Гонки «темных лошадок»: кому выгоден нынешний всплеск цен на газ

Гонки «темных лошадок»: кому выгоден нынешний всплеск цен на газ

И почему аргументы Кремля о европейском сговоре разбиваются об интриги внутри самой РФ

Цей матеріал також доступний українською
Гонки «темных лошадок»: кому выгоден нынешний всплеск цен на газ
Фото: depositphotos.com

Европейские цены на природный газ в этом году взлетели почти на 600%. Накануне фьючерсы с поставкой в ноябре на хабе TTF в Нидерландах обновили рекорд – $1900 за 1000 кубов.

Эти цифры весьма далеки от реальной экономики газового рынка. И уже бьют по репутации как поставщиков, так и самого «голубого топлива», которому пророчат центральную роль в энергетическом переходе от ископаемых источников энергии к возобновляемым для сокращения выбросов СО2. Аналитики прогнозируют, что долго такие спекулятивные цены не продержатся.

Источник: The Wall Street Journal

Несмотря на «альтернативные факты», которые озвучивают в «Газпроме», европейские политики считают: в эпицентре нынешнего кризиса находится газопровод «Северный поток – 2» и стремление России укрепить свои позиции на газовом рынке ЕС. Хотя реальная ситуация гораздо сложнее.

Возможно, другие сопутствующие обстоятельства прояснит расследование, инициированное пятью странами ЕС – Францией, Испанией, Чехией, Румынией и Грецией.

Но это будет непростой задачей. Потому что газовый бизнес – это также основа современной внешней политики множества стран и важный товар на сырьевом рынке, поставки которого определяют ситуацию в мировой экономике. А значит, сделки по газу – это не только рациональные решения, ориентированные на финансовую выгоду, но и политическое партнерство, определяющее стратегические взаимосвязи на международной арене.

Mind собрал в общую картину факты и комментарии, характеризующие расклады в торговле газом и дающие представление о том, кому может играть на руку нынешний ценовой вихрь.

«Это не мы»

Владимир Путин, выступая 6 октября на Петербургском международном газовом форуме, обвинил власти Евросоюза в ошибочных решениях, связанных с развитием биржевой торговли и нацеленных на «сворачивание долгосрочных контрактов на поставки газа».

«Глобальный энергетический рынок не терпит суеты и шараханий, инвестиционные планы здесь носят долгосрочный характер. Поэтому резкие необдуманные действия могут привести – и, судя по сегодняшней ситуации на рынке, уже приводят – к серьезным дисбалансам», – сказал Путин.

Тем самым он попытался отвести удары от «Газпрома», который обеспечивает 35% поставок газа в ЕС, выполняет свои обязательства по долгосрочным контрактам, но оказался неспособен предоставить дополнительные объемы энергоресурса, необходимые для снижения рыночной напряженности.

Главный тезис хозяина Кремля: «Россия готова к работе по стабилизации мирового энергетического рынка, но эта деятельность должна строиться на коммерческой основе с учетом интересов всех участников». В этом же контексте он рассматривает и перспективы транзита российского газа через Украину: его объемы могут быть даже увеличены, но услуги украинской ГТС «Газпрому» обходятся дороже, а потому менее выгодны, чем транспортировка по обходным маршрутам.

Взгляд с другого берега

Газовому рынку понадобились сутки, чтобы отреагировать на слова Путина, – и «дикое повышение цен» пошло на спад.

«Российский лидер решил поиграть своими геополитическими мускулами, сигнализируя миру о том, что он может помочь смягчить нарастающий кризис в Европе, спровоцированный дефицитом природного газа – ключевого сырья для производства электроэнергии и отопления домов. Но аномально высокие цены на газ интерпретируются в европейских столицах как попытка оказать давление на чиновников и регулирующие органы для запуска «Северного потока – 2» , – написала газета The Wall Street Journal.

Издание цитирует трейдеров, которые называют два фактора, способные снизить цены на газ в Европе: длительное отсутствие морозов (это сократит спрос) или увеличение поставок газа из России.

Запуск «Северного потока – 2» позволит Москве экспортировать газ напрямую в Германию в обход Украины и Польши, правительства которых критически относятся к Кремлю. Но для этого проект еще должен пройти сертификацию. Проблема в том, что «Газпром» добивается эксклюзивных условий для СП-2, которые будут ущемлять интересы других поставщиков и вредить конкуренции.

Вчера, когда на европейском газовом рынке в очередной раз обновлялись ценовые рекорды, оператору спорного газопровода удалось добиться промежуточного успеха в конфликте с Евросоюзом. Генеральный адвокат высшей судебной инстанции ЕС принял решение вернуть дело по СП-2 на рассмотрение в нижестоящую инстанцию. Это значит, что компания Nord Stream 2 AG (структура «Газпрома», которая построила трубу) может продолжать оспаривать правила Третьей директивы ЕС, запрещающие производителям газа контролировать газопроводы для его поставок.

Игры на бумагах

Кроме «Северного потока – 2», европейский газовый кризис оказался в центре другого напряженного состязания. Оно развернулось на биржевом рынке Европы, а именно – на хабе TTF в Нидерландах. Этот хаб – основная платформа в регионе для создания короткой позиции по фьючерсам (используется, когда трейдер продает фьючерсный контракт на газ с намерением выкупить его позже, надеясь, что цена будет снижаться).

Аномальная динамика в котировках на газовые фьючерсы заставила подозревать, что на рынке происходит намеренная, агрессивная скупка этих бумаг для накручивания цен, причем в чьих-то интересах.

Источники Reuters на рынке сообщили, что ведущие сырьевые трейдеры – Vitol, Trafigura, Glencore, Gunvor вместе другими крупными игроками накопили коротких позиций на сумму $30 млрд на TTF. Тогда как европейские коммунальные предприятия занимают противоположную – длинную – позицию. 

Эта стратегия вызвала дефицит ликвидности в сентябре, когда цены на газ в Европе резко выросли из-за множества факторов, включая низкие запасы в ПХГ, высокий спрос на СПГ в Азии, ограниченные поставки российского трубопроводного газа и СПГ в Европу, а также перебои в добыче на месторождениях в Нидерландах и Норвегии.

Кто на новенького

Хотя в Кремле настойчиво отрицают причастность РФ к росту газовых цен, ситуация на TTF снова бросила тень на Москву. А именно – в сторону главы компании «Роснефть» Игоря Сечина. Он уже 10 лет пытается добиться от Путина разрешения на трубопроводный экспорт газа в Европу, чтобы разбить монополию «Газпрома» и Алексея Миллера в этом бизнесе, вызывающую напряжение в отношениях РФ с Брюсселем.

Такие подозрения усиливает одно специфическое обстоятельство: в декабре 2016 года стало известно, что покупателями 19,5% акций крупнейшей российской нефтяной компании стали сырьевой трейдер Glencore и его акционер – суверенный фонд Катара (QIA).

После завершения сделки в 2018 году, под прямым контролем Glencore осталось 0,57% акций «Роснефти», а QIA сконцентрировал пакет в 18,93% и стал третьим по величине акционером российской нефтекомпании (после государственного «Роснефтегаза» c пакетом более 50% и британской корпорации ВР – с 19,75%).

Glencore – самый большой в мире сырьевой трейдер, торгующий всеми биржевыми товарами, от нефти и металлов до зерна, и одна из самых закрытых компаний в мире. «Самая большая компания, о которой вы никогда не слышали», – называл Glencore несколько лет назад Reuters.

Историю Glencore принято сравнивать со шпионскими романами: от момента основания в 1970-е годы она была тесно связана с СССР, а потом с Россией. Настоящие сверхприбыли на всех этапах существования компании позволяла зарабатывать торговля с «плохими парнями», серийное нарушение санкций и политические сделки в интересах одиозных диктаторов.

«Ищи, кому выгодно»

Версия о вероятной причастности к взлету газовых котировок авантюристов из Glencore, а также Игоря Сечина, известного своим крутым нравом, стала циркулировать в российских телеграм-каналах вчера, 6 октября. Конкретных доказательств пока никто не предъявил. Но и исключить такой поворот из общей рыночной картины полностью нельзя, учитывая запутанные связи в мире крупного бизнеса и политики.

В «Газпроме» нынешние цены на газ назвали неадекватными. «Мы сталкиваемся с неспособностью рынка генерировать адекватную цену на газ. Она не отражает ни уровень сделок, ни состояние рынка в Европе», – заявил Сергей Комлев, начальник управления структурирования контрактов и ценообразования российской корпорации.

«Во всяком запутанном деле ищи, кому выгодно», – одно из наставлений, которое пришло к нам со времен Древнего Рима.

А высокие цены на газ и дестабилизация выгодны прежде всего двум рыночным участникам – производителям газа (добывающим компаниям) и трейдерам. Нынешняя нестабильность способна если не расширить практику долгосрочных контрактов на рынке, в поддержку которой высказался Владимир Путин, то обеспечить гарантированные закупки газа и повышение спроса на мощности подземных хранилищ на территории ЕС.

Это выгодный сценарий для Москвы. Российский газ доминирует на европейском рынке, а «Газпром» через компанию Gazprom Germania участвует в проектах строительства и эксплуатации 10 ПХГ в Германии, Австрии, Нидерландах, Чехии и Сербии.

Еврокомиссар по энергетике Кадри Симсон 6 октября пообещала к концу года предложить реформу газового рынка, которая будет учитывать идею совместных закупок топлива странами ЕС для создания стратегических запасов этого столь значимого ныне энергоносителя. Кроме России, крупные поставки газа в Европу идут из Норвегии, Катара и Алжира.

Больше полезной информации, новостей и аналитики о мировом энергетическом рынке – на канале Светланы Долинчук. Читайте тут о главных трендах в энергетике и торговле энергоресурсами, новых технологиях в нефтегазовой отрасли, энергопереходе и декарбонизации.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате