Заболело в мире
39,965,414
Умерло в мире
1,113,307
Вылечилось в мире
27,494,768
Заболело в Украине
303,638
Умерло в Украине
5,673
Вылечилось в Украине
126,489
Лауреат: Нобелевской премии мира 2007 года: «Единственное место на Земле, где не знают о глобальном потеплении, – это Белый дом»

Лауреат: Нобелевской премии мира 2007 года: «Единственное место на Земле, где не знают о глобальном потеплении, – это Белый дом»

Раджендра Кумар Пачаури – о том, соответствуют ли реальности климатические прогнозы, как изменения климата влияют на перераспределение ресурсов и почему бедные страны должны развивать возобновляемую энергетику

Этот материал также доступен на украинском
Лауреат: Нобелевской премии мира 2007 года: «Единственное место на Земле, где не знают о глобальном потеплении, – это Белый дом»
Раджендра Кумар Пачаури
Фото: Kris Krug / PopTech / flickr

77-летний Раджендра Кумар Пачаури  известен своими исследованиями проблем климата и глобального потепления. В течение 13 лет, с 2002 по 2015 год, он занимал пост председателя Межправительственной группы экспертов по изменениям климата (Intergovernmental Panel on Climate Change, IPCC). IPCC была создана совместно Всемирной метеорологической ассоциацией и Программой ООН по окружающей среде. В 2007 году IPCC получила Нобелевскую премию мира за усилия по сбору, анализу и распространению информации о влиянии человека на изменения климата на Земле, а также обоснование мер, необходимых для противодействия таким изменениям.

Будущий нобелевский лауреат родился в Индии, получил образование в железнодорожном институте и в начале своего трудового пути долгое время проработал на заводе по производству дизельных локомотивных двигателей. Он стоял у истоков расцвета индийского машиностроения. А после потратил десятилетия на то, чтобы доказать, что дизельные двигатели должны уйти в прошлое, а энергию из ископаемых источников нужно заменить на энергию воды, солнца и ветра. Господин Раджендра Пачаури примет участие в качестве спикера в Киевском международном экономическом форуме, который будет проходить 5–6 октября. Накануне его визита в Киев Mind расспросил эксперта о сегодняшней повестке дня в борьбе за экологию и о том, насколько эта повестка актуальна для Украины.

– Вы занимаетесь проблемами климата уже более 30 лет. Ошибались ли вы хоть раз за это время в своих оценках и прогнозах?

– О да! К сожалению, те прогнозы, которые мы делали, были слишком консервативны. Влияние климатических изменений на окружающую среду оказалось больше, чем мы оценивали в начале исследований. Возможно, эта ошибка была сделана из-за нашего осторожного подхода к прогнозам. Теперь дела обстоят значительно хуже, и каждый должен понимать, что в будущем они могут оказаться хуже, чем это прогнозируется сейчас.

– В чем, например, вы ошиблись?

– Например, уровень мирового океана поднимается больше, чем мы прогнозировали в 2007 году. Недооценка оказалась связана с тем, что было сложно предсказать поведение ледников и процессы таяния льда. Также мы не смогли предсказать, что количество и интенсивность экстремальных погодных явлений настолько увеличится. Мы оказались большими оптимистами в том отчете 2007 года. Но исследования продолжаются, сейчас у нас больше знаний и прогнозы корректируются.

– Как климат влияет на экономику уже сегодня?

– Здесь есть много аспектов. Например, последствия экстремальных погодных явлений. Сегодня уже понятно, что их стало больше, и со временем они будут все более частыми и суровыми. Помните ураган «Сэнди» в США и на Багамах в 2012 году? Больше всего пострадали Нью-Йорк и северо-восток США. Ущерб был оценен в $50 млрд.

В агроотрасли мы видим снижение продуктивности по трем основным культурам – это пшеница, рис и кукуруза. Фермеры терпят убытки из-за засухи или ливней. В Индии национальной проблемой  стали самоубийства фермеров на этой почве. Сейчас они исчисляются сотнями тысяч, это те люди, которые взяли ссуды в банках под большие проценты на развитие своего фермерского хозяйства. Отсутствие дождей по три-четыре года убило их дело. Масштаб явления огромен, и это дает экономический эффект для целой страны. Недавно в Аризоне зафиксировали резкий скачок температуры и температурный рекорд, из-за чего были отменены десятки авиарейсов. Причина в том, что из-за жары воздух потерял свою подъемную силу и самолеты просто не могли взлетать. Экономический эффект огромный. Мы должны относиться к этому более серьезно.

– В 2007 году, когда вам вручали Нобелевскую премию мира за исследования климатических изменений, председатель Нобелевского комитета, профессор медицины Оле Данболт Мьес отметил, что в международном научном сообществе нет единого мнения о роли человека в глобальном потеплении. Многие считают, что такое понимание не появилось и за последние 10 лет. Так есть ли прогресс с научным консенсусом?

– Конечно, наши знания о том, как меняется климат, углубляются. Пожалуй, единственное место на Земле, где не знают о глобальном потеплении, – это Белый дом. Во всех остальных точках земного шара люди отлично осведомлены, что это так. Об этом говорит хотя бы тот факт, что Парижское соглашение поддерживают все страны мира, кроме двух (Сирии и Никарагуа. – Mind), правда, теперь уже трех. Хотя лично я убежден, что как только Трамп уйдет, США вернутся в соглашение. Конечно, там очень много лоббистов, тех, кто зарабатывает огромные доходы на ископаемых видах топлива. У них много денег – и отсюда возможность влиять на политику. Но вряд ли постоянным положением дел для США может быть президент, который не знает, что на самом деле хорошо для американцев.

– США вышли из соглашения, Россия так и не ратифицировала его, Китай взял на себя ограниченные обязательства. Три из пяти крупнейших стран по объемам выброса СО2 фактически остались в стороне. Значит ли это, что ученые проиграли корпорациям?

– Нет, они не проиграли. Вы только посмотрите, как возмутилось общество этому шагу США. Тот же Китай, сейчас там все меняется: они, наоборот, после демарша Трампа вызвались взять на себя больше обязательств в рамках Парижского соглашения. И они действительно делают очень много в этом направлении. То же самое и в отношении многих других стран.

Ведь имеет значение только то, насколько люди, в первую очередь молодые, понимают серьезность изменений и готовы ли они взять в руки свое будущее. Все зависит от воли людей, а правительства вынуждены реагировать на то, чего хочет общество. 

– Критики теории глобального потепления утверждают, что мы видим не изменения климата, а 30-летние циклы активности солнца, которые влияют на колебания температуры. Есть ли научные факты, отрицающие это, особенно с учетом того, что фундаментальным учениям в этой области немногим более 30 лет?

– Это нонсенс. Климат меняется, и это ясно всем ученым мира. IPCC опирается на анализ ведущих мировых ученых из разных областей науки и делает на основе их исследований свои отчеты по климату. Эти же отчеты используются и правительствами. Один из важнейших шагов в науке – это принятие результатов исследований не только обществом, но и правительствами. Конечно, скептики есть, но за последние 15 лет их стало значительно меньше. 500 лет назад, когда уже было точно известно, что земля круглая, тоже находились те, кто все еще в это не верил. Это нормально, люди не всегда легко принимают правду.

– В ваших нобелевских исследованиях содержались данные о том, как изменения климата определяют распределение сил на международной арене, периоды войн и конфликтов. Как на сегодняшнюю геополитическую ситуацию, на ваш взгляд, влияют те погодные катаклизмы, которые имеют место в последнее время?

– Экстремальные погодные явления происходят везде, но очевидно, что одни страны страдают больше, а другие меньше. Больше страдают бедные страны, ведь у них недостаточно средств, чтобы бороться с последствиями. Поэтому появляются беженцы, люди переселятся в более богатые страны. Огромная проблема кроется и в распределении экономических ресурсов. Например, ситуация с Россией. Это крупнейший производитель нефти, и ее политическая сила идет от нефти, разве нет? На Ближнем Востоке это Ливия.

Поэтому бедные страны должны двигаться в сторону роста объемов возобновляемой энергетики, к альтернативным источникам. Это сократит негативное влияние несправедливого распределения ресурсов и уменьшит дисбаланс в экономическом и политическом весе государств. Без этих необходимых шагов дисбалансы будут только усугубляться, а экономическое и политическое напряжение между странами – возрастать.

– Но бедным странам тяжелее найти средства на то, чтобы переходить на новые источники энергии. Где Украина и ей подобные могут изыскать необходимые ресурсы, не усиливая свою зависимость от богатых?

– Вы должны понять, что альтернативная энергия – это не расходы, это ваша выгода и экономия. Посмотрите на Германию, богатейшую страну Европы. Спросите, как они этого добились? Они потребляют намного больше, чем другие европейские государства, при этом невозобновляемых ресурсов у них существенно меньше. Все потому, что Германия на полную использует возможности зеленой энергетики. И это не стоит им почти ничего.

Есть примеры и других стран. Например, Китай. Недавно я прочитал заметку о том, что там есть целый регион, в котором абсолютно вся электроэнергия производится из возобновляемых источников (провинция Цинхай на западе центральной части Китая. – Mind). Подобный пример – город Пало-Альто в Калифорнии. Есть такие истории успеха и в других странах. Адаптация идет везде. Конечно, все должно делаться в соответствии с местными условиями. Вы не должны производить солнечную энергию там, где большую часть года идут дожди.

– Почему вы решили приехать в Украину? О чем будет ваш доклад на Киевском экономическом форуме и что вы попытаетесь донести слушателям?

– Я вижу очень близкую связь с украинским обществом. Я знаю те вызовы, с которыми вы сталкиваетесь. И хочу донести, что у вас есть нереализованный потенциал, еще незанятая ниша для роста. Если вы будете производить больше энергии из ваших собственных ресурсов – вы не только поможете окружающей среде, но и станете более независимы в экономике. Это то направление, где можно добиться устойчивого роста. Об этом я хочу рассказать, потому что чувствую: то, что так волнует сегодня мир, – важно и для Украины.

– Как вы считаете, какова мера воздействия на глобальные климатические изменения Украины – страны со столь малым участием в мировом ВВП?

– Еще Махатма Ганди говорил, что «небольшое тело, наполненное духовной энергией и воодушевленное неугасимой верой в свою миссию, может изменить ход истории». Миру нужны истории успеха, позитивные примеры обществ, которые встали на правильный путь. Поверьте, вы будете очень удивлены тем, какой сильный эффект такая история может иметь для остального мира. Но и вы сами, украинское общество, тоже получите огромную пользу.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате