на украинский ячмень со снайперским прицелом».


Хазем Сакер,
старший трейдер Promising International Trading Co. DMCC:

«Все страны, которые под санкциями, – очень перспективные страны. Мы называли Иран, но не только он сегодня под санкциями».

Проблемы агрорынка

В то же время параллельно с перспективами, которые ежегодно открываются перед нашим государством, украинским агропроизводителям приходится учитывать определенные трудности – новые или давно известные. Что это за препятствия и каким образом их можно устранить, об этом участники конференции также вспомнили.

Андрей Ставницер,
сособственник группы терминалов TIS:

«Население мира растет. Это вечные гонки между ростом благополучия и рождаемости. Готовы ли мы прокормить 10 млрд человек так же, как кормим сегодня 7 млрд?»


Сергей Гриневецкий,
глава Одесской областной государственной администрации:

«Мы должны стать мощным государством, конкурирующим не только сырьем, но и готовой продукцией, создавая добавленную стоимость и развивая валовой региональный продукт. Наши ягоды по характеристикам лучшие иностранных, но у нас нет холодильных установок, чтобы их хранить и перерабатывать».

«Для Одесского региона актуальна проблема виноградарства в условиях развитого земледелия. Виноград – это стабилизатор, если нет урожая среди зерновых».

«За последние годы мы не слышим ни в правительстве, ни в парламенте такого слова как «животноводство». Но мы должны заниматься и селекцией, и генетикой».


Роман Лещенко,
министр аграрной политики:

«Оптимизировав штат кадастра на 3000 человек, сэкономив 0,5 млрд грн, мы не получили эти средства в следующем бюджетном периоде. Потому что экономия государственного менеджера в государственном учреждении означает, что эти средства не остаются в резерве на оцифровку земли, увеличение заработных плат программистам Государственного земельного кадастра, а их просто изымают и перенаправляют на те фонды, где-то «горит», чего-то не хватает, дефицит и т.д.

В этом утопия системы государственного правления – нет стимула для должностного лица проводить структурное изменение с точки зрения бюджетной экономии и перенаправления средств на то, что даст толчок. Сегодня мы недофинансированы. Нам нужны эти средства. Но они «сошли» с точки зрения капитализации.

Потому что открытие данных для страны, спутниковый мониторинг в режиме реального времени, когда любой может посмотреть, что выращивается на «теневой» земле в Чернобыльской зоне, и понимание, что там, в третьей зоне радиоактивного загрязнения, выращивается 8 тонн кукурузы, а по кадастру – свободная земля... Это все дает ответ сразу на три вопроса:

  1. Есть теневое зерно.
  2. Есть компании-однодневки, через которые это зерно ставится на баланс и продается.
  3. Есть проблема возмещения НДС по таким компаниями,  создающая дисбаланс в структуре реализации с/х продукции.

На трех уровнях государство теряет. А эта инвестиция стоит всего несколько миллионов долларов, что для государства – ничто, но это контроль, это открытые данные».


Тарас Качка,
заместитель министра экономики:

«Экспорт начинается внутри страны еще задолго до пересечения границы. Поэтому очень важная вещь для нас – это планомерно и уверенно развивать свою логистику внутри страны, например речной транспорт. И усиливать не административными методами, а заниматься популяризацией своих портов».

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате