Заболело в мире
39,965,414
Умерло в мире
1,113,307
Вылечилось в мире
27,494,768
Заболело в Украине
303,638
Умерло в Украине
5,673
Вылечилось в Украине
126,489
Одним миром: о чем свидетельствует мировое соглашение «Укрнафты» с «Укртрансгазом»

Одним миром: о чем свидетельствует мировое соглашение «Укрнафты» с «Укртрансгазом»

И почему за «дружбу» двух компаний заплатит население

Этот материал также доступен на украинском
Одним миром: о чем свидетельствует мировое соглашение «Укрнафты» с «Укртрансгазом»
Фото: УНІАН

«Нафтогаз Украины» и «Укрнафта» решили конфликтный и спорный вопрос, который касался объемов газа в подземных хранилищах. Более того, компании заложили фундамент будущих плодотворных и взаимовыгодных отношений. Об этом 3 февраля сообщил на своей странице в Facebook исполнительный директор НАК «Нафтогаз Украины» Юрий Витренко. Что предусматривает это соглашение, почему оно достигнуто именно сейчас и какие «подводные камни» таит, специально для Mind объясняет эксперт Института энергетических исследований Юрий Корольчук.

О чем на самом деле договорились? Все выглядит хорошо и благозвучно только в параллельной реальности идеальной Украины. Настоящая украинская реальность предлагает нам другой сценарий, в котором «Нафтогаз» фактически отказался от судебной борьбы за спорные объемы газа с «Укрнафтой» в ПХГ и требует от государства компенсации за продажу газа населению по нерыночной цене (15 млрд грн).

Также «Нафтогаз» покупает авансом у «Укрнафты» 2 млрд куб. м газа по заниженной, а не рыночной цене общей стоимостью 14,6 млрд грн.

Что остается «Укрнафте»? «Укрнафта» сделает только одну хорошую вещь – погасит налоговый долг в 30 млрд грн. Вроде и хорошо, но причина появления такого долга – не в газе, а в другой производственной деятельности «Укрнафты» – нефтяной. То есть «Нафтогаз» помогает миноритарным акционерам «Укрнафты» решить проблемы, возникшие в их хозяйственной деятельности.

Как стало возможным, что государство фактически пасует перед миноритарными акционерами и не защищает собственные интересы? Напрашивается аналогия с судом против «Газпрома», где «Нафтогаз» занимал непримиримую позицию и не хотел идти на мировую до политического решения Зеленского – Путина. А сейчас «Нафтогаз» отказывается от дальнейшего судебного спора, поддержки правительства в этом вопросе, не пересматривает работу руководства «Укрнафты».

За что именно судились? Судебные споры «Нафтогаза» и «Укрнафты» касались добытого «Укрнафтой» газа, который по закону компания должна продавать населению. «Укрнафта», а точнее ее миноритарные акционеры во главе с Игорем Коломойским, не хотели продать «по дешевке» газ. И – по документам – закачивали его в ПХГ. «Нафтогаз» отобрал и использовал этот газ. Дискуссионный и неоднозначный вопрос: почему «Укрнафта» имела право претендовать на рыночную цену газа, а государственная компания «Укргаздобыча» – нет.

Как такое могло случиться? Следующая цепочку этой истории – продажа нефти компанией «Укрнафта» для ряда фирм, которые позже обанкротились. Связи компаний с группой «Приват» Коломойского могут указывать на то, что речь шла о целенаправленной «схеме» вывода средств из компании. И именно это стало причиной роста налогового долга.

Однако без надежных помощников в таком деле ничего не сделаешь. Поэтому Коломойский заручился поддержкой сначала главы «Нафтогаза» Андрея Коболева в 2014–2016 годах, а уже затем большую роль сыграл коммерческий директор «Нафтогаза» Юрий Витренко.

Вопрос долга «Укрнафты» настолько важен для Коломойского, что, по имеющейся информации этот вопрос  был частью глобальных переговоров Украины и России по транзитному договору, Донбассу, обмену, Минским договоренностям. Если обобщить, то жесткая четырехлетняя позиция Витренко по Стокгольмского арбитражу разбилась о лед реальности, которая давала зеленый свет сделке «Нафтогаза» и «Укрнафты». В этом контексте также следует рассматривать позицию Коломойского по России, которая уже давно изменилась на более лояльную.

И если с политическими аспектами понятно, то за экономические условия «мирового соглашения» придется заплатить всем жителям Украины, поскольку именно из бюджета «Нафтогаз» планирует получить 15 млрд грн, и именно государственная компания «Нафтогаз» заплатит 14,6 млрд грн за 2 млрд куб . м газа.

Какими будут экономические последствия этого решения? Что касается первых 15 млрд грн, то «Нафтогаз» претендует на компенсацию за поставки газа населению и ТКЭ на условиях ПСО, то есть по цене ниже рыночной. Дальнейшее вызывает ряд вопросов.

Первый – нет механизма возможной компенсации. А поэтому такая процедура просто невозможна. Второй вопрос более важный – «Нафтогаз» продавал газ для населения и ТКЭ, который получал от «Укргаздобычи», где себестоимость и затраты не формируют цену выше 4000 грн за 1000 куб. м. То есть «Нафтогаз» предлагает государству фактически «просто так» заплатить компенсацию, поскольку считает рыночной цену газа, которую компания заплатила международным трейдерам.

Эти средства – 15 млрд грн – должны пойти на выплату «Укрнафте» за 2 млрд куб. м газа, которые ранее «Нафтогаз» отобрал из ПХГ. Только вот «рыночная» цена этого газа завышена – 7500 грн за 1000 куб. м. При ценах в этом сезоне (2019–2020 год) рыночная стоимость этого объема газа не превышает 12 млрд грн. То есть компания на голом месте переплачивает 3 млрд грн миноритарным акционерам во главе с Игорем Коломойским.

А вообще объемы спорного газа касаются периода, когда тариф на газ для «Укрнафты» регулировала НКРЭКУ по условиям затрат, которые несла «Укрнафта». И, по ориентировочным подсчетам, стоимость такого спорного газа не может превышать 3000–3500 грн за 1000 куб. м. Спор касается 2006 года, и рынка газа тогда в Украине не было. И рыночной цены также не было. В таком случае «Нафтогаз» переплачивает «Укрнафте» 8 млрд грн.

К тому же «Нафтогаз» закачал в этом сезоне рекордные запасы газа, и поэтому компании необходимо от этого газа «избавляться». Но и здесь есть вопросы. «Нафтогаз» закупил этот газ по цене $200, или 5000 грн. То есть, отдав «Укрнафте» европейский газ, НАК получит убытки – ориентировочно 5 млрд грн.

Что касается покупки газа «авансом» у «Укрнафты», то возникает вопрос целесообразности такого шага. Во-первых, на рынке может быть цена выгоднее, чем та, которую готов платить «Нафтогаз». А тут опять идет речь о цене 7500 грн за 1000 куб. м. Суммарно «Нафтогаз» купит 2 млрд куб. м.

И европейские трейдеры, и «Газпром» готовы предлагать газ по цене ниже $200. Экономическая логика поддержки миноритарных акционеров «Укрнафты» во главе с Коломойским не просматривается. «Укрнафта» уже готовится к увеличению добычи газа, нарастив ее в 2019 году на 7,5% – до 1,16 млрд куб. м. Предыдущие 15 лет компания лишь снижала добычу газа – с 3 до 1 млрд куб. м.

Что в итоге? Неутешительной является пассивная реакция наблюдательного совета «Нафтогаза» во главе с Клер Спотисвуд на мировое соглашение «Укрнафты» и «Нафтогаза», которое больше напоминает схему.

Наконец самое главное. Против «Укрнафты» не завершены расследования по продаже нефти фиктивным компаниям и выводу средств. Причины накопления налогового долга – также тема для отдельного расследования. При таких условиях подписание и реализация мирового соглашения – это не что иное как «договорняк» менеджмента «Нафтогаза» и миноритарных акционеров «Укрнафты». Спешка также объясняется завершением контракта у главы «Нафтогаза» Андрея Коболева и возможной кардинальной перезагрузкой НАК.

Поэтому задача «Укрнафты» и «Нафтогаза» – успеть «прокрутить» мировое соглашение до апреля. Задача же государства и правительства – приостановить выполнение мирового соглашения до завершения расследования дел по «Укрнафте».

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате