Операция «реприватизация»: почему на «АрселорМиттал Кривой Рог» зачастили силовики

Операция «реприватизация»: почему на «АрселорМиттал Кривой Рог» зачастили силовики

И что ждет в будущем мощнейший меткомбинат Украины

Этот материал также доступен на украинском
Операция «реприватизация»: почему на «АрселорМиттал Кривой Рог» зачастили силовики
Фото: пресс-служба компании
Этот материал был специально подготовлен для участников Mind Club. Если хотите получать качественную аналитику и материалы раньше, подписаться можно здесь.

3 сентября на горно-металлургический комбинат «АрселорМиттал Кривой Рог» (АМКР) нагрянула проверка. Сотрудники Службы безопасности Украины и представители Государственной инспекции ядерного регулирования провели специальные замеры и обнаружили на предприятии повышенный радиационный фон. Протокол составляли до утра следующего дня. Все это время цех, где проводили измерения, не работал.

За прошедшие два месяца – это уже третий визит СБУ на криворожский меткомбинат. Проверки силовиков – не единственная проблема АМКР. Последние четыре года для украинского актива стального магната Лакшми Миттала оказались трудными временами. Mind выяснял, что происходит с крупнейшем металлургическим комбинатом страны. 

С чего началась «черная полоса»?

Падение курса гривны должно было сыграть на руку экспортно-ориентированному АМКР, но обернуть девальвацию в свою пользу на комбинате не сумели. Сначала в 2014 году предприятие потеряло российский рынок, куда ежемесячно отправляло до 60 000 тонн продукции. А через полтора года, из-за оккупации части территории на Донбассе, лишилось доступа к украинскому углю и частично – коксу и известняку. По словам гендиректора АМКР Парамжита Калона, в 2015 году до 75% сырья пришлось импортировать, и это нивелировало положительный эффект, который получил комбинат от девальвации.

К 2017 году предприятие сумело переориентироваться на ближневосточные рынки, а также рынки Западной и Северной Африки. Но уже в 2018-м пришлось конкурировать на них с более дешевым товаром из Турции и Китая – металлурги этих стран после введения заградительных пошлин в США и квот в ЕС перенаправили свою продукцию на африканский континент. Все это, говорят в АМКР, отразилось на продажах: за 2018 год комбинат продал 4,5 млн тонн металлопродукции, что на 17% меньше, чем годом ранее.

Добавили предприятию забот и внутренние неурядицы: в 2018-м в одном из цехов обвалилась крыша. Из-за этого несколько недель участок работал в ограниченном режиме; потом, требуя повышения зарплат, бастовали рабочие; дальше возникли сложности с вводом в эксплуатацию нового оборудования и произошла авария на доменной печи.

17 июля 2019 года СБУ возбудила уголовное дело в отношении АМКР по ст.441 УК Украины «Экоцид». А через несколько дней проверяющие остановили ввод в эксплуатацию новой машины непрерывного литья заготовок. Вернуться к наладке оборудования на комбинате смогли только спустя три недели. Убытки из-за простоя на предприятии оценили в $1 млн.

Операция «реприватизация»: почему на «АрселорМиттал Кривой Рог» зачастили силовики

Проблемы производства и сбыта осложнились неурядицами в логистике. Еще в конце 2016 года «Укрзализныця» уволила начальника и нескольких сотрудников Мелитопольского локомотивного депо – важнейшего для АМКР предприятия. Оно отвечает за ремонт тяги и ее своевременную поставку в Днепропетровском регионе. С тех пор отношения между АМКР и перевозчиком стали ухудшаться: Парамжит Калон обвинил представителей УЗ в содействии коррупции, а на железной дороге начали постоянно приводить меткомбинат в качестве примера невыгодного сотрудничества: и вагоны задерживают, и многомиллионные убытки приносят.

В августе этого года информационная шумиха вокруг АМКР актуализировалась – президент Украины Владимир Зеленский раскритиковал комбинат за «невыполнение экологической программы», а имеющий влияние на президента бизнесмен Игорь Коломойский заявил в интервью, что ему поступало предложение от руководства АМКР купить меткомбинат, и заодно высказал мнение, что предприятие нужно возвращать в госсобственность.

Кто и зачем решил «припомнить старое»?

Заявление Игоря Коломойского можно было бы не принимать во внимание, если бы не нюанс: АМКР, в то время, когда он еще назывался «Криворожсталь», оказался в эпицентре скандала, связанного с реприватизацией. В 2004 году «Криворожсталь» у государства купил консорциум «Инвестиционный металлургический союз» (ИМС) Виктора Пинчука и Рината Ахметова. В 2005 году ФГИ забрал предприятие у бизнесменов и выставил на конкурс, на котором меткомбинат купил Лакшми Миттал.

В ИМС решили судиться, дошли до Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ). Первые частные собственники комбината пытались оспорить решение правительства о возврате «Криворожстали» в госсобственность и добивались компенсации 10 млрд евро убытков, которые понесли из-за реприватизации.

Летом прошлого года ЕСПЧ в компенсации ущерба ИМС отказал, посчитав, что права консорциума не были нарушены. Но в ИМС озвучили иную версию. «Это решение подтверждает, что мы действовали в рамках закона и были незаконно лишены собственности при реприватизации «Криворожстали». В настоящее время мы анализируем юридические последствия данного решения ЕСПЧ и наши дополнительные процессуальные возможности после его вынесения», – говорилось в сообщении консорциума, распространенном СМИ.   

Mind не удалось связаться с представителями консорциума – телефоны компании не обслуживаются.

Есть ли связь между историей с судебным решением и непосредственно проверками СБУ?

В АМКР говорят о давлении на предприятии, но не озвучивают версии и не называют конкретных фамилий.

Источники Mind считают, что интересы старых собственников и нынешние проверки СБУ – не взаимосвязанные истории.  По информации собеседников издания, причиной проверок мог стать конфликт между гендиректором предприятия Парамжитом Калоном и Георгием Козенко, бывшим руководителем «АрселорМиттал Берислав» (подразделение АМКР, отвечающее за добычу известняка). Последний по своему бизнесу связан с Александром Завитневичем, народным депутатом от партии «Слуга народа» и главой Комитета ВР по вопросам национальной безопасности, обороны и разведки.

Кто окажется в плюсе?

Каскад неприятностей АМКР может быть выгоден бизнесменам, заинтересованным в покупке данного комбината: в этом году Лакшми Митталу предстоит закрыть одну из самых дорогих сделок в своей истории – его концерн совместно с Nippon Steel покупает индийскую Essar Steel за $5,7 млрд, и еще миллиард понадобится, чтобы погасить долги предприятия. А первое полугодие 2019 года ArcelorMittal закончил с чистым убытком в $33 млн.

Перспективы на ближайший год у концерна, чьи заводы в совокупности выплавляют около 6% мирового объема стали, не оптимистические: в WorldSteel Association на 2019 год прогнозируют рост потребления стали в пределах 1,5% с последующим ростом около 1% в 2020-м. На днях Bloomberg, ссылаясь на людей, знакомых с ситуацией в Arcelor Mittal, опубликовал новость о том, что концерн изучает возможность продажи части своих активов. Правда пока речь идет о железорудных предприятиях в Канаде и Бразилии.

Но в список претендентов на продажу может попасть и украинский завод. АМКР сейчас не представляет для концерна такой же ценности, как 15 лет назад, – в 2005 году Лакшми Миттал покупал «Криворожсталь», рассчитывая, что комбинат будет продавать большую часть продукции в страны СНГ и Евросоюза. Но с 2014 года крупнейший рынок – Россия – для АМКР закрыт, а ЕС постоянно усиливает барьеры на пути украинской металлопродукции. Соперничать с китайскими и турецкими металлургами на других рынках украинскому заводу сложно – затраты на логистику снижают конкурентную способность продукции.

Кому из украинских бизнесменов может быть интересен АМКР? 

«АМКР может быть интересен всем украинским бизнесменам, знакомым с бизнесом в ГМК. Это интегрированное предприятие, с производством полного цикла: у него и своя руда, и металлургическое производство. С точки зрения входа на металлургический рынок – меткомбинат идеален», – говорит Дмитрий Хорошун, аналитик Concorde Capital.

Практически все крупные промышленники Украины имели отношения к ГМК. Но интерес непосредственно к АМКР открыто проявляли лишь представители группы «Интерпайп» и СКМ.

Операция «реприватизация»: почему на «АрселорМиттал Кривой Рог» зачастили силовики

У Игоря Коломойского тоже есть интересы в ГМК – его группа «Приват» на партнерских с «Метинвестом» началах управляет Криворожским железорудным комбинатом (КЖРК) –  крупнейшим предприятием в Украине по добыче руды подземным способом. 15 лет назад украинские металлурги рассматривали КЖРК как предприятие, «идущее в комплекте» с АМКР.

Но лучше всего покупка АМКР ложится в традиционную концепцию бизнеса СКМ – предприятия группы стремятся наращивать максимальную долю на своих рынках. Сейчас заводы, подконтрольные «Метинвесту», выплавляют чуть больше половины изготавливаемой в стране стали и в совокупности добывают около 60% руды.

В нынешнюю бизнес-империю Виктора Пинчука АМКР не особенно вписывается: продукция завода «Интерпайп-Сталь» практически вся используется внутри самой «Интерйпап»: предприятия группы производят трубы и колеса для железнодорожного транспорта.

Косвенно это подтверждает и структура собственников в ИМС – первого частного инвестора «Криворожстали». По данным YouControl, конечными бенефициарами ИМС являются Ринат Ахметов, а также Борис и Светлана Колесниковы, совладельцы кондитерского производственного объединения «Конти». Виктор Пинчук выступает одним из основателей ИМС, но в качестве бенефициаров уже не числится. По информации Mind, он вышел из состава соучредителей консорциума в сентябре 2018 года – несколько месяцев спустя после решения ЕСПЧ по «Криворожстали».

Как будет дальше развиваться ситуация?

Собеседники Mind убеждены, что истории с реприватизацией или «отжимом» предприятия не случится – слишком влиятелен и известен сам ArcelorMittal и его собственник. Но нынешняя ситуация вокруг АМКР может подтолкнуть владельца к решению продать комбинат либо стать более договороспособным.

Например, в прошлом году «Метинвест» и ArcelorMittal конкурировали за зарубежный актив: обе компании хотели купить меткомбинат Ilva в Италии. Предприятие тогда досталось Митталу. Взамен покупки итальянского завода, в соответствии с требованиями антимонопольного законодательства ЕС, ArcelorMittal должен был продать пять других своих заводов Европе, на три из них также претендовала «Метинвест». Но в итоге Лакшми Миттал продал заводы своему соотечественнику, промышленному магнату Сандживу Гупте, владельцу корпорации Liberty House.  

Интерес украинских металлургов к активам в ЕС понятен – это даст возможность закрепиться на европейских рынках. Пока же продавать туда продукцию украинским метзаводам тяжело: Евросоюз усиленно защищает свои рынки от иностранцев. В этом году Европейская комиссия установила квоты на 26 категорий стальной продукции, включая 14 ее видов из Украины. Импорт, превышающий квоту, обложили пошлиной в 25%.

Третьим вариантом развития событий может стать сотрудничество – АМКР решит наладить партнерство с более удачливой в логистике компанией. Например, Днепровский металлургический комбинат группы начал плотно работать с «Метинвестом» после того, как лишился поставок кокса с «Алчевсккокса», оставшегося на территории «ЛНР». Весной 2017 года на ДМК объявили об остановке производства, а летом туда пришел Александр Подкорытов, проверенный временем менеджер из структуры «Метинвеста», а сама группа стала партнером ДМК – поставляет сырье и помогает продавать продукцию. 

Операция «реприватизация»: почему на «АрселорМиттал Кривой Рог» зачастили силовики

Какие болевые точки остаются?

На АМКР умеют самостоятельно решать проблему с сырьем – большую его часть поставляют с предприятий ArcelorMittal. Кроме того, у концерна есть собственный флот, что сильно упрощает международную логистику. А вот перевозки внутри Украины осложнены многими факторами. Например, АМКР не хватает собственных перегрузочных мощностей в морских портах – через свою стивидорную компанию «Никмет Терминал» в Николаевском МТП предприятие перегружает чуть меньше половины продукции, остальное – на государственных мощностях Николаевского и Одесского МТП.

Также АМКР недостает грузовых вагонов – собственный парк может перевозить до 15% продукции комбината. Остальной подвижной состав АМКР берет у УЗ и частных операторов, крупнейший среди которых – принадлежащая группе СКМ компания «Лемтранс», в ней заводом законтрактованы 500 вагонов.   

Велики ли убытки в сфере ГМК из-за проблем с логистикой?

Компания Ferrexpo из-за задержек вагонов в пути теряет более миллиона долларов в год. Ferrexpo – железорудная компания, а ArcelorMittal, если не сможет вывезти продукцию, будет вынуждена приостанавливать производство на меткомбинате. Например, доменные печи нужно переводить на «тихий ход». «А запуск каждой на полную мощность обойдется в $8–10 млн», – отмечает Дмитрий Хорошун.

Из всех бизнес-групп на грузовую инфраструктуру больше других влияет СКМ. Например, главу Администрации морских портов (АМПУ) – Райвиса Вецкаганса – называют ставленником группы; лояльным к ее интересам считают и менеджмент железной дороги. Помимо этого, СКМ является и крупнейшим грузоотправителем в Украине. Например, по УЗ предприятия группы транспортируют около 90 млн тонн продукции в год – это около 30% всего грузопотока железной дороги.

Игорь Коломойский теперь тоже обладает элементами влияния на инфраструктуру – правда, оно у него пока скорее политическое. Однако, учитывая оперативность представителей группы «Приват», можно с большой долей уверенности спрогнозировать, что этот «недостаток» – временный.  

Как действует АМКР?

Пока менеджмент предприятия выбрал стратегию защиты. Через неделю после третьего визита СБУ меткомбинат анонсировал на 10 октября проведения внеочередного заседания акционеров, где планируется обсудить вопросы выплаты дивидендов – это почти 11 млрд грн. Последний раз АМКР выплачивал дивиденды в 2007 году.

Также на заводе начали усиливать собственную логистическую независимость. Этим летом комбинат открыл два больших склада для металлопродукции – в Днепре и Одессе. Обе площадки расположены рядом с железной дорогой. 

За последние полтора года АМКР вдвое увеличил парк своих вагонов и активизировал работы по модернизации локомотивов. В 2017 году комбинат совместно с крупнейшей стивидорной компанией ТИС открыл склад для голубой арматуры в МТП «Южный».   

Насколько успешно можно защищать актив, не имея политического лобби внутри страны?

У Лакшми Миттала пока это получается. В 2010 году, когда Генпрокуратура подала на АМКР иск из-за невыполнения инвестобязательств, и перед Миталлом замаячила перспектива потерять актив, индийский миллиардер встречался с президентом Украины Виктором Януковичем. Иск тогда отозвали, а о самом предприятии позабыли на несколько лет.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате