Бунт по-китайски: 5 особенностей протестов в КНР

Бунт по-китайски: 5 особенностей протестов в КНР

Как демонстранты играют с системой в «кошки-мышки», а силовики ведут против них игру в «ударь крота»

Цей матеріал також доступний українською
Бунт по-китайски: 5 особенностей протестов в КНР
Фото: DR

С прошлой пятницы на улицах Пекина, Шанхая, Нанкина, Ухани и других крупных китайских городов проходят экстраординарные массовые демонстрации, атрибутами которых стали белые листы бумаги, кодовые слова и призывы к отставке власти Си Цзиньпиня. Эксперты называют нынешние волнения крупнейшим вызовом для правительства КНР со времен «бойни на площади Тяньаньмэнь» в 1989 году.

Mind предлагает узнать об отличительных особенностях протестов в Китае.

COVID-запреты сплотили нацию

Незначительные протесты в Китае случались чуть ли не каждый день. Но они почти всегда фокусировались на одной-единственной проблеме и, как правило, были локализованы у офисов обанкротившегося банка или на территории предприятия, не выплатившего зарплату. Волнения быстро сходили на нет и забывались. Но нынешняя волна народного гнева нетипична – ее поднимают представители разных слоев населения во множестве городов страны.

«В субботу и воскресенье в Шанхае демонстранты скандировали: «Си Цзиньпинь, уходи». Эти лозунги разрывают привычные шаблоны, которым протестующие в Китае следовали ради своей безопасности: фокусироваться на одной проблеме и критиковать локальных чиновников, а не центральное руководство страны», – отмечает Financial Times.

Нынешняя волна протестов поднялась после того, как 24 ноября свыше десяти человек погибли при пожаре в закрытом на карантин жилом комплексе в Урумчи. В соцсетях распространилась версия, что людям не удалось спастись из-за жесткого контроля за соблюдением локдауна: выходы из горящего дома могли быть заперты снаружи, а пожарные могли не успеть прибыть на место происшествия и потушить огонь из-за заблокированных дорог.

На следующий день после пожара, 25 ноября, учащиеся как минимум 50 университетов вышли на акции неповиновения. К ним присоединились представители рабочего класса и городской элиты, возмущенные падением доходов и невозможностью свободно перемещаться по стране из-за политики нулевой терпимости к COVID-19.

«Протесты объединили людей в широкую коалицию для отстаивания общих интересов… Два года назад во время распространения менее заразного и более смертоносного штамма коронавируса политика нулевой терпимости к COVID была успешной. Она защитила свободы большинства населения ценой локдаунов для меньшинства в таких городах, как Ухань. Сейчас страну намного сильнее объединили общие страдания от ковидных мер», – пишет Financial Times.

Гнев ­– двигатель протестов

На протяжение недели по всему Китаю вспыхивают спонтанные уличные демонстрации, а соцсети WeChat и Weibo наводняются призывами к гражданскому неповиновению.

Ничего подобного никогда не происходило в КНР, и СМИ сопоставляют нынешние протесты с событиями на площади Тяньаньмэнь в 1989 году. Как тогда, так и сейчас ядро демонстраций образуют студенты. Но три десятилетия назад протестующих вдохновляла надежда, а сейчас ими движет гнев.

«Митинги на площади Тяньаньмэнь строились на надежде и на позитивных сигналах того, что демократия может прийти в Китай. COVID-протесты в Китае строятся на гневе – гневе нa тяжелые и зачастую деспотичные правила локдаунов, гневе на плохие условия локдаунов, гневе на режим и конкретно на Коммунистическую партию и президента Си Цзиньпина, спустившего сверху политику нулевой терпимости к COVID. На уличных протестах и в соцсетях звучат призывы к его отставке. Это невероятно, учитывая то, какой строгий надзор над гражданами в Китае», – пишет Маргарет Макквиг-Джонстон, эксперт по Китаю из канадского Университета Оттавы.

Чистые листы A4 – символ неповиновения

На изображениях и видео с демонстраций в Пекине и Шанхае люди держат белые листы бумаги, символизирующие бесчисленное количество критических постов, статей и аккаунтов, стертых из интернета. Выходя на улицы с листами А4, китайцы показывают свою солидарность с общенациональным протестом без риска оказаться в тюрьме за инакомыслие: судебной системе не за что предъявить им обвинения.

Идея использовать чистую бумагу зародилась в 2019–2020 годах на гонконгских митингах против законопроекта об экстрадиции. Власти китайской автономии запретили лозунги и фразы, связанные с массовыми протестами. В ответ на это митингующие стали выходить с белыми листами, демонстрируя таким образом, что правительство подавляет любые критические высказывания.

«Белые листы показывают все, что мы хотим, но не можем сказать», – передает Reuters слова 26-летнего протестующего в Пекине.

«Кошки-мышки» – тактика протестующих

Чтобы «обыграть» высокотехнологичную систему автоматического цензурирования, китайцы придумывают и продвигают в соцсетях, на сайтах знакомств и в чатах видеоигр кодовые фразы, напоминающие людям о протестах, но не вызывающие при этом подозрений у искусственного интеллекта.

Например, многие постят сообщения, состоящие исключительно из китайских иероглифов, означающих «правильно» и «хорошо». Хвалебные позитивные выражения гораздо реже подвергаются блокировке, чем негативные, но любой человек поймет, что преувеличенное выражение удовлетворенности на самом деле означает противоположное.

Также пользователи китайских соцсетей постят видео, на которых китайские лидеры, включая Мао Цзедуна и Си Цзиньпиня, высказываются в защиту свободы слова, что контрастирует с подавлением инакомыслия в эпоху борьбы с COVID.

Приглашения на протесты рассылаются в самой популярной, но строго цензурируемой китайской соцсети WeChat. Информация приходит незадолго до проведения акций в коротких сообщениях без описаний, иногда с прикрепленным изображением отметки на карте.

«Утром 27 ноября я получил такой секретный код: «11.27, 9:30, офис Урумчи». Так я узнал, что сегодня протестующие собираются возле здания муниципального управления Урумчи в столице», ­– рассказал агентству Reuters участник уличной демонстрации в Пекине.

Листовки и локации шейрятся в группах Telegram, а также в Instagram и Twitter. Эти соцсети запрещены в Китае, но многие граждане научились пробивать к ним доступ с помощью сервисов VPN и приложений, позволяющих обойти блокировку.

«Людям приходится играть в «кошки-мышки», чтобы коммуницировать между собой и подключаться к свободному миру», – комментирует ситуацию репортер CNBC Эвнис Йонг.

«Игра в крота» – тактика силовиков

Полиция Китая стремится упреждать протесты, оцепляя те места, где они должны состояться. Районы городов, в которых ожидается сбор демонстрантов, заполоняют силовики и предотвращают митинг, запугивая его предполагаемых участников.

Азиатские корреспонденты сообщают, что на пешеходных переходах, в вагонах метро, а также у входов в торговые центры полицейские случайным образом останавливают прохожих и проверяют их телефоны на наличие приложений Telegram, Instagram и Twitter и связанных с протестами материалов.

Власти КНР винят в демонстрациях «внешние силы», ведущие против Китая «подрывную и диверсионную деятельность». Правительство не драматизирует ситуацию и обещает нейтрализовать угрозу, действуя в рамках закона.

На тех участников демонстраций, которых идентифицировали системы слежки и распознавания лиц, оказывается адресное воздействие. Сотрудники полиции звонят им на мобильный или приходят к ним домой для проведения разъяснительных бесед о незаконности протестов и о врагах государства, пытающихся разжечь революцию в КНР.

«Пока что полиция применяет к нам преимущественно мягкий подход. Но мы знаем, что Коммунистическая партия очень хорошо может наказывать с отсрочкой», – цитирует китайского демонстранта CNN.

Чтобы отвлечь внимание граждан от протестов, правительственные СМИ публикуют статьи о достижениях китайцев в спорте и космосе. А соцсети наводняются спамом эротического содержания. Так, в Twitter на этой неделе на китайцев, искавших информацию о протестах по ключевым словам «Шанхай» или «Урумчи», вываливался порно-контент.

Эксперты отмечают, что силовым структурам Китая удается идти на шаг впереди демонстрантов и гасить хаотичные протесты, катализированные пожаром в Урумчи. Однако у митингующих появился новый повод выйти на улицы и выразить недовольство властью. Этим триггером должна стать недавняя смерть бывшего лидера КНР Цзян Цзэминя, в годы правления которого (1993–2002) гражданских свобод в стране было больше.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в нашем Telegram-канале Mind.ua и ленте Google NEWS
Проект использует файлы cookie сервисов Mind. Это необходимо для его нормальной работы и анализа трафика.ПодробнееХорошо, понятно