Руководитель проекта правительства Польши по внедрению Industry 4.0: «Наша цель – заменить систему разрозненных стратегий экосистемным подходом»

Руководитель проекта правительства Польши по внедрению Industry 4.0: «Наша цель – заменить систему разрозненных стратегий экосистемным подходом»

Анджей Солдаты – о том, почему бизнес в Восточной Европе не спешит выходить из зоны комфорта, стоит ли бояться нашествия роботов и когда человеческий мозг уходит на пенсию

Этот материал также доступен на украинском
Руководитель проекта правительства Польши по внедрению Industry 4.0: «Наша цель – заменить систему разрозненных стратегий экосистемным подходом»
Фото: wnp.pl

Четвертая промышленная революция (также известная как Industry 4.0) для многих стран мира уже реальность, а не далекое будущее. По данным международной консалтинговой компании McKinsey, 40% мировых компаний перешли на Industry 4.0. Это значит, что в производстве уже используются киберфизические системы, промышленный интернет вещей (IIoT), 3D-печать, дополненная реальность, а искусственный интеллект принимает часть решений в режиме реального времени.

К 2025 году, по прогнозам McKinsey, годовой вклад интернета вещей в мировую экономику составит $4–11 трлн, а объем рынка промышленной автоматизации, по данным исследовательской компании Allied Market Research, – $368,37 млрд.

Украина в процессе перехода в четвертую промышленную революцию пока находится на начальной стадии. Состоявшиеся кейсы могут показать только несколько компаний. На государственном уровне в направлении Industry 4.0 вообще ничего не происходит. В то же время в Польше ситуация совсем иная.

В 2016 году тогдашний министр финансов и развития Польши Матеуш Моравецкий  (сейчас – премьер-министр Польши) обнародовал «экономическую дорожную карту» страны на ближайшие 25 лет.

Так называемый «план Моравецкого» предусматривает инвестиции около 350 млрд евро к 2040 году, а его цель – «укрепление польского капитала и рост инновационности польских фирм, чтобы они были конкурентоспособными на зарубежных рынках».

Отдельной частью «плана Моравецкого» стало создание платформы по внедрению Industry 4.0 в Польше – The Future Industry Platform, на проекты которой уже выделены денежные средства.

Во время первого в Восточной Европе форума Trans4mation, посвященного Industry 4.0, Mind пообщался с президентом правления The Future Industry Platform Анджеем Солдаты, сфера ответственности которого в правительстве Польши – именно вопросы четвертой промышленной революции.  Мы выяснили, как удалось внедрить Industry 4.0 на польских предприятиях, что способствовало успеху масштабного проекта с участием государства, и что, по мнению эксперта, нужно сделать Украине в этом направлении.

– Что происходит в Польше с точки зрения четвертой промышленной революции? И насколько отличается ситуация в Украине?

– На форуме Trans4mation были очень хорошие примеры понимания четвертой промышленной революции в Украине, а также хорошие практики. Но это всегда вопрос того, что мы наблюдаем. Картина может быть совершенно иной, когда вы находитесь непосредственно внутри рынка.

В каждой стране большинство малых и средних предприятий находятся в так называемой зоне комфорта: хороший достаток, большой рынок, фиксированные заказы. Проблема в том, что эта зона комфорта для них что-то вроде цели бизнеса. А значит, они хотели бы находиться в этой зоне постоянно.

В Польше и других странах Восточной Европы большая часть малого и среднего бизнеса зародилось 25 лет назад. Это была очень тяжелая работа для владельцев и учредителей. Они всю жизнь создавали эти предприятия, и, когда им удалось достичь стабилизации, они уже не хотят что-либо менять.

А например, в Германии есть компании, которые существуют как минимум три поколения. Это совсем другой подход. Если у компании есть долгосрочная стратегия, то такая компания открыта к изменениям. Потому что она анализирует тенденции и на их основе принимает решения о дальнейшем развитии. Так было в случае с одной международной компанией, в работе которой я участвовал и очень горжусь этим. Ее владелец, которому было 75 лет, сказал мне: «Я ищу тенденции развития до 2050 года». Таким образом, вы видите, насколько для него важна долгосрочная перспектива в бизнесе.

20 лет назад он начал заниматься цифровизацией и созданием решений, соответствующих тому, что мы сейчас называем Industry 4.0. Но он не был первым владельцем, он был из второго поколения.

И сейчас настало время смены поколений владельцев. Потому что после 20–25 лет работы в компании им исполняется 60 лет, и они ищут новых руководителей своего бизнеса. Это могут быть их родственники, наследники или профессиональные менеджеры. И это возможность для восточноевропейских стран, которую я описал бы так: изменения будут использованы людьми, мыслящими по-новому. Теми, кто способен выйти за рамки операционной деятельности и перейти к стратегической. Именно это я наблюдаю в Польше.

В других странах ситуация похожа, но не из-за отсутствия долгосрочного планирования, а опять же из-за упомянутой уже зоны комфорта. Бизнес развит, владельцы достигли уровня, который иногда можно охарактеризовать как «скрытый чемпион».

– «Скрытый чемпион»?

– Немецкий профессор Герман Симон в своей знаменитой книге «Скрытые чемпионы» описал компании, которые имеют очень специфическую культуру. Она связана с их ориентацией на лидерство в определенной области, но без сильной узнаваемости бренда на рынке. Такие бизнесы великолепны в чем-то особенном. Они специализируются в узком направлении, работают с одним компонентом, о важности которого мало кто догадывается.

Эти компании удовлетворены своими результатами. Они мыслят примерно так: «Диджитализация – это отлично, но на данный момент у нас есть все, что нужно для ведения бизнеса». То есть мы снова возвращаемся к проблеме зоны комфорта. И мне кажется, что это проблема идет от верхушки компании. Но у нас есть реакция людей, которые находятся ниже в иерархии. Роботизация, ИИ, автоматизация, RPA (робототехническая автоматизация технологических процессов и производств. – Mind) – это то, что отбирает работу у людей.

И их это пугает.

– Да. У нас есть проблема старения населения. В моей презентации на форуме были изображены две кривых: на одной были показано изменение количества людей возрастом старше 65 лет. И на ней можно было увидеть резкое увеличение (с 5% до 15%), произошедшее за 100 лет. Это прирост на 10%. А с другой стороны, мы видим падение прироста количества детей младше 5 лет.

Что это значит для промышленности и экономики? Снижение численности рабочей силы. Под рабочей силой я понимаю работников тяжелого, физического труда. Люди должны понимать, что новые решения создают возможности, которые будут помогать им, а не заменять их.

Например, когда опытный работник выполняет повторяющуюся работу и должен постоянно перемещать что-то, то его скелет, мышцы и тело разрушаются от постоянных нагрузок. И для таких людей создаются искусственные скелеты. Тело человека просто передает сигналы, но не выполняет работу. Ее выполняет экзоскелет.

Но мы-то знаем, что это только половина пути. А следующая остановка – это уже робот. Потому что роботу не нужно платить, не нужно заботиться о его здоровье…

– Роботизация постоянно повторяющегося труда, о которой я говорил ранее, типична для третьей промышленной революции. А в рамках четвертой мы говорим о гибкой роботизации, где все механические компоненты контролируются ИИ и человеком.

Только ИИ.

– Может быть, но это значит, что в данном случае ориентация идет на мозг. Если рассматривать текущую ситуацию, сложившуюся с работником физического труда, то здесь все просто: если работник недостаточно силен, то его заменит робот. Но если посмотреть на человека с точки зрения силы мозга, то тут потенциал людей намного шире.

И анализ рабочей силы будущего (пока это всего лишь симуляции и расчеты, я не утверждаю, что они обязательно верны) показывает, что из-за роботизации 70 млн людей потеряют работу, но при этом будут созданы 170 млн новых рабочих мест. И надо думать о том, как подготовить людей к этим профессиям.

Получается, что у нас стоит вопрос не замены человека роботом, а открытости мышления и выхода из зоны комфорта. А в зоне комфорта люди находятся потому, что они сильные, молодые, готовы работать. Но стоит понимать и то, что в будущем нужно оставаться активным как можно дольше. Активность не должна прекращаться в 60 лет. Основные знания и опыт накапливаются в мозгу, а значит, работать и управлять компьютером при помощи знаний можно и в этом возрасте.

Как бы вы оценили уровень имплементации четвертой промышленной революции в Польше на сегодня?

– Мне кажется, что он такой же, как и в других странах. Чтобы ответить на этот вопрос, мы должны определить, что мы подразумеваем под «четвертой промышленной революцией». Если мы сконцентрируемся только на технологиях, то я могу сказать, что в большинстве компаний уже используются технологии, типичные для Industry 4.0. Почему? Потому что они были разработаны несколько лет назад, у них есть удаленное управление, автоматизированная система управления предприятием (ERP). В принципе это уже стандарты производства.

В чем заключается устаревший способ мышления? В восточных странах в производство, а именно в сборочное производство, много инвестировали, в частности, из-за низких зарплат и развитой инфраструктуры. Это когда кто-то создавал идею продукта, а затем налаживается его массовый выпуск.

Обычно основным критерием является продуктивность. Но глядя на результаты так называемых маяков промышленной революции 4.0 – компаний, которые максимально внедрили новейшие технологии, например, влияние диджитализации на схему создания стоимости продукты… Вы понимаете, о чем я?

Не совсем.

– Развитие, производство, дистрибуция, все эти циклы… Расчеты показывают, что диджитализация сокращает стоимость и повышает доходы. В производстве происходит снижение затрат из-за повышения общей эффективности: сокращение потребления энергии, лучшее использование ресурсов.

Цифровизация дает компаниям преимущества в каждом бизнес-цикле. А именно, на стадии исследования и разработки экономический эффект составляет 8%, на этапе производства – 28%.  Затем 48% в маркетинге и продажах и 15% во время послепродажного обслуживания. Важно отметить, что Industry 4.0 дает намного больше преимуществ на этапе постпроизводства (маркетинг и продажи, послепродажное обслуживание).

Руководитель проекта правительства Польши по внедрению Industry 4.0: «Наша цель – заменить систему разрозненных стратегий экосистемным подходом»
Фото: newsletter.tu.koszalin.pl

То есть вы понимаете, насколько велико ее косвенное влияние на производство, на каждую конкретную сферу. Потому что это отличная возможность для компаний в восточном регионе, которые до этого позиционировали себя только как производители. Эти компании могут стать еще богаче благодаря своему продукту, поскольку у них есть контакты со своим продуктом. Они могут узнавать клиентский опыт взаимодействия с их продуктом. Те же производители, например, бамперов машин, которые сейчас пытаются производить эти бамперы более эффективно, снизив затраты и т. д.

Но они ничего не знают о других частях машин.

– Вот именно. И теперь они могут установить систему в бампер и получить огромное количество информации. И смогут сократить затраты не на ресурсы, а улучшив производство за счет глубокого знания продукта, его функциональности. У них эти знания лучше, чем у производителя целой машины. Это прекрасная возможность изменить позиционирование производств, расположенных тут, в глобальной цепочке добавленной стоимости.

– Но ведь это не значит, что производитель бамперов станет производителем машин?

– Он эксперт не по производству бамперов, а эксперт по их функциональности. Он поставляет функцию. У него есть датчики во всех бамперах, и он может определять их срок службы. Потому что план обновлений и ремонтов фиксировался на основе статистики. Но если у меня есть доступ к информации о текущем состоянии, то я могу избежать проблем заранее.

Я отвечу так на ваш вопрос о степени имплементации четвертой промышленной революции в Польше на сегодня: с точки зрения технологий, большинство предприятий могут заявить, что они внедрили некоторые технологии. Но с организационной точки зрения они все еще остаются в зоне комфорта. Они думают: у меня все в идеальном порядке, мне не нужно думать об этом. 

 Ваш премьер-министр Матеуш Моравецкий заявил об инвестициях во внедрение Industry 4.0 в сумме 350 млрд евро

– Я отношусь к «плану Моравецкого» как к руководству по реиндустриализации Польши. Реструктуризация промышленности – это создание нового поколения промышленных возможностей. Также в «плане Моравецкого» присутствует платформа интеграции всех запланированных активностей. Я бы назвал этот план главной осью внедрения активностей реформ как снизу вверх, так и сверху вниз. А в Украине, например, инициативы внедрения четвертой промышленной революции идут снизу вверх.

– Работает ли для Польши план внедрения четвертой промышленной революции?

– Я бы сказал, что с практической точки зрения он воплощается. Была создана платформа на основе специального закона и фиксированного бюджета на 10 лет. На каждый год выделяется определенная сумма, 5 млн евро. Но это деньги, выделенные на поддержку старта.

 10 лет – это отличное начало.

- Не принимайте буквально фразу про старт. Старт инициатив соотносится с текущим статусом развития. Это значит, что в этом году 5 млн евро направлены на меры привлечения внимания общественности. Наши эксперты помогли подготовить программу воркшопов для менеджеров. Эта программа заказана платформой для реализации в специализированном центре.

– В каком? Вашем внутреннем?

– Внутреннем. Специализированный центр, созданный на основе инициативы, исходящей снизу вверх. Мы объявили об этой программе и заявили, что она будет выполняться определенными специализированными центрами. Вы можете пойти туда, протестировать, убедиться, посмотреть. Я предполагаю, что в 2020 году эти центры будут предоставлять свои услуги, а также принимать деньги для стартапов.

Нужно открыть кредитный рынок под эту инициативу. Думаю, в следующем году мы не будем платить специализированным центрам, но будем инвестировать деньги в консультирование, а затем в тренинги, а потом в инфраструктуру, тестирование. Новую инициативу на рынке довольно сложно запускать, поэтому нам требуется поддержка поставщиков. Ту стоимость, которую они привносят на рынок, еще не осознает никто.

Руководитель проекта правительства Польши по внедрению Industry 4.0: «Наша цель – заменить систему разрозненных стратегий экосистемным подходом»
Фото: biznes.newseria

Возвращаясь к вашей идее о зоне комфорта… Вы можете предлагать знания, но люди находятся в зоне комфорта. Эти люди приходят учиться новому, как менять бизнес-модель. Интересна ли им эта информация?

– Мы должны учитывать психологическое влияние. Мы не говорим: «Привет! У нас есть кое-что для вас». Мы пытаемся убедить: «Смотрите, как у вашего соседа все складывается».

Типичное славянское мышление.

– Они очень заинтересованы в историях успеха. Это нехорошо, потому что они должны быть заинтересованы в историях неудач. Вы знаете, что ценят участники рынка развитых стран? Менеджеры будут приходить, когда другой топ-менеджер опишет свою неудачу. Это большая разница.

На основе своего опыта участия в разных форумах, могу сказать, что здесь мы открыты к тому, чтобы слушать истории успеха. Он был успешен – я буду следовать его примеру. В развитых странах менеджеры платят большие деньги за то, чтобы оказаться на конференциях, на которых спикеры рассказывают о своих неудачах. Но это разница уровней развития.

Какой, по-вашему, идеальный баланс разделения усилий между правительством и бизнесом при внедрении Industry 4.0? Кто чем должен заниматься?

– Правительство всегда должно оказывать поддержку в самом начале. Когда мы говорим о таких крупных переменах, они требуют подготовки рынка. Правительство обязано обеспечивать повышенное информирование. Любая компания может не добиться такого влияния, даже самая крупная. Например, в Польше малый и средний бизнес создает 50% ВВП страны. А вклад крупных поставщиков технологий составляет только 5%.

Но если задача правительства – оказывать поддержку, то в чем тогда заключается задача бизнеса?

– Создавать государственно-частное партнерство. В развитых странах внедрение инициатив начинается с правительственных средств, а затем развивается за счет ГЧП, привлечения венчурного капитала, то есть вовлечения частного сектора.

Почему они должны финансировать рост своих конкурентов?

– Это вопрос, типичный для восточной Европы. Наша цель – сменить систему раздельного мышления на экосистемный подход. Общие цели, большой торт. А в большом торте у каждого будет свой большой кусок.

Какая компетенция может заменить конкуренцию?

– Такое явление, как соконкуренция (сотрудничество конкурентов), очень хорошо представлено на развитых рынках. Это сочетание сотрудничества и конкуренции. Соконкуренция – это создание торта побольше. И при таком большом торте кусок каждого также будет больше.

Но торт не бесконечен. У нас есть одна планета, определенное количество людей.

– Конечно, но текущая экономика ориентирована на создание потребностей. И такая конкуренция – это способ создания потребностей, рыночного потенциала путем сотрудничества.

А какое отношение к этому имеет Industry 4.0?

– Ключевая характеристика – это интероперабельность. Вы знаете, «умную» фабрику в городе Кайзерслаутерн в Германии? Это производственная линия, которая была построена конкурентами. Поставщики технологий и модулей – Siemens, Bosch – работали вместе. Они показали, что у них есть решения, которые могут использоваться другими и служить оптимальными решениями для задач.

Если вы хотите производить воду, вы можете взять этот модуль, но с ним же вы прямо завтра можете перестать производить воду и начать производить масло. То есть один модуль вы можете продавать и тем, кто производит воду, и тем, кто производит масло. Это и есть интероперабельность. Это расширяет рынок, создавая возможности настройки производственного оборудования на основе решений, которые соответствуют требованиям интероперабельности.

Эта «умная» фабрика производит такие решения?

– Нет, она демонстрационная, ее можно также использовать для тестирования. Например, если вы производитель сенсоров, то приходите на эту фабрику и просите помочь установить сенсоры в конкретную производственную линию, потому что все знают, что ваши сенсоры взаимодействуют со всеми нужными деталями.

Они ничего не производят, а просто демонстрируют возможности технологий?

– Они используют эту линию для производства, но производство – это как часть общего назначения. Основной посыл: мы, как группа разных компаний, решили создать новые стандарты, которые помогают развивать рынок.

Нужно изменить подход разрозненных стратегий. Если это возможно в Восточной Европе, то это возможно и у вас. Это единственный шанс на будущее.

– Что нужно делать Украине для внедрения четвертой промышленной революции?

– В вашей стране присутствует уже хорошо проявленная инициатива «снизу вверх». Но требуется синергическая поддержка правительства, которая масштабирует эту инициативу в стране. Важно влиять на рынок. Возможно, профильные ассоциации могут немного повлиять, но они должны получать поддержку от правительства.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате