Европа +1: Украина получила статус кандидата в члены в ЕС. Как не упустить шанс

Европа +1: Украина получила статус кандидата в члены в ЕС. Как не упустить шанс

К кандидатству прилагается конкретный to-do list в сфере реформ и законодательных преобразований. Как легко их будет реализовать и имплементировать, и сколько времени это займет

Цей матеріал також доступний українською This material is also available in English
Европа +1: Украина получила статус кандидата в члены в ЕС. Как не упустить шанс

Сегодня, 23 июня, начинается двухдневный Саммит Евросоюза в Брюсселе, на котором Украине будет предоставлен статус кандидата в члены ЕС. Этот прогноз не предполагает даже сослагательного наклонения, а решение является фактически гарантированным и не содержит интриги.

Ранее Еврокомиссия утвердила соответствующую рекомендацию Совету, а накануне саммита издание Euractiv опубликовало последний проект выводов, из которого следует, что «Европейский Совет принял решение предоставить Украине и Республике Молдова статус страны-кандидата». Как заявил министр-делегат по делам Европы при МИД Франции Клеман Бон, по украинскому вопросу среди стран ЕС «достигнут консенсус». Даже премьер-министр Венгрии Виктор Орбан, которого принято относить к оппозиции, публично заявил, что будет голосовать «за».

Дополнительным аргументом в нашу пользу стала ратификация Стамбульской конвенции, которую Верховная Рада утвердила в понедельник, 20 июня. Этот многолетний пробел был преградой для еврокандидатства Украины в глазах части стран, в первую очередь – Скандинавии.

По словам президента Еврокомиссии Урсулы фон дер Ляйен, Украина – это «европейское государство, которое продемонстрировало устойчивость своих институтов, гарантирующих демократию, верховенство права, а также права человека и уважение, защиту нацменьшинств».

Не оспаривая справедливость ни одной из этих характеристик, до 24 февраля их наличия было бы недостаточно, чтобы генерировать такой оперативный евроинтеграционный прогресс.

Честнее всех, хоть и максимально недипломатично, высказался премьер-министр Грузии Ираклий Гарибашвили, заявивший, что «не завидует Украине», поскольку статус предоставлен из-за войны, а кандидатство оплачено огромными жертвами и разрушениями. Кому при этом стоит позавидовать, так это Молдове, которая удачно втиснулась в европейскую полуоткрытую дверь. Аналогичная попытка самой Грузии, напомним, была однозначно пресечена со ссылкой на недостаточную демократичность этой страны.

Таким образом Еврокомиссия со своей стороны выполнила политические и моральные обязательства, перебросив мяч на сторону Украины, для которой все только начинается. Чтобы начать переговоры о вступлении в ЕС, Украина должна выполнить ряд требований (всего их семь, у Молдовы – девять) в том числе в части реформирования судебной и правоохранительной системы, борьбы с отмыванием денег и соблюдением авторского права.

Статус кандидата не имеет дедлайна – то есть подготовка может длиться до тех пор, пока Еврокомиссия не сочтет, что страна соответствует выставленным критериям. С учетом масштабности необходимых реформ, часть из которых категорически не может быть осуществлена во время активной фазы боевых действий, дорога к членству в ЕС исчисляется годами. Однако сам факт официального признания европейских перспектив Украины, а также доступ к многомиллиардным европейским бюджетным линиям специально для кандидатов – это беспрецедентный цивилизационный рывок.

Mind проанализировал список требований, которые нужно выполнить до начала переговоров по вступлению в ЕС, и оценил прогресс и сложности по каждому пункту.

Принять и внедрить законодательство о процедуре отбора судей Конституционного Суда Украины. В частности процесс предварительного отбора на основе оценки их добропорядочности и профессиональных навыков в соответствии с рекомендациями Венецианской комиссии

Череда скандалов, в том числе связанных с попытками смещения председателя КС Александра Тупицкого, недвусмысленно показывает: эта сфера в Украине нуждается в реформировании даже безотносительно к европейскому кандидатству.

«Конституционный Суд в Украине выполняет свои функции только формально и является крайне неэффективным», – констатирует Олег Березюк, директор Института глобальной политики и права.

При наличии политической воли выполнить это требование Еврокомиссии можно относительно оперативно: все необходимые законопроекты наработаны и могут быть проголосованы. Основная задача – обеспечение прозрачной процедуры назначения судей КС с целью недопущения на должности политически зависимых лиц.

«Для этого следует изменить процедуру назначения судей, изменив ее коренным образом, соблюдая регламент предварительного отбора на основе оценки их добропорядочности и профессиональных навыков. Делегировать кандидатов и формировать состав будут международные организации и собрания судей в отставке из первого состава КС, – поясняет адвокат Татьяна Даниленко, руководитель Адвокатского бюро своего имени. – В свою очередь, квалификационная комиссия будет формировать список кандидатов (по представлению Президента, парламента и съезда судей) на основе конкурсной комиссии и затем ежегодно будет дополнять. Отбирать судей КСУ предстоит Единой квалификационной комиссии, принимающей решение 2/3 голосов своих членов».


Завершить проверку добропорядочности кандидатов в члены Высшего совета правосудия и отбор кандидатов в Высшую квалификационную комиссию судей Украины

Реализация этого пункта также находится в прямой корреляции с политической волей и готовностью власти, сосредоточенной на Банковой, лишиться рычага воздействия на судей.

Контролируемая – пусть и опосредованно – судебная система составляла краеугольной камень, на который опиралась неформальная президентская власть в стране, где институт президентства сам по себе ограничен в части официальных функций.

Недоверие к судебной системе, по утверждению подавляющего большинства иностранных инвесторов, является одним из основных препятствий для инвестиций. «Затянувшаяся на годы судебная реформа оказывает губительное влияние на развитие страны, поскольку в целом страна теряет привлекательность для потенциальных инвесторов, – говорит Татьяна Даниленко. –  Конкурсные процедуры на должности судей длятся годами и не нашли своего логического завершения полным наполнением штата сотрудников».

Как и многие другие, судебная реформа оказалась половинчатой: созданный 14 июля 2021 года новый независимый орган – Этический совет, который должен оценивать добропорядочность всех кандидатов в Высший совет правосудия и провести одноразовую оценку всех действующих членов ВСП на соответствие их критериям профессиональной этики, не имеет возможности работать в полную силу.

Этический совет может дать рекомендацию назначить в ВСП десять или более кандидатов из числа 33. «Назначение именно десяти кандидатов на должности членов ВСП сделает орган полномочным и разблокирует процедуры увольнения, отстранения судей и рассмотрения дисциплинарных жалоб. Для этого следует внести изменения в закон, где на время военного положения разрешить субъектам назначения назначить на должности ВСП всех кандидатов, рекомендованных Этическим советом, на все имеющиеся вакантные должности», – поясняет Даниленко.


Обеспечить соответствие законодательства о борьбе с отмыванием денег стандартам Группы финансовых мер (FATF)

С одной стороны, этот пункт выглядит настолько очевидно выполнимым, что кажется специально добавленным доброжелателями, чтобы Украина с легкостью могла поставить напротив него отметку done.

Глобальных претензий у FATF к Украине нет. Хотя в начале 2000-х из-за слабого контроля над страховым сектором мы входили в черный список, из которого были исключены после создания Госкомиссии регулирования рынков финуслуг. Вопросы, касающиеся соблюдения норм FATF, возникали и в последний год правления Виктора Януковича, но были сняты после подписания Договора об ассоциации с ЕС.

Сейчас впервые за последние восемь лет Украина опять оказались на грани скандала с FATF – власти просрочили время синхронизации законодательства по криптоактивам. «Как раз в октябре 2021 года FATF обновила свои рекомендации по борьбе з с отмыванием денег, посветив большую часть новаций как раз виртуальным (цифровым) активам. Украинская законодательная база о виртуальных активах разрабатывалась до публикации этих новых рекомендаций», – поясняет член совета НБУ Виталий Шапран.

Согласно Отчету по результатам пятого раунда проверки Украины Комитетом экспертов Совета Европы по оценке мер борьбы с отмыванием денег и финансированием терроризма (MONEYVAL), нашей стране присущи недостатки в соответствии с международными стандартами FATF, об устранении которых власти ежегодно отчитываются.

На деле это означает, что кроме высоких рисков работы с Украиной из-за войны для финансовых институтов, ряд операций с криптоактивами у нас не регулируется так, как того требует современная практика по борьбе с «грязными» деньгами. Пикантность ситуации – в том, что именно криптоактивы назывались одним из главных каналов вывода капиталов из рф.

Таким образом, последствия имплементации на себе прочувствуют крипто- и финансовый рынки. «Синхронизация законодательства с актуальными нормами FATF будет наиболее ощутимой для тех операторов, которые работают с виртуальными активами и наличным денежным обращением», – считает Виталий Шапран.

Хотя законодатель пытался усовершенствовать вопросы регулирования крипты, до реальных действий руки так и не дошли.

Скорее всего, эта ошибка не будет фатальной: сославшись на войну, Украина получит отсрочку для  необходимых коррекций. Хорошая новость, по мнению Татьяны Дмитренко, в том, что европейское законодательство также не успевает за усовершенствованием 40 Рекомендаций FATF, особенно что касается новых технологий. Так, на дату полного внедрения 5 AML Директивы терминология настоящей Директивы уже не соответствовала обновленной 15 Рекомендации FATF.

Но все же в европейском законодательстве есть достаточно правил регулирования финансовых инструментов (MiFID II) и электронных денег (EMD2), к которым можно отнести определенные виртуальные активы. Ко всем остальным – разрабатывается так называемая MiCA. Европейское сообщество стремительно формирует и внедряет законодательство по цифровым валютам центральных банков (CBDC). В Украине также есть проект решения НБУ по э-гривне, но на данный момент он не внедрен.

Также ЕС должен согласовать свои действия по глобальным проектам стабильных валют с постоянной работой международных органов, устанавливающих стандарты, такие как Financial Stability Board (FSB).


Еще больше усилить борьбу с коррупцией, в том числе на высоком уровне. Завершить отбор и назначение нового директора НАБУ и прокурора САП

Этим пунктом Еврокомиссия фактически «топит» за своего человека на должности главы Специализированной антикоррупционной прокуратуры. 21 декабря завершился конкурс на главу САП, в котором, набрав 246 баллов, победил детектив Национального антикоррупционного бюро Александр Клименко. Его ближайший конкурент и ставленник ОП – прокурор Офиса Генерального прокурора Андрей Синюк – набрал 229 баллов.

Симпатии власти понятны, финал можно назвать для них разочаровывающим – судя по тому, что за два с половиной месяца до войны и еще почти четыре после победитель так и не был утвержден.

Как отмечает Марина Кахнова, юрист ЮФ ILF, Украина имеет лучшую антикоррупционную инфраструктуру, чем у многих членов ЕС, хотя по поводу работы антикоррупционных ведомств можно услышать нарекания. «Нужно понимать, что создания системы предотвращения и противодействия коррупции недостаточно. Ведь ключевой преградой, мешающей избавиться от коррупции в Украине, является толерантность этого явления в обществе. К сожалению, в реалиях сегодняшнего дня, по мнению разработчиков антикоррупционной стратегии, применение коррупционных практик является более удобным, оперативным и эффективным, а иногда и единственным способом удовлетворения потребностей физических или юридических лиц по сравнению с удовлетворением таких потребностей законным способом», – констатирует она.  

Возможным вариантом решения этой проблемы могла бы быть цифровизация предоставления услуг государственными органами Украины, в частности усовершенствование проекта «государство в смартфоне», при котором контакт с чиновниками при получении услуг был бы сведен к минимуму.


Принять комплексный стратегический план реформирования всего правоохранительного сектора как части среды безопасности Украины

Реформирование системы правоохранительных органов и правосудия имеет исключительно важное значение для обеспечения общественно-политической стабильности и является важной составляющей национальной безопасности Украины.

«В первую очередь нужно четко определить компетенцию и разграничить функции МВД и СБУ. А также обеспечить надежный контроль за их деятельностью со стороны прокуратуры и суда», – говорит Олег Березюк, директор Института глобальной политики и права. По его словам, также должна быть критически оценена деятельность относительно недавно созданных НАБУ, САП, ГБР и НАПК, определена эффективность их деятельности и целесообразность самостоятельного существования в системе правоохранительных органов.

«Требует реформирования и система правосудия, которая не выполняет в полной мере возложенные на нее функции. В частности, серьезные проблемы есть в сфере исполнения судебных решений», – подчеркивает эксперт.


Должен заработать «антиолигархический» закон

Этот закон, принятый с подачи Зе-команды внутри Украины, часто называют «бутафорским и беззубым». Однако, судя по всему, Еврокомиссию он вполне устраивает, если она настаивает на его имплементации. Возможно, понимая, что при наличии независимых правоохранительных институтов его нормы могут превратиться в грозное оружие.

«На сегодняшний день Венецианская комиссия готовит заключение по этому закону. Таким образом, в вопросе, как именно эффективно реализовать этот закон, украинские власти привязаны к этому заключению. Ведь потом рекомендации Венецианской комиссии необходимо будет внедрять в законодательство и реализовывать его», – поясняет Марина Кахнова из ILF.

И уточняет: уже на этом этапе понятно, что для того, чтобы закон действительно работал, необходимо сформировать реестр олигархов. Попадание в него автоматически налагает ряд ограничений на фигуранта, в частности это касается владения СМИ, участия в «Большой приватизации» и влияния на политическую  жизнь страны.


Привести законодательство о СМИ в соответствие с европейским аудиовизуальным законодательством

При всем упоре на медиа в этом пункте речь идет в первую очередь о соблюдении авторского права. В этой сфере в Украине все более цивилизованно, чем может показаться – по крайней мере, в части законодательного регулирования вопроса.

Что касается непосредственно медиа, то здесь должны быть внедрены соответствующие нормы закона о деолигархизации. «Коммерциализация и монополизация СМИ представляет угрозу для национальной безопасности, поскольку это оказывает непосредственное влияние на формирование общественного мнения, обеспечение объективности избирательного процесса и общественно-политические стабильности», – говорит Олег Березюк.

Кроме того, поскольку СМИ могут широко использоваться в информационных войнах, то государству придется найти консенсус между свободой слова и надлежащим контролем над объективностью распространяемой информации.


Завершить реформу законодательной базы для национальных меньшинств согласно рекомендациям Венецианской комиссии и разработать механизмы ее внедрения

Требование, внесенное, судя по всему, чтобы обеспечить лояльность Венгрии при голосовании. Как известно, у этой страны много пожеланий, в том числе чрезмерных, относительно норм закона о языке и эксклюзивных правах жителей Закарпатской области.

Однако формулировка и ссылка на нормативы Венецианской комиссии не оставляют возможности Виктору Орбану для блокирования и манипуляций в части выполнения этого пункта.

Согласно заключению Венецианской комиссии, украинским властям рекомендовано отменить положения закона о языке, которые «предусматривают дифференцированное отношение к языкам коренных народов, языкам национальных меньшинств, которые являются официальными языками ЕС, и языкам национальных меньшинств, которые не являются официальными языками ЕС».

Кроме этого, предлагают «рассмотреть возможность отмены механизма санкций» за нарушение норм языкового закона. Или «по крайней мере, ограничить его только до нарушений в общественной сфере и в крайних случаях», пересмотреть ЗУ «О государственном языке» и изъять норму, в которой говорится об ответственности, установленной за умышленное искажение украинского языка в официальных документах и ​​текстах.

Таким образом, возникает необходимость пересмотреть закон о государственном языке и подготовить закон о нацменьшинствах, привлекая к консультациям все заинтересованные стороны, в том числе представителей национальных меньшинств и коренных народов.

Учитывая политизированность языкового вопроса в Украине и еще большую остроту, которую он приобрел после 24 февраля, провести любые законодательные послабления будет очень непросто.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в нашем Telegram-канале Mind.ua
Проект использует файлы cookie сервисов Mind. Это необходимо для его нормальной работы и анализа трафика.ПодробнееХорошо, понятно