Уникальный арабский кризис: как «тунисский Робокоп» узурпирует власть

Уникальный арабский кризис: как «тунисский Робокоп» узурпирует власть

Страна, запустившая «арабскую весну» в 2011 году и ставшая демократией, вернулась к авторитаризму

Цей матеріал також доступний українською
Уникальный арабский кризис: как «тунисский Робокоп» узурпирует власть

В Тунисе крупнейшие политические партии были обвинены в иностранном финансировании, а 450 представителей бизнес-элиты – в воровстве $4,8 млрд «у народа». Это – часть кампании по захвату власти, которую ведет 63-летний президент страны Каис Саид при поддержке Саудовской Аравии и ОАЭ.

Mind изучил, как лидер 12-миллионного североафриканского государства аккумулирует личное влияние и подавляет оппозицию.

Тунис – единственная из многих стран «арабской весны», в которой народное выступление против 23-летнего правления диктатора Бена Али привело к демократическим выборам. Происходящий откат этого государства от демократии к авторитаризму также уникален.

Пять дней самовольного госпереворота

Каис Саид удивил всех как в своей стране, так и за ее пределами, когда в воскресенье, 25 июля, закрыл на 30 дней демократически избранный национальный парламент, уволил премьер-министра Хичема Мечичи, отменил неприкосновенность для депутатов и запретил им покидать пределы государства.

По словам тунисского президента, ст. 80 Конституции дает главе государства право применить подобные меры, если он видит «неминуемую опасность, угрожающую национальным институтам, или безопасности, или независимости страны». Каис Саид утверждает, что спасает ослабленный пандемией COVID-19 и плохим управлением Тунис от коррупции и заговоров, разжигающих гражданскую войну.

Однако многие аналитики называют его действия самовольным госпереворотом, полагая, что лидер присвоил чрезвычайные полномочия незаконно – та 80-я статья тунисской Конституции, на которую он опирается, прописывает, что президент должен брать власть в свои руки согласованно с премьер-министром и спикером парламента, а не единолично.

Тем не менее день за днем президент Туниса применяет все новые и новые меры, повышающие его президентские полномочия до уровня Бена Али, свергнутого в ходе «жасминовой революции» в 2011 году.

В понедельник, 26 июля, Каис Саид уволил министров обороны и юстиции, запретил гражданам собираться в группы свыше трех человек в общественных местах и ввел в стране комендантский час с 7 вечера до 6 утра. Ключевые государственные объекты были окружены солдатами, не пропускающими спикера парламента Рахеда Ганнучи – одного из самых видных исламистских политиков не только Туниса, но и всего Арабского мира – в здание парламента.

Во вторник, 27 июля, Каис Саид уволил главного прокурора, а в среду судебная власть Туниса объявила о возбуждении расследования в отношении трех главных парламентских партий: «Ан-Нахды», «Сердца Туниса» и «Айш-Тунси», обвинивших президента в госперевороте. Им выдвинули подозрения в незаконном «иностранном финансировании и принятии средств неизвестного происхождения» в 2019 году.

Вслед за судебным преследованием парламентских партий последовало давление на их финансовых покровителей. В четверг, 29 июля, в Тунисе прогремела новость о том, что президент потребовал у 450 представителей бизнес-элиты вернуть полученные путем уклонения от налогов и махинаций $4,8 млрд.

«450 фигурантов грабили эту страну, согласно докладу Национальной комиссии по нахождению фактов взяточничества и коррупции. Все эти люди задокументированы и идентифицированы. Сумма, затребованная к возврату государству, согласно данному докладу, составляет 13,5 миллиардов динаров ($4,8 млрд)» , – объявил Каис Саид в видеообращениии предложил фигурантам либо сесть в тюрьму либо пожертвовать деньги на строительство госпиталей, школ и дорог в отсталых регионах Туниса.

Каис Саид – политический новичок с диктаторскими амбициями

До 2019 года Каис Саид, профессор юриспруденции, был полнейшим политическим аутсайдером. Его единственным участием в государственных делах была помощь в составлении Конституции 2014 года, которая распределила власть между президентом, премьером и председателем парламента.

Саид вступил в президентскую гонку 2019 года как независимый кандидат без партии с обещаниями побороть коррупцию. В ходе избирательной кампании ему дали прозвище «робокоп» за внешнее сходство с известным киногероем и механическую монотонную манеру речи. А его главного соперника – бизнесмена и медиамагната Набиля Каруи – журналисты окрестили «макаронником» за привычку раздавать на встречах с избирателями пакеты с продуктами. Каис Саид уверенно победил на выборах, набрав 18% голосов в первом туре и 72% во втором.

С тех пор получивший народную поддержку президент постоянно возмущался тем, что Конституция ограничивает его полномочия ведением внешней политики и командованием Вооруженными силами. Глава государства вступил в противостояние с парламентом Туниса. Возникавшие между ними диспуты, по закону, должен был разрешать Конституционный суд. Однако из-за разногласий по поводу назначений судей этот орган так не и был создан. Последнюю попытку парламента его учредить Каис Саид заблокировал в январе этого года.

Вражда президента с парламентом мешала исполнительной власти решать проблемы Туниса, включая растущую инфляцию, высокую безработицу, госдолг, возросший до 100% ВВП, и распространение коронавирусных инфекций. Страна демонстрирует чрезвычайно высокую смертность от Covid-19 и черепашьи темпы вакцинации населения – до сих пор в Тунисе не привиты около 90% граждан.

Козлом отпущения за все проблемы страны стала самая влиятельная тунисская политсила – умеренная исламистская партия «Ан-Нахда», занимавшая 52 мест в замороженном 217-местном парламенте. Настроенное против нее общественное мнение обеспечивает поддержку Каису Саиду.

«На протяжение последних нескольких месяцев «Ан-Нахд» и ее лидер Рахед Ганнучи служили целью, в которую летели осуждения от президента и от остальных. Многие тунисские политики и комментаторы обвиняют «Ан-Нахду» во всевозможных грехах, не приводя никаких подтверждений… Кто мог вообразить, что в Тунисе – самой светской арабской стране – исламистская партия может выиграть большинство мест на прозрачных и честных выборах? Представляет ли «Ан-Нахду» серьезную долгосрочную угрозу обожаемой в Тунисе светскости? Может и представляет, но сейчас это легитимная политсила. Обвинять «Ан-Нахду» во множестве бед – это заблуждение, которое обернется неприятными последствиями», – пишет Middle East Monitor.

Победа Саудовской Аравии и ОАЭ

События в Тунисе усиливают во всем регионе идеологический и идейный раскол между двумя полюсами, сформировавшимися в арабских странах. С одной стороны оказались Катар и Турция, которые десять лет назад поддержали восстания Арабской весны, после которых быстро установили связи с демократически избранным исламистскими партиями в таких странах как Египет и Тунис.

Доха и Анкара предсказуемо осуждают захват власти Каисом Саидом. В противовес им выступают арабские монархии Саудовская Аравия и ОАЭ, видящие в исламистских демократиях угрозу собственным интересам.

«Подобно тому, как Абу-Даби и Эр-Рияд поддержали военный переворот президента Египта Абдул-Фаттаха Ас-Сиси против демократически избранного правительства «Братьев-мусульман» в 2013 году и наступление на Триполи ливийского генерала Халифы Хафтара в 2014 году, эти две арабские столицы сейчас поддерживают Каиса Саида. Египетское правительство тоже встало на его сторону. Для Эр-Рияда не составляет труда помочь демонизировать партию «Ан-Нахда» вбросами пропаганды и дезинформации. На такую операцию не нужно много денег, тем более что основную работу уже выполнили другие», – пишет катарское издание Al Araby.

Саудовские и эмиратские медиа и тысячи аккаунтов в соцсетях очерняют «Ан-Нахду», называя ее террористической группировкой, связанной с «Братьями-мусульманами». Также они распространяют фейковые соцопросы, показывающие, что 89% тунисцев поддерживают действия Каиса Саида.

В комментариях катарскому Al Araby аналитики называют сложившуюся ситуацию идеологической победой Абу-Даби и Эр-Рияда, так как противники тунисского президента демонстрируют готовность сдаться без боя. Руководители «Ан-Нахды» призывают своих сторонников в Тунисе не оказывать сопротивление властям, очевидно, боясь повторить печальную судьбу «Братьев-мусульман» в Египте.

В свою очередь Омаир Энас, профессор международных отношений Университета Йилдирима Беязита в Анкаре, считает, что Каис Саид хоть и узурпирует власть, но не станет самостоятельным политиком. По мнению турецкого аналитика, президент Туниса «не обладает харизмой, характерной для диктаторов в Африке, не имеет прочной поддержки армии и базы сторонников». Поэтому он, вероятно, станет слабым лидером и будет вынужден играть под дудку внешних манипуляторов.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате