Юрий Явтушенко: «СБУ поставило перед собой цель – остановить наш бизнес»

Юрий Явтушенко: «СБУ поставило перед собой цель – остановить наш бизнес»

Совладелец страховой компании «Саламандра-Украина» - о том, зачем силовые органы давят на его бизнес, и каким образом надо наводить порядок на страховом рынке

Цей матеріал також доступний українською
Юрий Явтушенко: «СБУ поставило перед собой цель – остановить наш бизнес»

Как уже писал Mind, 14 июня СБУ наведалась в офисы страховой компании «Саламандра-Украина», компания «Финанс-Лайн» и общественного союза «Украинский Страховой Омбудсмен». А 20 июня силовики пришли с обыском в днепропетровский офис страховой компании «ДИМ Страхование».

По данным СБУ, правоохранители выявили и разрушили масштабную финансовую схему, связанную с фиктивным страхованием рисков, к которой и были причастны упомянутые страховщики. В службе безопасности считают, что таким образом было «отмыто» почти 4,5 млрд грн.

Совладельцем упомянутых компаний является Юрий Явтушенко. Он известен в страховых кругах своей жесткой позицией по отношению к схемному и кэптивному страхованию. Кроме того, Явтушенко неоднократно заявлял, что Нацкомифинуслуг занимает «мягкотелую» позицию по отношению к нарушителям. Из-за этого на рынке творится бардак, а права клиентов страховых компаний совершенно не защищены.

В то же время, позицию и действия бизнесмена поддерживают далеко не все участники страхового рынка. Например, его неоднократно обвиняли в том, что скупка долгов страховщиков-банкротов, которую осуществляет одна из компаний Явтушенко «Маркс.Капитал», наносит вред всему рынку. Кроме того, много шума наделала сделка по покупке страхового общества «Ильичевское» в 2016 году. Она происходила на фоне конфликта между Юрием Явтушенко и экс-директором купленной компании Юрием Гришаном, который не хотел лишаться своей должности. Также против Явтушенко было открыто несколько уголовных дел. И представители «Саламандра-Украина» заявляют, что одно из них, возбужденное Киевской городской прокуратурой №2 в мае 2016 года, по которому Юрия Явтушенко подозревают в незаконных финансовых операциях, и стало причиной для обысков.
По мнению Явтушенко, визит СБУ – это «заказ», который стал следствием открытой критики в адрес регулятора, а также быстрого роста компаний, которые вызывают зависть конкурентов. О том, как сохранить бизнес в условиях силового давления, а также очистить и оздоровить страховой рынок, Юрий Явтушенко рассказал в интервью Mind.

-Обыск ваших компаний – это чей-то «заказ»?

- У меня есть версия, кто стоит за этим обыском. Но так как вескими доказательствами я пока что не располагаю, имена и фамилии озвучивать не буду. Я уверен, что рано или поздно мы сможем привлечь этих лиц к юридической ответственности. И да, я лично готов заплатить вознаграждение тому, кто предоставит мне неопровержимые улики, которые помогут выйти на заказчиков.

-Что изъяли представители СБУ в ходе обыска?

-  Около 150 жестких дисков и 50 ноутбуков. Искали еще и сервера. Но так как мы храним данные за рубежом, то ограничились только этим. Задача была очевидная: остановить бизнес. Но своей цели СБУ не достигло, поскольку наша система выстроена таким образом, что сотрудники могут работать удаленно, даже не присутствуя в офисе. Да, конфискация техники – это, конечно же, ущерб. Но на жизнедеятельности компании это никак не сказалось. Правда, пришлось на время остановить работу Страхового омбудсмена – телефонный номер 409 был отключен. Но мы продолжали принимать жалобы на страховщиков по почте и через сайт.

-Вы считаете, что правоохранители на этом успокоятся?

- На нас могут попытаться надавить с помощью регулятора, и остановить лицензию. Но за что? Недавно проведенная проверка Нацкомфинуслуг (завершилась в мае – прим.ред.) показала, что к компании нет никаких претензий, резервы на месте, ликвидность достаточная, жалоб на платежную дисциплину тоже нет. Так что и с этой стороны нас атаковать бессмысленно. Более того, скажу, что в течение четырех дней после обыска, обе страховые компании («Саламандра-Украина» и «ДИМ Страхование» – прим.ред.) выплатили по страховым случаям 1 млн. грн. Это говорит о том, что мы продолжаем работать в нормальном режиме.

-Служба безопасности предъявила вам обвинение в отмывании 4,5 млрд грн. Что это за сумма, откуда она взялась?

- СБУ нужна была красивая скандальная цифра. Они, скорее всего, собрали всю информацию об оборотах не только нашего бизнеса, но и компаний, с которыми у нас договорные отношения. Речь идет о компаниях «Финанс-Лайн» и «Маркс.Капитал», которые занимаются скупкой долгов. Как страховых, так и банковских. Одна из таких факторинговых операций, например, составила порядка 1,6 млрд грн. Сюда же силовики явно приплюсовали долги СО «Ильичевское», а также обороты «Саламандра-Украина» и «ДИМ Страхование» (обе страховые компании за  2015-2016 годы получили 383 млн. грн. валовых платежей, «Маркс.Капитал» выплатил гражданам за страховщиков-банкротов 9,2 млн. грн.). Но отмывание и прочие обвинения попросту голословны.

С момента открытия против нас уголовного дела в мае 2016 года, мы официально обращались в органы прокуратуры, МВД и СБУ, были готовы предоставить любую информацию, дать пояснения по всем данным и цифрам. Но так как у СБУ ставила перед собой цель не разобраться в ситуации, а заблокировать работу компаний, то следствие к нам ни разу не обратилось.

 -Но Государственная фискальная служба, к примеру, не раз заявляла, что страховые компании активно используются для обналичивания и оптимизации налогообложения

- У страховых компаний в действующем законодательном поле нет инструментов, с помощью которых можно заниматься обналичиванием и подобными операциями. Единственное «окно», которое осталось у страхового рынка – это перестрахование. Туда и уходят миллиарды. Но тогда возникает резонный вопрос: почему ни Нацкомфинуслуг, ни то же СБУ не пытаются закрыть этот канал для вывода денег, – это можно сделать очень легко и просто, – а предпочитают давить на стабильный и нормально работающий бизнес? Ответа на него нет.

-Если очистить рынок, как вы говорите, очень легко, почему комиссия и другие компетентные органы этим не занимаются?

- Пока Нацкомфинуслуг была и остается политически несвободной и ангажированной, этого и не произойдет. Большинство людей в комиссии, которые подымают руки за принятие тех или иных решений, лоббируют интересы отдельных страховых компаний, а не рынка и клиентов в целом. На самом деле, должно остаться около 30-50 страховщиков. Всех остальных – кэптив, схемщиков, названия которых хорошо известны, – буквально в течение трех месяцев госрегулятор может закрыть. Либо, другой путь: приостановка лицензии до тех пор, пока страховщик не начнет показывать реальные обороты и что-либо продавать.

-Возможно, тогда приход СБУ – это банальное рейдерство?

- Такая версия тоже имеет право на жизнь. Мы очень быстро развиваемся. Поэтому не исключено, что кто-то заинтересовался нашими бизнесом и решил таким образом «подмять» его под себя.

-СБУ заявило, что «близкий к некоему беглому олигарху бизнесмен Юрий Явтушенко отмывал деньги Януковича». О чем вообще речь?  

- На Януковича и олигархов, а еще и на войну, можно при желании вообще списать все, что в стране происходит. Какая связь между мной, деньгами Януковича и с каким-то беглым олигархом – я просто понять не могу. Это полный абсурд.

-А вам не поступали предложения откупиться от давления со стороны правоохранительных органов?

- В течение года ко мне ходили разные люди, которые предлагали закрыть уголовные производства (речь об уголовном производстве №12013110060004593, заведенном Печерским РУ, производстве №42013110000000266, заведенном Шевченковским РУ и производстве №12013110070004460, заведенном Подольским РУ г. Киева – прим.ред.). Но, что самое интересное, никто из этих лиц мне не говорил, как они намерены «решать» этот вопрос. Поэтому смешно думать, что я заплатил бы деньги каким-то непонятным людям, которые торгуют «воздухом». А нас привязывают ко многим уголовным делам только потому, что «Финанс-Лайн» оказывал ассистанские услуги.

-Вы упомянули о проверке Нацкомфинуслуг. Кем и почему она была инициирована?

- Проверка проводилась тоже с подачи СБУ. Но Нацкомфинуслуг при этом не нашла никаких вопиющих нарушений. Да, есть у нас с регулятором определенные разногласия. Например, комиссия считает, что деньги страховщика в МТСБУ не могут включаться в его активы. Мы же придерживаемся противоположного мнения. И еще нам сказали, что мы слишком быстро платим клиентам. Но в целом никаких глобальных претензий к компаниям нет. И это выглядит еще большим абсурдом, когда профильный контролирующий орган признает нашу деятельность полностью удовлетворительной, а силовики выбивают двери и навешивают на нас гроздьями обвинения.

-Кстати, а в каком статусе сегодня находится компания «Маркс.Капитал»? Ведь она была причиной нескольких конфликтов между вами, МТСБУ и Нафкомфинуслуг.

- Деятельность «Маркс.Капитала» полностью законна. Это признали не только независимые юристы, но и суды, выигранные нами вплоть до последней инстанции. Другой вопрос, что там нет тех «золотых гор», которые нарисовали в своем воображении контролирующие органы и СБУ. Ведь долги мы выкупали еще до падения гривны в 2014 году, по курсу 8, а в итоге суммы, с которыми мы работали, выросли по стоимости в три раза, что стало причиной немалых убытков.

-Почему сделка по приобретению СО «Ильичевское» обернулась ликвидацией компании? Вы не смогли изначально оценить масштабы проблем?

- Честно говоря, на этапе покупки, мы не ожидали, что туда придется «закачать» такой объем денег. Ведь если взять тот же «Маркс.Капитал», те долги, с которыми он работаем, возвращаемые. Пусть пройдет два, три года, но мы их вернем. В ситуации с СО «Ильичевское» все гораздо сложнее. Там просто «дыра», в которую нужно вливать деньги. Например, гасить кредиторскую задолженность перед лечебными учреждениями, делать крупные выплаты по «каско», ОСАГО и т.д. Поэтому и было принято решение о ликвидации. И хотя процесс затягивается, мы надеемся, что СО «Ильичевское» удастся ликвидировать до конца 2017 года.

-И все-таки, какой объем долгов вы получили вместе с покупкой компании?

- Если взять все долги СО «Ильичевское», которые нужно заплатить,  то сумма составит 70 млн. грн. При этом живых денег там было лишь 5 млн грн.  

-Какой тогда смысл в этой сделке? Это же чистый убыток

- В целом модель бизнеса СО «Ильичевское» регулярно генерировала убытки. Но у них лучший медицинский продукт, от которого хотелось в буквальном смысле хлопать в ладоши. Соответственно, наработанный опыт, технологии, взаимоотношения с медучреждениями, база клиентов значат для нас очень и очень много.  В итоге мы заплатили 20 млн. грн. за технологии. Остальные убытки мы компенсируем через МТСБУ и в результате дисконтирования и регрессов.

-У вас есть в планах провести объединение «Саламандра-Украина» и «ДИМ Страхование»? Это был бы логичный шаг

- Во-первых, я же не единоличный собственник. У нас во всех компаниях разные акционеры, и они решают, как и куда развиваться. Во-вторых, если «Саламандра-Украина» ориентирована на страхование физлиц, то «ДИМ Страхование» больше настроена на обслуживание корпоративных клиентов. Более того, компания приобреталась под стратегического инвестора, и развиваться «ДИМ Страхование» будет вместе с сетью собственных частных клиник. Только в таком формате можно построить успешный бизнес на медстраховании в Украине. Другого пути я не вижу.

- И что это будет за инвестор?

- Это немецкий капитал. Мы намерены закрыть сделку до конца 2017 года.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA
Проект использует файлы cookie сервисов Mind. Это необходимо для его нормальной работы и анализа трафика.ПодробнееХорошо, понятно