Вячеслав Климов и Владимир Поперешнюк: «Президенты приходят и уходят, а «Нова Пошта» остается»

Вячеслав Климов и Владимир Поперешнюк: «Президенты приходят и уходят, а «Нова Пошта» остается»

Совладельцы и топы НП – о том, как КИТ, ХИТ и другие аббревиатуры помогут компании расти по 25% в год, о приватизации «Укрпошты» и звонках от политиков с просьбой дать денег

Этот материал также доступен на украинском
Вячеслав Климов и Владимир Поперешнюк: «Президенты приходят и уходят, а «Нова Пошта» остается»
На фото (слева направо): Владимир Поперешнюк, совладелец НП; Александр Бульба, СЕО компании, Вячеслав Климов, совладелец НП
Фото: пресс-служба "Нової Пошти"

17 мая «Нова Пошта» запустила Хмельницкий инновационный терминал (ХИТ). Годом ранее – аналогичный в Киеве (КИТ). Компания вложила в их строительство почти 25 млн собственных и заемных евро. Теперь планирует открыть еще пять схожих сортировочных хабов в Харькове, Одессе, Львове, Днепре и второй в столице. Общий объем инвестиций в новые терминалы может превысить 50 млн евро.

Зачем компания вкладывает немалые деньги в автоматизированную сортировку? Из какой «тумбочки» добывает финансирование? Почему хочет запустить авиадоставку по Украине? Не опасно ли отказывать Игорю Коломойскому? Об этом и многом другом Mind рассказали совладельцы «Новой Пошты» Вячеслав Климов и Владимир Поперешнюк, СЕО компании Александр Бульба и финансовый директор «Нова Пошта-Центр» Петр Фоков.

О том, зачем компании дорогостоящие автоматизированные терминалы

Вячеслав Климов: «Нова Пошта» очень не хочет остаться в образе старой кирпичной компании. Инновационные терминалы – ответ на приближение промышленной революции 4.0. Как говорил Генри Форд, наши инвестиции находятся на нашем конвейере. Если компания не будет постоянно заниматься повышением своей эффективности, анализировать расходы, она станет болеть. Это путь к поражению.

Вячеслав Климов и Владимир Поперешнюк: «Президенты приходят и уходят, а «Нова Пошта» остается»
Вячеслав Климов
Фото: пресс-служба НП

К тому же из-за глобального дефицита на рынке труда вскоре у нас не будет такой роскоши, как возможность бесконечно набирать сотрудников. Поэтому автоматизация – подготовка к будущему. Тем более очень многие операции не требуют ручного труда. Он должен быть заменен машинами. Я буду счастлив, если через пять лет наш оборот вырастет в несколько раз, а число сотрудников сохранится на нынешнем уровне (28 000 человек – Mind).

Владимир Поперешнюк: Цель запуска инновационных терминалов – увеличить скорость обработки посылок, сократив таким образом время доставки. Также они позволяет нарастить мощность (пропускную способность) – обрабатывать больше посылок за единицу времени. А еще мы увеличиваем продуктивность труда, снижая при этом уровень физической нагрузки. Это помогает улучшать условия труда, в том числе повышать заработную плату.

Вячеслав Климов и Владимир Поперешнюк: «Президенты приходят и уходят, а «Нова Пошта» остается»
Владимир Поперешнюк
Фото: пресс-служба НП

Александр Бульба: Автоматизированные терминалы помогают нам расти гораздо быстрее. Если бы не было КИТа (запустили в марте 2018 года. – Mind) – мы не смогли бы за прошлый год доставить более 174 млн посылок, вырасти на 20% за год.  

Предположим, есть трехлитровая банка, а у нас – 3,5 литра воды. Понятно, что такой объем туда невозможно вместить. Поэтому из трехлитровой мы сделали пятилитровую банку. За прошлый год обработали «четыре литра». И у нас еще есть резервная мощность.

В этом году благодаря КИТу и ХИТу, надеюсь, сможем доставить 214 млн посылок. В предпраздничные дни КИТ обрабатывал по 400 000 грузов в день. Сейчас он способен переработать до 540 000 посылок за рабочие сутки.

Автоматизация в несколько раз эффективнее ручной сортировки.

Об источниках финансирования семи крупных терминалов

Вячеслав Климов: Более 60% нашей прибыли мы обязательно инвестируем в развитие компании. Очень не любим кредиты, настороженно к ним относимся. Для строительства ХИТа пришлось привлечь инвестиции.

Петр Фоков: Для строительства ХИТа мы взяли 6,5 млн евро мультивалютного кредита в ЕББР сроком на семь лет. Банк предоставил нам возможность выбирать транши в гривнах или евро. Пока мы отдаем предпочтение национальной валюте. Процентную ставку не имею права разглашать, по соглашению с ЕБРР.

Вячеслав Климов и Владимир Поперешнюк: «Президенты приходят и уходят, а «Нова Пошта» остается»
Петр Фоков
Фото: пресс-служба НП

В украинском банке мы могли бы занять такую сумму. Выбрали ЕБРР, так как этот банк – не только источник финансирования. Он выдвигает целый ряд требований по охране труда, прозрачной отчетности и т. п. А мы хотим им соответствовать (видимо, это подготовка к возможному выходу на IPO. – Mind).

Грант по «зеленой» программе FINTECC от ЕБРР мы получим после введения ХИТа в эксплуатацию. Нам сделают компенсацию стоимости: – 8% от цены оборудования, которое мы установили. По подсчетам специалистов, автоматизированная сортировка ХИТа позволит снизить выбросы СО2 в атмосферу на 1200 тонн в год.

Вячеслав Климов и Владимир Поперешнюк: «Президенты приходят и уходят, а «Нова Пошта» остается»
Новый терминал в Хмельницком (ХИТ)
Фото: Евгения Подгайная / Mind

А КИТ в основном строили на свои деньги. Взяли небольшой кредит в украинском банке на три года. Вскоре вернем. Процентную ставку также не могу разглашать.

При создании следующих пяти крупных терминалов рассматриваем два варианта финансирования. Первый: за собственные и заемные деньги. Второй: привлечение партнеров, которые захотят построить объект и сдавать нам его в аренду на понятных и прозрачных условиях.

По такому пути пошли во Львове. Партнер достраивает для нас еще один инновационный терминал. Подписали договор, в котором обязуемся длительное время арендовать объект. Мы не заинтересованы часто менять терминалы, перевозить свое дорогостоящее оборудование, ведь переезды чреваты остановкой сортировки. Рассматриваем такой же подход для Харькова и Одессы. Мы открыты к сотрудничеству и готовы рассмотреть предложения потенциальных партнеров.

Почему нам выгодна аренда? Три инструмента – аренда, аутсорсинг и франчайзинг – позволили компании расти гораздо быстрее. Если бы мы развивались без партнеров, только за счет своих средств, думаю, смогли бы «бежать» намного медленнее.

О новых способах транспортировки грузов

Владимир Поперешнюк: Мы планируем сделать доставку более оперативной. Сейчас тестируем авиаперевозки. Надеюсь, вскоре сможем запустить первый авиамаршрут по Украине. После перейдем к дронам.

Одно из украинских предприятий – разработчиков коптеров создало для нас дрон, который может возить грузы до 4 кг между городами. Например, между Киевом и Полтавой.

Мы его оттестировали. По Киевской области уже перевозили посылки. Но пока временно законсервировали это направление: сейчас запускаем около 25 проектов в год и просто физически не успеваем освоить все ниши.

Вячеслав Климов: Вскоре мы получим 40 первых электромопедов и летом в Киеве запустим пилотный проект. Есть вещи, которые нужно делать без долгих размышлений. Переходить или не переходить на электокары – одна из них. Может, прямо сейчас в этом нет «экономики». Но уверен, к 2030 году уже не будет двигателей внутреннего сгорания. 

Вячеслав Климов и Владимир Поперешнюк: «Президенты приходят и уходят, а «Нова Пошта» остается»
Новое снаряжение работников "Новой Почты"
Фото: Евгения Подгайная / Mind

О том, какой весовой сегмент (до 2, 10 или 50 кг) самый выгодный

Вячеслав Климов: У нас достаточно ровная картинка по рентабельности. Одинаково маржинальны и посылки, и тяжелые грузы. Да, в теории: чем меньше вес, тем выше прибыль. Но пока не получается. Думаю, это вопрос к нашей операционной эффективности. Мелкие посылки нужно обрабатывать более эффективно, чем мы это делаем. Тогда и рентабельность будет выше. У нас доминируют посылки от 2 кг до 10 кг.

О глобальной конкуренции

Вячеслав Климов: Благодаря коррупции Украина жила в «термосе»: к нам не приходили западные и азиатские инвесторы. Украинский бизнес, с одной стороны, чувствовал себя комфортно без глобальных конкурентов, но, с другой – расслабился, развивался менее динамично. 

Благодаря изменениям в Украине «стены» начали исчезать. Выяснилось, что украинские бизнесы оторваны от мировой конкуренции. Ключевой вызов, который они получили с приходом этой конкуренции, – дефицит на рынке труда.

Оказалось, что практически все украинские предприятия должны конкурировать за своих работников с польскими, британскими, немецкими компаниями. Конкуренция идет как за «мозги», так и за руки. Не раз слышал жалобы от бизнесменов: не могут открыть завод, потому что люди уехали на клубнику в Польшу. Можно жаловаться сколько угодно, но это реальность.

Петр Фоков: Amazon и Aliexpress пока не заходят в Украину. Как долго это продлится – не знаем. Но рано или поздно гиганты выйдут на украинский рынок. В этой ситуации у нас есть два варианта: сидеть и ждать или уже сейчас готовиться к их приходу, запуская автоматизированные терминалы.

О конкурентах

Вячеслав Климов: Кто наш главный конкурент? Мы сами. Потенциального объема посылок гораздо больше, чем мы можем переварить. «Бутылочных горлышек» у нас пока очень много. Это и наши знания, и компетенция, и технологические подразделения.

Кто конкурент №2? Его нет. Есть «Нова Пошта» и все остальные. Конечно, есть много конкурентов как отечественных, так и иностранных, плюс собственная доставка интернет-магазинов. Если онлайн-маркет использует свою доставку – это сигнал, что мы сделали что-то не так.

Ритейл должен заниматься продажами и маркетингом, если же он вынужден заниматься логистикой – значит, мы недоработали.

О возможной приватизации «Укрпошты»

Вячеслав Климов: Думаю, однозначно стоит приватизировать «Укрпошту»: максимально быстро и дешево, за 1 грн. Не пробуя на ней заработать, а пытаясь от нее избавиться.

Любые госкомпании – проблема для экономики, источник коррупции и перекоса в индустриях. К примеру, по закону, мы не можем доставлять письма, у нас нет доступа в почтовые ящики. Мне кажется, для ХХI века странная ситуация, когда частным компаниям что-то нельзя делать, если не нарушаются какие-то фундаментальные требования закона.

Это яркий пример того, как госкомпания с монополиями – пережитками советской системы вредит развитию индустрии.

Будем ли участвовать в приватизации? Конечно, нет. Сейчас мы находимся на инновационном терминале, который не имеет ничего общего с операциями на УП. Мне банально нечего там покупать. В истории с приватизацией УП речь может идти только о продаже недвижимости. У компании огромное число объектов, в которых можно открыть рестораны, магазины и т. п. Не знаю, будет ли условием приватизации сохранение работы предприятия. Не интересуюсь этим вопросом. Так как не считаю УП привлекательным для нас активом.

За 1 грн не отдадут, за сколько бы сегодня могли выставить на продажу? Ответ на поверхности: по классике компании оценивают, умножая прибыль на ее мультипликатор. Но у УП – грандиозный убыток. Те, кто говорит о приватизации, должны понимать, кому достанется этот убыток. Если применят другой метод оценки актива, то это точно будет не бизнес-решение.

Впрочем, до реальной приватизации еще очень далеко. Государство до сих пор не определилось, чего оно хочет от УП. С одной стороны, есть какие-то бизнес–интересы, а с другой – постоянные требования, например, по доставке пенсий и корреспонденции.

Интересует ли нас Главпочтамт (глава УП Игорь Смелянский хочет выставить его на продажу. – Mind)? Мы не покупаем недвижимость. Не знаю, кому он может быть интересен. Думаю, от Главпочтамта будет сложно избавиться: у здания древние  канализация и электросети. В нем нельзя сделать, к примеру, современный бизнес-центр. Единственное возможное применение Главпочтамта  – отель. 

О менеджменте «Укрпошты»

Вячеслав Климов: Чемпионы Facebook. Реальных перемен немного. В основном изменения только визуальные.

О возможной продаже «Новой Пошты»

Вячеслав Климов: Примем ли мы предложение Amazon или Alibaba, если оно поступит? Сейчас в наших планах нет продажи или участия в доле. Наш план следующий: создавать большую компанию с безукоризненным сервисом. И эта компания должна быть в таком состоянии, что мы не будем вынуждены принимать одно какое-то решение через 5 или 10 лет. А будем иметь 3–4 варианта выбора, и последнее слово будет за нами.

О прошлогоднем обыске ГПУ 

Владимир Поперешнюк: Политики приходят и уходят, а «Нова Пошта» остается. Следователи ГПУ выбрали очень «удачное» время для визита: ЕББР принимал решение о выдаче кредита. Мы репутационно пострадали перед западными партнерами. Признательны, что они поверили нам.

Вячеслав Климов: Уверен, компания вышла более сильной из того маленького кризиса. Он длился 15 минут. За это время мы с Владимиром пришли в себя и поняли, что парням у нас искать нечего.

О политике

Вячеслав Климов: Считаю, в Украине политике и политикам уделяется слишком много внимания. Перед презентацией ХИТа мы общались с Александром Симчишиным (мэром Хмельницкого). Я рассказал о наших инновациях, он  – об открытии  детских садов и школ. Мы поняли, что эти темы гораздо интереснее, чем дата инаугурации.

Хочу вас призвать: когда заходите на сайты почитать новости, открывайте раздел не политики, а технологий. Там гораздо больше правды.

Одна из причин плачевного состояния нашей политики в том, что ею пытаются пользоваться в бизнес-целях. Думаю, сейчас 90% состава ВР – бизнесмены. Пока в парламенте будут находиться люди, которые пришли туда не делать реформы, а заниматься зарабатыванием денег, – ничего не изменится. Для меня будет страшным разочарованием, если в новом парламенте опять будут ловкие бизнесмены.

Именно поэтому ни я, ни Владимир не рассматриваем таких перспектив. Если бы мы пошли во власть, «Нова Пошта» стала бы работать гораздо хуже. Никто из нас этого не хочет. Это, во-первых. А во-вторых, у меня есть достаточно много коллег-бизнесменов, которые ходили во власть. Но не знаю ни одного позитивного кейса. Все были оттуда вышвырнуты с ворохом уголовных дел. Нет ничего опаснее, чем бизнесмену пойти во власть.

Если завтра позвонит Геннадий Корбан и попросит помочь? Уже звонят многие политики, просят вложиться в их предвыборную кампанию. Кто бы ни позвонил, я скажу: «У меня нет денег на политику. Все деньги инвестируются в бизнес».

Не опасно ли отказывать Игорю Коломойскому? Мы пережили пять президентов, несколько десятков глав ГФС и генпрокуроров.

Всегда утверждал и буду утверждать: бизнес как структура более устойчив, чем любое место у власти.

Мы влияем на политику через Союз украинских предпринимателей, который я возглавляю. Это объединение тысячи компаний, в которых работают 140 000 сотрудников. Вот это влияет.

Мне не нужно идти в ВР, чтобы оказывать влияние. Мы можем писать законопроекты, которые нужны бизнесу. Предлагать их власти и настаивать на принятии. Для меня главное, чтобы мы случайно не превратились в олигархов.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате