Грязное дело: что делать с некондиционной российской нефтью

Грязное дело: что делать с некондиционной российской нефтью

И сможет ли Украина использовать эту ситуацию с выгодой для себя

Этот материал также доступен на украинском
Грязное дело: что делать с некондиционной российской нефтью
Фото: DR

Оператор белорусского участка системы магистральных нефтепроводов «Дружба» – ОАО «Гомельтранснефть Дружба» в пятницу 17 мая приостановил прокачку российской нефти в направлении Украины из-за отсутствия на украинской стороне свободных резервуаров для откачки загрязненной нефти.

Это стало вторым случаем приостановления меньше чем за месяц. Первое состоялось 25 апреля, когда белорусский концерн «Белнефтехим» выявил, что Россия осуществляет транзит в Европу некондиционной нефти: уровень хлорорганических веществ в ней был превышен в 18–30 раз.

На территории Украины в системе магистрального нефтепровода «Дружба» в то время накопилось почти 500 000 тонн загрязненной российской нефти марки Urals.

Как стало известно Mind, в начале второй декады мая министр энергетики Украины Игорь Насалик пригласил к себе всех трейдеров нефтепродуктов и нефти и предложил им «организовать переработку давальческой нефти» на белорусских нефтеперерабатывающих заводах. На замечание, что в Украине нет столько нефти, чтобы передавать ее еще и на белорусские НПЗ, министр расплывчато ответил, что «есть варианты, когда страна без нефти, однако находит возможности ее перерабатывать для собственных нужд».

Возможно, министр имел в виду вариант с использованием загрязненной российской нефти, «зависшей» в трубах «Укртранснафты». Собеседник Mind не смог однозначно ответить,но отметил, что уже на следующий день эта идея министра сошла на нет. Однако не исключено, что на рынке могут найтись игроки, которые ею воспользуются.

Как избавиться от загрязненной нефти? Проблемы с нефтью концерн «Белнефтехим» выявил вечером 19 апреля, когда начало выходить из строя оборудования на нефтеперерабатывающих заводах – Мозырском и Полоцком («Нафтан»). 24 апреля Беларусь приостановила ее транзит на Запад, 25-го транзит приостановили также Украина и Польша, поскольку от загрязненной российской нефти отказались переработчики Литвы, Польши, Германии, Венгрии, Словакии.

По подсчетам специалистов «Белнефтохима», в магистральной системе «Дружба» на территории России, Беларуси, Украины и Польши накопилось до 5 млн тонн некондиционной нефти. Руководство российской «Транснефти» оценило этот объем в 3 млн тонн, и пообещало решить проблему за 2–3 дня. Однако это оказалось невозможным.

В российской газете «Ведомости» появился комментарий представителя нефтяной отрасли, который сообщил, что решить проблему загрязненной нефти можно только путем добавления ее к чистой нефти в пропорции 1:30 или 1:40. Таким образом, чтобы нейтрализовать весь некондиционный объем, понадобится 105–175 млн тонн чистой нефти и три года работы. А на выдавливание всей некондиционной нефти из трубопроводов понадобится от 4 до 6 месяцев.

Компании-транзитеры начали вытеснять и сливать нефть в резервуары. Уже до 2 мая Россия очистила небольшой участок «Дружбы» в направлении Беларуси и возобновила передачу чистой нефти. ОАО «Гомельтранснефть Дружба» понадобилось еще четыре дня, чтобы освободить свой южный участок от загрязненной нефти и заполнить чистой, поэтому 6 мая чистая нефть дошла до Украины, а 11 мая достигла границы с Венгрией. Об этом отчиталась государственная «Укртранснафта» (УТН), в управлении которой находится трубопровод «Дружба».

Но заработала только одна нитка, потому что выдавливать загрязненную нефть украинской компании особо и некуда: на системе «Дружбы» есть резервуарный парк номинальной емкостью лишь в 257 000 куб. м, или половина от необходимого. А значит, еще примерно 250 000 тонн остаются в магистральной трубе.

Все зависит от технологий. С технологической точки зрения допустимый вариант – смешать загрязненную нефть с чистой, очистить и производить качественные нефтепродукты. Те же белорусские Мозырский и Полоцкий НПЗ довольно быстро сориентировались, несколько изменили технологию очистки и после смешивания с чистой нефтью возобновили производство нефтепродуктов через несколько дней.

Российский НИИ «Транснефть» обнародовал свои выводы: органические хлориды используются при добыче вязкой нефти, поэтому могут попадать в трубопроводы. Но они не влияют на коррозионную активность материала трубопроводов, их технологического оборудования и конструкций резервуаров, так как перекачка идет при температуре 5-40 градусов по Цельсию.

Их критическое влияние сказывается именно на оборудовании НПЗ, потому что при температуре в 150 градусов по Цельсию органические хлориды разлагаются с выделением соляной кислоты, что приводит к коррозии; а также превращаются в хлорид аммония – белый порошок, который забивает теплообменники и запорную арматуру. А еще хлориды резко снижают эффективность катализаторов.

В 2001 году, после проблем на одном из российских НПЗ, органические хлориды были запрещены к использованию, Министерство энергетики России сняло запрет только в 2012 году, но установило норму – не более 10 ppm на тонну. Если было небольшое превышение, то заводы перед непосредственной переработкой делали следующее: приоткрывали крышку резервуара и перемешивали нефть, часть хлора из этих хлоридов просто испарялась, ведь хлор – это газ.

Однако все зависит от оборудования конкретного НПЗ, степени загрязнения нефти и решения руководства идти на дополнительные технологические риски. НПЗ Orlen в Литве и Total в Германии отказались использовать загрязненную российскую нефть, зато в Венгрии компания MOL сообщила, что попытается смешивать нефть и перерабатывать ее.

А еще несколько компаний в Германии и Польше официально заявили, что готовы выкупить загрязненную российскую нефть по сниженной цене. Согласно опросу Reuters, дисконт может составить $10–20 на тонне.

Почему эту нефть не будут перерабатывать в Украине? Сегодня загрязненная российская нефть находится «на хранении» в АО «Укртранснафта», и сколько там пробудет – не известно. Как и то, сколько ее «потеряется» при перекачке из трубы в резервуары и снова в трубу. В то же время в УТН в резервуарах на площадке нефтетерминала «Южный» есть и качественная нефть более дорогого сорта Azeri Light, которая осталась после выполнения предыдущих контрактов компании. Azeri Light постепенно продают на рынке. Только в 2019 году было продано 55 000 тонн: 30 000 + 20 000 тонн на двух аукционах купило ОАО «Нефтехимик Прикарпатья», и 5000 тонн – «Укргаздобыча».

Поэтому у «Укртранснафты» есть возможности и ресурсы смешивать ту и другую нефть, чтобы определить оптимальное соотношение для безопасной переработки. К тому же 8 мая УТН заказала у предприятия «Интертэк Украина» услуги по определению содержания органических хлоридов в нефти. Срок выполнения – 31 декабря 2019 года, стоимость – 583 000 грн.

Можно ли провести переработку в Украине? Сергей Куюн, директор консалтинговой компании «А-95», выразил сомнения по поводу такого шага. «Сам нефтеперерабатывающий завод «Нефтехимик Прикарпатья» не перерабатывает нефть с 2011 года, восстановить его работу на существующих мощностях уже фактически невозможно. В Украине работает только Кременчугский НПЗ, но он старается не перерабатывать нефть марки Urals из-за повышенного содержания серы», – объясняет эксперт.

По его словам, кременчугские нефтепереработчики отдают предпочтение качественной украинской и азербайджанской нефти, чтобы выдержать европейские стандарты качества бензинов и дизтоплива. «Вряд ли руководство рискнет перерабатывать нефть с повышенным содержанием хлора и серы», – считает Куюн.

Позовут ли на помощь «иностранных трейдеров»? По словам Сергея Куюна, в этой ситуации с нефтью присутствует также и политическая составляющая, о которой не стоит забывать. Украина с Россией – в состоянии военного противостояния, с 1 июня Москва вводит очередные ограничения на поставки в Украину нефти и нефтепродуктов, а значит, Украина может не получить даже загрязненную нефть.

Среди участников рынка есть и другие мнения по поводу того, как Украине развернуть ситуацию в свою пользу. Недаром министр вспоминал «давальческую переработку на белорусских заводах». Отсутствие свободных мощностей для хранения в Украине ограничивает возможности для возобновления прокачки российской нефти на Запад и срывает выполнение российской «Транснефтью» своих обязательств перед европейскими потребителями. Итак, России нужно как можно быстрее найти выход из ситуации, и имеющиеся в трубах от 3 до 5 млн тонн загрязненной нефти тоже надо куда-то «пристроить».

Вероятно, Россия не согласится провести прямую публичную сделку с некондиционной нефтью на территории Украины, но может продать ее «пулу иностранных трейдеров», которые и передадут ее на давальческую переработку в Беларусь, Польшу или Венгрию. В Европе всегда найдутся малоизвестные, но важные офшорные трейдеры, которые будут руководствоваться лозунгом известного объединения Ост-Индской торговой компании «Ничего личного – только бизнес».

Как на самом деле будет развиваться ситуация, мы увидим уже в ближайшие недели.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате