Разговор «об этом»: как правильно общаться с избирателями, бизнес-партнерами и наследниками

Разговор «об этом»: как правильно общаться с избирателями, бизнес-партнерами и наследниками

И почему революцию на фирме не стоит переносить в семью

Этот материал также доступен на украинском
Разговор «об этом»: как правильно общаться с избирателями, бизнес-партнерами и наследниками
Фото: pixabay

Пока президент Владимир Зеленский пытается «объять необъятное», специалисты советуют политикам такого уровня сформировать несколько иную стратегию. Например, сосредоточиться лишь на нескольких вопросах и решить их. Говорят, это и для страны безопаснее, и для лидера полезнее. В частности, для его имиджа.

А бизнесу стоит присмотреться к политике и взять на вооружение некоторые инструменты, которые очень хорошо там работают. Речь идет об умении общаться. Ведь в обоих сферах, и не только в них, это умение часто становится основой для достижения успеха. Так, налаживание правильной коммуникации иногда влияет на ситуацию и ее решение значительно эффективнее, чем любые другие инструменты. Умение наладить контакт с аудиторией, покупателем, партнером или даже в семье – то, чему стоит уделять время и внимание.

Как правильно общаться и как коммуникации спасают имидж, бизнес и семью, рассказала Mind со-СЕО Ассоциации владельцев семейного бизнеса FBN Украины, стратегический эксперт по политическим коммуникациям, Лариса Мудрак.

80% успеха в политике – это коммуникации. В бизнесе меньше, но все равно как минимум 40%. Существует три закона коммуникации, которые работают как в модели политических коммуникаций, так и в модели коммуникаций семейного бизнеса.

У каждой коммуникации и в политике, и в семейном бизнесе должна быть цель

Если нет конечной цели, то и коммуникационные планы не нужны. У президента должны быть одна-две большие цели на срок. Например, Обама две каденции занимался медицинской реформой. Трамп поставил цель повысить доход среднего класса и построить стену с Мексикой. Должны быть еще 4–5 крупных общенациональных задач, но нельзя выполнять 142 задачи одновременно и тем более нельзя их одновременно коммуницировать. Также и в бизнесе: вы либо расширяетесь горизонтально или растете вертикально, либо работаете над внутренними задачами компании и т. д.

Один из хороших кейсов one voice policy – Польша, которая в 2004 году проводила общенациональный референдум о ее вступлении в Европейский союз.

За год количество поляков, которые хотели стать частью ЕС, увеличилось с 25 до 77,5%. Президент Александр Квасьневский с командой лично объехал все гмины и воеводства.

Утром он подписывал документы в офисе, потом садился в вертолет и с небольшой командой летел в города. Там президент выступал на площади, его заместитель встречался с местным активом и бизнесом, лидеры мнений говорили с интеллигенцией, охватывались и другие целевые аудитории, это все продолжалось 2–3 часа. И все работали на одну цель – вступление страны в ЕС. Я была наблюдателем от Украины и видела этот процесс.

Начинать нужно с внутренних коммуникаций

Если в семье нет согласия, то нечего ходить вместе на светские мероприятия, сказал мне когда-то политик Иван Плющ. Еще одна цитата – от основателя FBN-Ukraine Владислава Бурды: «Если у вас революция в бизнесе, не надо ее начинать в семье. Там должна быть гармония».

Так же, если в политической команде внутренние коммуникации не восстановлены, не «взлетят» ни реформы, ни реструктуризации, ни изменения системы. Это закон менеджмента и закон коммуникаций высокого уровня.

На построение внутренних коммуникаций в политике нужно полгода. А в семейном бизнесе это постоянный процесс, потому что дети растут, и каждые полгода коммуникации нужно пересматривать.

После внутренних коммуникаций уже можно говорить о коммуникации продуктов:

  1. Цель.
  2. План ее достижения.
  3. Коммуникационный план.

Коммуникации с наследниками и преемниками

Особого внимания требуют коммуникации с наследниками (в семейном бизнесе) или преемниками (в политике). Я вижу, как в Украине люди создают семейные бизнесы и занимаются только бизнесом, не уделяя внимание преемственности и очень мало уделяя времени семье.

В политике также есть преемственность. Например, у одного политика были выбраны три человека из молодых политиков, которые были назначены «наследниками». Они могли занимать высокие должности, видеть всю внутреннюю кухню, имели самостоятельные контакты с международными лидерами. У них был шанс попробовать себя и учиться в большой мировой политике. Они не стали президентами, однако являются влиятельными политиками и до сегодняшнего дня, хотя их начали готовить еще в 2002 году.

В семейном бизнесе есть подобные технологии взаимоотношений родителей со своими сыновьями и дочерьми.

В FBN есть методологи, работающие с детьми, просчитывают таймлайн наследника с раннего детства. Консультанты работают с родителями и детьми по вопросам подходов к образованию, понимания генеалогии рода.

Затем идет собственно образование.Третий уровень – самый трудный для обеих сторон. Это вхождение в бизнес. Там много обязательных и рекомендованных FBN-international методологий. И одна из них – начать работать не в семейном бизнесе. Дети обижаются, они считают, что в свои 17 лет должны войти в семейное дело, но методологи-консультанты советуют другое.

Так же в политике. Наследники должны сначала поработать на различных уровнях в министерстве или в органе, где есть коалиционное распределение. То есть в среде, где нужно договариваться, уметь коммуницировать. Если политик не умеет работать с другими, с «чужими», он никогда не вырастет.

Как видим, точек пересечения с коммуникациями развития семейного бизнеса очень много. Нам, украинцам и Украине,необходимо расширять философию и культуру семейного бизнеса и продолжать учиться политическим коммуникациям.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате