Вице-президент Ассоциации налогоплательщиков Украины: «Жизнь согласно новым требованиям вполне возможна, она просто дороже»
Спецпроект
Tрансформации бизнеса

Вице-президент Ассоциации налогоплательщиков Украины: «Жизнь согласно новым требованиям вполне возможна, она просто дороже»

Наталья Ульянова – о том, как бизнес избавляется от «розовых очков» в общении с государством и принимает европейские правила игры на разных рынках

Этот материал также доступен на украинском
Вице-президент Ассоциации налогоплательщиков Украины: «Жизнь согласно новым требованиям вполне возможна, она просто дороже»
Наталья Ульянова
Фото из личного архива

Кабинет министров и Администрация президента уже несколько лет подряд анонсируют в Украине налоговую либерализацию. Тем не менее, кардинальных изменений в налоговой системе до сих пор не произошло. Из самых значимых новшеств можно выделить разве что снижение ставки ЕСВ, реструктуризацию Государственной фискальной службы и внедрение системы электронного администрирования НДС, которая, тем не менее, успела выпить у бизнеса немало крови.

Но глобально налоговая система Украины требует фундаментальной перестройки. Это необходимое условие возобновления экономического роста в стране и привлечения иностранных инвестиций.

С одной стороны, реформа – это оптимизация (в хорошем смысле этого слова) налоговой нагрузки, упрощение механизмов начисления и администрирования налогов, дальнейшее сужение полномочий ГФС и передача фискалам исключительно сервисных функций, а также создание нового декриминализованного органа по борьбе с экономическими и фискальными преступлениями вместо дискредитировавшей себя налоговой милиции. В то же время, либерализация не означает полную амнистию и отсутствие инструментов по борьбе с налоговыми уклонистами.

В Министерстве финансов уже обсуждается инициатива о введении обязательного декларирования для лиц с годовыми доходами от 50 млн грн. Кроме того, ГФС продолжает усиливать контроль взаимоотношений украинского бизнеса с нерезидентами, а присоединение Украины к плану BEPS выльется в еще более жесткое препятствование выводу капитала за пределы нашей страны.

Mind, при поддержке юридической фирмы ICF Legal Service ведет специальный проект «Трансформации бизнеса». В нем мы будем анализировать изменения в международном законодательстве, новейшие тенденции в предпринимательстве и разбирать кейсы успешных и провальных трансформаций крупных компаний.

О том, каких налоговых изменений стоит ожидать в течение 2018 года, о факторах, препятствующих притоку инвестиций в Украину, а также о том, как повысить инвестиционную привлекательность бизнеса, в интервью Mind рассказала управляющий партнер юридической фирмы ICF Legal Service, вице-президент Ассоциации налогоплательщиков Украины Наталья Ульянова.

– Каким стал для бизнеса 2017 год с точки зрения налогообложения и фискальной политики?

– Относительно спокойным. Изменения в Налоговый кодекс, принятые еще в конце 2016 года, были направлены, прежде всего, на реструктуризацию Государственной фискальной службы, на совершенствование администрирования налогов и развитие электронных сервисов. И бизнесу не пришлось привыкать к очередному изменению налоговых ставок, как это происходило в 2015-2016 годах. В то же время, довольно болезненным оказалось внедрение механизма приостановки НДС-накладных, который стал настоящим шоком для многих налогоплательщиков, заблокировав их деятельность.

– Но ведь в начале декабря Верховная Рада прислушалась к бизнесу и вновь перевела этот механизм в тестовый режим?

– Во-первых, это временно, так как до 1 марта должны быть разработаны новые критерии блокировки накладных. Во-вторых, многие компании столкнулись с тем, что разблокировать отдельные операции попросту невозможно. Это касается накладных, приостановленных до 1 декабря 2017 года и по которым в ГФС не были поданы все требуемые пояснения и документы. Поэтому бизнес уже подает к фискальной службе многочисленные иски. Да и в принципе, эта система сама по себе «кривая», так как она как раз толком и не препятствует работе тех компаний, которые злоупотребляют «скрутками». Кабмину с Министерством финансов нужно тщательно переработать критерии блокировки, иначе этот механизм так и будет создавать проблемы для налогоплательщиков.

– Какие налоговые изменения произойдут в 2018 году?

– Из тех новаций, которые уже вступили в силу, следует упомянуть отмену с 2018 года авансовых взносов для плательщиков единого налога при выплате дивидендов, пересмотр критериев отнесения бизнеса к числу крупных налогоплательщиков (оборот за четыре последовательных квартала должен быть более 50 млн евро, либо сумма уплаченных за такой же период налогов – не менее 1 млн евро), появление требования о хранении документации по ТЦО в течение семи лет. В целом же в Минфине и ГФС дали ясно понять, что бизнесу следует готовиться к жесткому отслеживанию всех финансовых потоков. Внутри страны это будет выражаться в тотальной фискализации расчетов, борьбе с незаконным оборотом подакцизных товаров и в усилении контроля стоимости тех товаров, которые проходят таможенную очистку. Кроме того, налоговики намерены всячески препятствовать оттоку капитала за пределы Украины.

– Каким образом?

– За счет расширения сферы применения правил трансфертного ценообразования, и путем выявления сделок со связанными лицам. Например, еще летом 2017 года вступил в силу перечень организационно-правовых форм (ОПФ). В него попали ОПФ из 26 стран, которые пользовались особой популярностью у отечественного бизнеса для структурирования торговых сделок. Кроме того, с 1 января нынешнего года действует новый список государств (территорий), операции с которыми признаются контролируемыми. Он пополнился 20-ю странами и теперь включает в себя 85 юрисдикций.

Также Украина продолжает постепенно имплементировать требования плана BEPS. Еще в мае 2017 года Минфин сообщил, что до конца 2018 года будут предприняты меры, которые предотвращают злоупотребления льготами, которые предусмотрены соглашениями об избежании двойного налогообложения; внедрено обязательное документирование транснациональными компаниями трансфертного ценообразования и отчетность в разрезе стран деятельности. Помимо этого, украинское правительство уже не первый год грозится подписать соглашение об автоматическом обмене налоговой информацией с другими странами. По словам министра финансов Александра Данилюка, этот механизм заработает уже с 2020 года. Как будет на практике – посмотрим.

– И как бизнес отреагирует на это закручивание гаек?

– На самом деле большинство нововведений не несет для компаний каких-то особых трудностей. Например, появление списка ОПФ привело к тому, что налогоплательщикам придется составлять и подавать еще один дополнительный отчет по ТЦО. Многие уже поняли, что жизнь с новыми требованиями, которые в том числе продиктованы BEPS, вполне возможна. Это просто дороже.

– А что с налогом на выведенный капитал? Каковы его шансы?

– Им очень недоволен крупный бизнес. Большие компании понимают, что дыра в бюджете, которая образуется после отмены налога на прибыль, будет покрываться за счет них. Но внедрение НнВК неизбежно, так как его поддерживают и УСПП, и АПУ, и представители бизнес-ассоциаций, и даже члены профильного комитета по налогам. Но произойдет это в 2019 году или сдвинется на 2020 год, сказать сложно.

– Кстати, в Минфине и профильном комитете заявили, что налоговая реформа заморожена. Это окончательно или все-таки на время?

– Властям уже в ближайшем будущем придется вернуться к налоговой реформе, поскольку ее проведение является одним из ключевых условий привлечения инвестиций в экономику Украины. Посмотрите на рейтинг Doing Business: по индикатору «налогообложение» мы находимся на 43 месте. Не худший, конечно, но далеко и не самый лучший результат. Украинские налогоплательщики, например, тратят 328 часов на уплату налогов в год, общая налоговая нагрузка у нас составляет почти 38%, в то время как в других странах Европы и в Центральной Азии – 33%. Так что налоговая реформа очень нужна. И не точечные выдергивания норм из НКУ, а перестройка идеологии налогообложения и администрирования в принципе.

– Как вообще инвесторы оценивают нашу экономику, готовы ли заводить сюда капитал?

– Украиной очень интересуется Китай. Инвесторы из Поднебесной смотрят на сельское хозяйство, энергетику, IT и финсектор. США вроде бы и готовы вкладывать деньги, но хотят гарантий. Гарантий, что они смогут спокойно работать, и их никто не будет трогать. Инвесторы из Западной Европы осторожнее всех. Можно сказать, что они присматриваются к Украине. Впрочем, мы ожидаем, что второе полугодие станет настоящей «весной инвестиций» для нашей страны, а 2019-2021 годы – бумом капиталовложений.

– На чем основан такой оптимизм?

Вице-президент Ассоциации налогоплательщиков Украины: «Инвесторы хотят от Украины гарантий, что они смогут здесь спокойно работать, и их никто не будет трогать»
Наталья Ульянова
Фото из личного архива

– Экономика Украины медленно, но восстанавливается. По прогнозу Мирового Банка, ВВП в 2018 году вырастет на 3,5%, в 2019-2020 годах – на 4%. Кроме того, если мы переживем пик выплат по внешним долгам, который придется как раз на 2019 год, это станет четким сигналом для инвесторов, что с нашей страной можно иметь дело.

–  И все же, на разных уровнях постоянно ведутся разговоры о том, что Украине нужно работать над инвестпривлекательностью. Что под этим подразумевается?

– В принципе, никакого секрета нет. Необходима налоговая и судебная реформа, внедрение механизмов защиты инвестиций, либерализация валютного законодательства. И об этом мы очень много говорили на втором международном бизнес-форуме «Level Up Ukraine 2017», который проходил в Киеве в ноябре 2017 года.

Нужно искать точки соприкосновения и компромиссы между инвесторами, властями и бизнесом. Ведь деньги не идут в Украину не потому, что их некуда вкладывать. Доходность инвестиций полностью нивелируется теми рисками, с которыми сталкиваются инвесторы. Поэтому ключевая задача – минимизировать эти риски, что в итоге даст зеленый свет для зарубежного капитала.

Причем такую точку зрения озвучивали все стороны, присутствовавшие на форуме. И реальные инвесторы из Китая и США, и европарламентарии, и представители украинской стороны. В частности, глава парламентского комитета по вопросам налоговой и таможенной политики Нина Южанина, директор фонда Блейзера Олег Устенко. Иными словами, понимание, что делать, есть. Другой вопрос, что все эти процессы пока что не сдвигаются с мертвой точки, а создается лишь видимость реформ. И их активизация целиком и полностью в руках правительства.

–  Тем не менее, проблема ведь не только в страновых рисках, но и в том, что очень многие компании – это темные лошадки для инвестора. Именно по этой причине государство не может запустить процесс приватизации. Инвесторы не понимают, что за актив им предлагают, и они не хотят его покупать.

– Это действительно так. Но бизнес, к счастью, уже давно избавился от розовых очков и видит, что те методы, которые работали еще вчера, сегодня совершенно неэффективны, а завтра они принесут убытки. В части регуляции и фискальной политики улучшений нет, давление со стороны контролирующих органов только усиливается, попытки решать вопросы с чиновниками тоже не дают никакого результата. Поэтому все больше компаний приходят к тому, что им необходима реструктуризация.

– О чем именно речь?

– О своеобразной перезагрузке, которая обеспечивает комплексную трансформацию. Мы ее называем «Осознанная эволюция бизнеса». В этот процесс входит международное структурирование и структурирование финансовых потоков, автоматизация производства, маркетинговая стратегия, управленческая и репутационная реорганизация. По сути, это инструменты комплексной трансформации бизнеса, с помощью которых можно решить огромный спектр задач. Будь то масштабирование, освоение новых рынков, привлечение инвесторов или продажа компании.

–  Кто больше всего нуждается в такой реорганизации?

– К нам очень часто обращаются предприятия АПК, IT-компании, компаний, которые связаны с экспортом-импортом, независимо от сферы их деятельности, застройщики и девелоперы, представители финсектора и фармацевтической отрасли. Но с глобальной точки зрения, комплексная трансформация нужна всем компаниям, которые хотят развиваться и расти, осваивать новые рынки и становиться лучше конкурентов, избавиться от накопившихся проблем или привлечь инвестиции.

– А насколько вообще реально защитить бизнес сегодня в действующем нормативно-правовом поле?

– Исключительно в рамках украинского законодательства обезопасить бизнес сложно. Это факт. Но поскольку мы работаем на стыке украинского и международного законодательства, и у нас за 13 лет накоплена внушительная экспертиза, могу сказать, что если в структуре бизнеса появляется некая нерезидентная составляющая, это в разы повышает иммунитет против рейдеров, "наездов" со стороны проверяющих и правоохранительных органов.

– Ну а как быть с тем, что все эти попытки защититься воспринимаются фискальными органами как уход от налогообложения и вывод капитала в офшоры?

– Это какой-то странный стереотип, который не имеет ничего общего с реальностью. Вообще, вывод денег в офшоры – это устаревшая и неэффективная схема. Этим давно никто не занимается, так как налоговая оптимизация не решает проблем, а является экстренным латанием дыр. Наша задача – вывести бизнес на новый уровень. Помочь ему удержаться на плаву, расширить деятельность, подготовить к продаже инвесторам. При этом компания становится понятной и прозрачной для всех, как для партнеров, так и контролирующих органов (фискальных в том числе), с оптимальной налоговой нагрузкой, защитой активов и личных средств собственников. 

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате