Заболело в мире
12,521,347
Умерло в мире
560,834
Вылечилось в мире
6,901,607
Заболело в Украине
52,843
Умерло в Украине
1,372
Вылечилось в Украине
25,661
Вне игры: почему государство не сможет контролировать индустрию азарта

Вне игры: почему государство не сможет контролировать индустрию азарта

Почему трафик онлайн-казино вырос более чем на 50% за последний месяц

Этот материал также доступен на украинском
Вне игры: почему государство не сможет контролировать индустрию азарта

16 января парламент намерен повторно рассмотреть в первом чтении доработанный законопроект №2285-д о легализации игорного бизнеса. На этот раз депутаты вряд ли рискнут «ослушаться» президента Владимира Зеленского и провалить его «поручение» вывести азартный бизнес из тени.

Хотя им вновь придется голосовать за сырой документ. После доработки в законопроекте остались спорные нормы, прописанные под разные «группы влияния». Какие «новации» вызывают наибольшие опасения экспертов? Почему легализация может оказаться мнимой? Почему в новой редакции так и не появился прозрачный механизм распределения доходов?  На эти и другие вопросы искал ответы Mind.

Легализация без контроля. Самая удивительная норма осталась в заключительных и переходных положениях. В ней говорится об отсрочке запуска системы онлайн-мониторинга игорного бизнеса на два года. По сути, это значит, что в ближайшие годы государство вряд ли сможет контролировать фактический оборот игорного бизнеса.

«В теории легализация рынка означает взятие его под контроль. Базис, на котором этот контроль строится, – единая электронная система мониторинга. Другого эффективного инструмента на этом рынке нет. На практике же мы получим два года бесконтрольной работы», – поясняет экс-государственная уполномоченная АМКУ Агия Загребельская.

По ее мнению, этот «благоприятный» период может растянуться на более длительный срок. «Компании, которые занимаются игорным бизнесом, имеют широкие возможности для лоббизма, учитывая их огромный оборот, в том числе налички. Если мы сразу не запустим эффективный контроль, то спустя два года азартный рынок включит все свое лобби, чтобы получить еще одну отсрочку. Мы это уже видели на примере лицензионных условий лотерейной деятельности, которые никак не могут принять около восьми лет», – говорит эксперт.

«Прозрачный» механизм. В пояснительной записке к документу его авторы подчеркивают, что вследствие запрета игорного бизнеса госбюджет ежегодно не получал около 10 млрд грн. Премьер-министр Алексей Гончарук и министр финансов Оксана Маркарова ранее заявляли, что уже в 2020 году рассчитывают получить от легализации «игорки» от 3 до 9 млрд грн.

Однако в самом законопроекте говорится, что поступления от азартного бизнеса будут направляться в спецфонд на поддержку спорта, медицины и образования. Глава общественной организации Поддержки легализации игрального бизнеса в Украине Елена Мочалова уточнила Mind, что в спецфонд пойдет только часть доходов. Какая именно – пока не известно. Эта «мелочь» будет утверждаться отдельным подзаконным актом.  

«Идея спецфонда – правильная. Такая практика есть в развитых странах. Деньги направляются на финансирование социально важных проектов – строительство стадионов, обучение талантливых детей, лечение и т. д. Но в законопроекте не прописан четкий механизм распределения средств и контроля над их расходованием. Поэтому есть риск, что благая цель спецфонда не будет достигнута», – полагает Агия Загребельская.

Бизнес для «своих». Еще одна спорная норма, перекочевавшая в доработанный законопроект, – требование использовать игровые автоматы не старше 2019 года. По мнению Елены Мочаловой, оно прописано под «своего» производителя оборудования: «Сомневаюсь, что найдется мировая компания, готовая оперативно поставить на рынок 40 000 игровых автоматов. К тому же новые версии оборудования у мировых производителей стоят от $20 000 до $50 000. Для рынка – это слишком высокая цена».

По мнению анонимного источника издания, открыть новое производство смогут сотрудники силовых структур, ранее изымавшие игровые автоматы: «Старые детали – новая сборка – своя сертификация – высокомаржинальный бизнес».

Косметический «ремонт». Елена Мочалова рассказала Mind, что во время заседаний робочих групп эксперты предлагали внести в законопроект сотни правок. По словам партнера Sports & Gaming Lawyers Ирины Сергиенко, в доработанный текст попали только две.

Первая: посетителями и работниками игровых заведений не могут быть лица до 21 года (в первой версии – до 18 лет).

Второй правкой букмекерским конторам и залам игровых автоматов запретили размещаться в отдельных нежилых помещениях. Теперь только в 3, 4, 5-звездочных отелях. Елена Мочалова считает: это ограничение может побудить часть рынка остаться в тени. Агия Загребельская оппонирует: «Сохранение нелегального сектора может быть только вследствие отсутствия контроля со стороны государства. В большинстве развитых стран действуют более жесткие ограничения: игровые автоматы – «кокаин» азартного ранка – могут размещаться только в казино».

Есть ли шансы, что ко второму чтению законопроект доработают до адекватного уровня? Опрошенные спикеры в этом сомневаются. «Несколько месяцев эксперты настаивали на внесении правок. Их не услышали. И вряд ли услышат в будущем. Почему? Думаю, свою роль сыграли два фактора. Первый: предполагаю, были включены лоббистские возможности (админресурс и примитивные взятки). Второй: непрофессионализм. К сожалению, у власти нет специалистов, глубоко разбирающихся в этом бизнесе. Лоббистам удалось легко ввести в заблуждение чиновников и депутатов. А слушать экспертов они не захотели», – поясняет Агия Загребельская.

У Елены Мочаловой схожее мнение: шансы получить на выходе адекватный закон очень низки. Более того, она опасается, что ко второму чтению в документ могут внести и другие «хотелки» отдельных групп. К примеру, администрирование системы онлайн-мониторинга могут передать в частные руки. «Такую норму уже пытались внести в законопроект. Пока она не прошла, но ко второму чтению не исключены «сюрпризы». Уже есть частная компания, которая готова администрировать систему за 1% от оборота рынка – 70 млн грн в месяц (по нашим подсчетам, игорный бизнес ежемесячно зарабатывает около 7 млрд грн). Не сложно представить, какие манипуляции может использовать частная структура, имеющая доступ к сведениям об обороте каждого учреждения и персональным данным игроков», – предполагает Елена Мочалова.

Под брендом «Закрыто». Пока депутаты ломали копья, а СБУ и Нацполиция рапортовали о закрытии сотен и тысяч игорных заведений, нелегальный азартный рынок продолжал процветать. По данным SimilarWeb, в декабре 2019 года посещаемость Рarimatch возросла по сравнению с ноябрем на 14% – до 35 млн. Трафик Favbet увеличился на 98% – до 6,3 млн, «Космолота» – на 52%, до 1,5 млн, 1xbetua – на 31%, до 1,1 млн. Падение (на 24%) наблюдалось только у «Фаворит спорт», но оно не помешало ресурсу занять вторую строчку рейтинга наиболее посещаемых букмекерских контор и онлайн-казино с результатом в 15,7 млн. Более 90% посетителей этих ресурсов – из Украины.

11 января Алексей Гончарук поручил правоохранителям «продолжить борьбу», в том числе «отслеживать ситуацию с попытками перехода нелегального игорного бизнеса в онлайн». На следующий день Нацполиция отрапортовала, что киберполиция закрыла несколько онлайн-казино. Каких именно – не известно. В департаменте киберполиции пока не ответили на этот и другие вопросы Mind.

Редакция промониторила около 20 рейтинговых онлайн-казино. Все работают. Судя по опубликованным «картинкам», киберполиция закрыла два российских ресурса, которые не заблокировали доступ посетителям из нашей страны (большинство иностранных онлайн-казино не пускают на сайты юзеров из стран, в которых запрещен игорный бизнес). Отечественные казино давно работают с адаптированной украиноязычной версией и не сообщают об акциях в российских рублях.

Вне игры: почему государство не сможет контролировать индустрию азарта (Или Сможет ли государство контролировать индустрию азарта)

«Тем временем начали распространяться слухи, что сверху спущено ЦУ наземным игровым залам: с 15 января открываться и продолжать работать «в черную». В их достоверность можно поверить: некоторые «закрытые» офлайн-заведения еще до 15 января начали принимать гостей под вывеской «Караоке», – рассказывает собеседник Mind на рынке.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате