Заболело в мире
10,945,600
Умерло в мире
523,035
Вылечилось в мире
5,797,206
Заболело в Украине
46,763
Умерло в Украине
1,212
Вылечилось в Украине
20,558
Оставаться на местах: из-за чего забуксовала борьба с украинскими олигархами

Оставаться на местах: из-за чего забуксовала борьба с украинскими олигархами

Какие промышленные гиганты могли быть разделены и почему этого не случилось

Этот материал также доступен на украинском
Ринат Ахметов, Дмитрий Фирташ, Юрий Косюк
Ринат Ахметов, Дмитрий Фирташ, Юрий Косюк
Фото: pexels.com, пресслужба МХП, wikipedia.org, DR

Украина – страна крупного капитала и крупных игроков. Это не гигантомания отдельных бизнесменов, а необходимое условие для успеха в базовых отраслях национальной экономки – таких как энергетика, агросектор, химпром. Масштаб бизнеса, сформировать который в украинских реалиях можно только при условии близости к власти, в дальнейшем обеспечивает его устойчивость, недостижимый отрыв от конкурентов и возможность формировать рынок «под себя».

Однако если в эту игру с наращиванием бизнес-мускулов заиграться и/или лишиться протекционизма власти (что в Украине при ее политической турбулентности случается часто), то масштаб из преимущества может превратиться в проблему, открыв точку уязвимости. Mind изучил кейсы трех украинских индустриальных гигантов, которые стоят или стояли на пороге потери этого статуса.  Их объединяет то, что акционеры, будучи близки к прежней власти, попали под пристальное внимание нынешней, и это в свою очередь открыло глаза Антимонопольному комитету. А отличает – то, какими методами и с каким успехом они сумели доказать, что размер – не главное.

Ринат Ахметов. «Первый энергетический»

Основатель группы СКМ Ринат Ахметов – человек-символ. Для большинства он олицетворяет сверхкрупный бизнес, разросшийся благодаря связям бенефициара в высших эшелонах власти. Причем, многие из этих связей на определенных этапах истории страны он сам же кадрово и формировал.

Этот образ настолько живуч (возможно, потому, что частично справедлив), что перекрывает позитивные черты олигарха – подчеркнутую скромность  (которая, правда, не распространяется на выбор жилой недвижимости), отсутствие скандалов, связанных персонально с ним, а также умение построить, развить и удержать крупнейший в стране бизнес, который в последние годы работает демонстративно прозрачно.

«Борьбу с Ахметовым» заявляли своей программной целью большинство украинских президентов. Эти планы никогда не были реализованы, а их результат в худшем случае сводился к ситуативному бизнес-альянсу олигарха и главы государства. Позиции Рината Ахметова как №1 не пошатнулись даже после трагической потери в 2014 году «вотчины»  – Донбасса, где расположены ключевые активы металлургического крыла его бизнеса. 

В 2019 году закономерность «власть меняется – Ахметов остается» вполне могла быть разорвана: конъюнктура практически во всех интересующих бизнесмена отраслях  сложилась для него крайне неблагоприятно.

Что произошло? Во-первых, Ринат Ахметов считался – и небезосновательно – бенефициаром режима Петра Порошенко. В итоге на неоднозначный имидж самого олигарха наслоился и негатив, связанный с персоной пятого президента Украины.

Символ этого симбиоза – формула «Роттердам+», то есть методика формирования цены на топливную составляющую при производстве электроэнергии на тепловых электростанциях в Украине. Формула начала действовать в мае 2016 года и определяла новые правила на рынке после потери контроля над частью Донецкого угольного бассейна. Предполагалось, что ТЭС будут покупать за рубежом антрацитовые марки угля, а котлы – спешно переводиться на газовую группу, которая доступна для добычи Украине.

Однако, как подозревали некоторые эксперты отрасли, ТЭС покупали уголь на неподконтрольных Украине территориях по 600–1100 грн/т, а в тариф закладывали повышенную стоимость импортного топлива. В пользу этой версии говорило то, что котлы не слишком активно переоборудовались для использования газовой группы угля.

Холдинг ДТЭК Рината Ахметова производит электроэнергию на теплоэлектростанциях и поставляет ее конечным потребителям. Он занимает монопольное положение на энергетическом рынке, контролируя 80% добычи энергетического угля, 70% выработки тепловой электроэнергии, 50% распределения и поставки, а также 90% ее экспорта. Кроме того, под контролем у структур Ахметова – около трети мощностей по производству электроэнергии солнечными и ветряными электростанциями.  

Во-вторых, впервые за более чем десять лет Ринат Ахметов не мог опираться на собственную группу в парламенте. Если в Верховной Раде предыдущих созывов защитить его интересы  или блокировать угрозы могли часть «Оппозиционного блока», «Радикальная партия» Олега Ляшко и многочисленная группа мажоритарщиков, то досрочные выборы в парламент IX созыва Ахметов провалил. Прямо и опосредованно связанных с ним депутатов под купол зашло менее десяти – все мажоритарщики, пробившиеся в парламент своими силами по давно знакомым им округам. Согласно неофициальным данным, спустя полгода работы неформальная группа Ахметова увеличилась минимум в два раза. Но этого все равно мало.

В-третьих, актуализировались реваншистские настроения со стороны бенефициара группы «Приват» – Игоря Коломойского. После короткой каденции в кресле губернатора Днепропетровской области Коломойский не смог наладить эффективный контакт с Петром Порошенко, уехал из страны и в течение трех лет бессильно наблюдал, как Ринат Ахметов наращивает свои позиции и состояние.

Еще одна причина нападок со стороны «Привата» на Ахметова – не «понятийная», а исключительно коммерческая: ферросплавные заводы Коломойского нуждаются в доступной электроэнергии, но их не вполне устраивают тарифы ДТЭК. Один из общавшихся с Коломойским в Израиле бизнесменов передает его фразу, брошенную между первым и вторым туром президентских выборов, когда уже было понятно, что побеждает Владимир Зеленский: «Сначала буду догонять Петра, а потом рыжего», – якобы сказал Коломойский, намекая на цвет волос Ахметова. Это полностью укладывалось в концепт борьбы с олигархатом, задекларированный Владимиром Зеленским.

Терять время Игорь Коломойский не стал: едва вернувшись в Украину, он дал несколько интервью, в которых высказался за национализацию предприятий из сферы ЖКХ и других активов, которые Ахметов приобрел в ходе приватизации 2000-х. Как более мягкий вариант антимонопольным регуляторам предлагалось вмешаться в сектор электроэнергии. Выгоды Ахметова от «Роттердам+» он оценил в $4,2 млрд за 3,5 года.

Из-за одиозности этой формулы ценообразования и монопольного положения на рынке энергетическое крыло СКМ стало одновременно как одним из самых привлекательных, так и уязвимых направлений его бизнеса. АМКУ и раньше пристально поглядывал на чрезмерные энергоактивы олигарха. Последний раз это произошло в 2015 году, когда НКРЭКУ и НЭК «Укрэнерго» в рамках программы «деолигархизации» Петра Порошенко подали в комитет заявление о монополизме ДТЭК.

Как изменилась ситуация? За время рассмотрения этого дела отношения Ахметова и президента Порошенко существенно «потеплели». Плодом этой дружбы стало принятое в декабре 2018 года  решение АМКУ о том, что ДТЭК не злоупотребляет монопольным положением на рынке электроэнергии. В апреле 2019-го, под занавес каденции пятого президента Украины, комитет даже согласовал  покупку компанией долей в «Одессаоблэнерго» и «Киевоблэнерго» у российской группы VS Energy, по итогу которой доля ДТЭК в распределении электроэнергии достигла 47%.

Летом 2019 года, после смены власти и возвращения в Украину Игоря Коломойского, бизнес Рината Ахметова оказался перед вполне реальной угрозой. Итогом рассмотрения дела в АМКУ мог стать штраф в размере до 10% выручки и принудительное разделение  холдинга. И речь могла идти даже о принудительной продаже части активов. К тому же смена власти застала Ахметова посреди плана по еще большему укрупнению его энергохолдинга путем скупки оставшихся активов группы VS Energy – пяти облэнерго. Предполагалось, что ДТЭК возьмет их в аренду и управление. Однако на период «пересменки» на Банковой процесс поглощения был заморожен.

Параллельно с этим под ударом оказались и металлургические активы олигарха, или как минимум шаги их расширению. В Антимонопольном комитете не исключали, что потенциально «Метинвесту» может быть запрещена концентрация применительно к покупке доли в шахтоуправлении «Покровское» – крупнейшего в Украине производителя  коксующегося угля. К тому же антимонопольщики могли «заметить», что «Метинвест» производит (совокупно со связанными активами) более 60% руды и металла.

Как сложились отношения с новой властью? На момент личного знакомства с Владимиром Зеленским Ринат Ахметов располагал лишь одним безусловным козырем – телеканалом «Украина». При этом значимость его не переоценивалась, так как к услугам президента был лишь чуть менее рейтинговый телеканал «1+1». Но именно эта медиакарта была блестяще разыграна и стала решающей в укреплении отношений олигарха с новой властью. 

В сентябре 2019-го на телеканале «Украина» запустилось новое политическое ток-шоу. Его ведущим стал известный шоумен Савик Шустер, который уехал из Украины из-за конфликта с Петром Порошенко (по его словам), а также после того, как его шоу, выходившее на «1+1», было снято с эфира. Задача перед ним, как рассказали инсайдеры с телеканала «Украина», ставилась только одна: стать политическим шоу №1. С определенными оговорками, она была выполнена. 

Постоянными гостями шоу Шустера стали представители «зеленой» команды, которая к тому времени уже поняла значимость ТВ в противовес интернету и была рада возможности донести свою позицию до электората.  «Они там [на телеканале] все так добры к нам», – наивно признавался один из членов правительства Алексея Гончарука.

Любезное предоставление эфира на телеканале «Украина» пришлось кстати Владимиру Зеленскому, который уже к середине осени почувствовал издержки дружбы с Игорем Коломойским. Отношения со старта ухудшила ситуация с Приватбанком – олигарх требовал назад то, что считал своим, а МВФ контролировал, чтобы этого не произошло. Коломойский давал неосторожные интервью, оплачивал протесты под НБУ, демонстрировал свое сверхвлияние (очевидно, преувеличенное) и уязвил Зеленского, слив в публичную плоскость запись разговора премьер-министра Алексея Гончарука, в котором тот не слишком комплиментарно отзывается об интеллектуальных способностях президента.

А с другой стороны, на арене постоянно присутствовал Ринат Ахметов, чутко отзывающийся на любое пожелание президента – будь то покупка машин скорой помощи или сюжеты на ТВ. Такую же услугу олигарх оказал и новоназначенному главе Офиса президента Андрею Ермаку. Одна из журналисток телеканала «Украина» в частном разговоре сообщила, что на канале дана команда позитивно освещать деятельность нового руководителя ОП.

Союз Ахметова и Ермака выходит за пределы просто пиар-составляющей. В его рамках бывшие менеджеры СКМ или выпускники «Академии ДТЭК» были продвинуты на высокие должности в госорганы, регулирующие близкие олигарху сферы.

Конечно, дело не столько в противовесе Коломойскому, близости к Ермаку и обеспечении  правильной ТВ-картинки. За то, что АМКУ перестал временно вглядываться в долю рынка ДТЭК, Ахметову пришлось поступиться частью интересов. Например, согласиться на отмену формулы «Роттердам+». Также Ахметов на неофициальной встрече с Зеленским якобы обещал не закрывать сделку по приобретению оставшихся активов VS Energy, чтобы не давать возможность оппонентам президента упрекнуть последнего в продолжающемся укреплении олигархата. При этом дамоклов меч АМКУ никуда не исчез – он просто на время завис в воздухе.

Однако основную пользу нынешней власти Ринат Ахметов может принести в будущем. Как сказал один из западных дипломатов, которого цитирует Financial Times, после того как Украина восстановит контроль над Донбассом (а сейчас это основная цель, декларируемая Зеленским), способность Ахметова обеспечить безопасность работы тысячам людей или лишить их работы делает его ключом к мирному урегулированию.

По словам инсайдера, Ахметов «должен был бы стать частью» любого мирного соглашения на Донбассе. И в холдинге олигарха косвенно это подтверждают. «Ахметов всегда стремился содействовать мирному урегулированию конфликта на Донбассе. Когда мир вернется на Донбасс, г-н Ахметов и СКМ определенно сыграют свою роль в реинтеграции и восстановлении», – говорилось в релизе.

Эти политические преференции у олигарха еще впереди, а вот экономические  он уже начал  получать. 28 марта «ДТЭК Энерго» объявила о приостановлении выплат купона по еврооблигациям и процентов по банковскому долгу. Обосновывая технический дефолт, в компании сослались на глобальные экономические факторы, вызванные пандемией коронавируса COVID-19.  

«ДТЭК Энерго» разрабатывает предложение о реструктуризации и введении временного моратория на исполнение обязательств (standstill) и обращается с просьбой к держателям еврооблигаций и банковского долга поддержать компанию в этом решении. Экономический кризис и падение мировых финансовых рынков и обвал цен на сырьевые товары действительно выглядят уважительной причиной приостановления выплат. Однако для полноты картины нужно упомянуть, что несколько  месяцев назад Ринат Ахметов закрыл сделку по покупке виллы во Франции за 200 млн евро, а компания в 2019 году получила чистую прибыль в размере 2,55 млрд грн.

Юрий Косюк. «Куриный бог»

В июле 2019 года, всего через месяц после инаугурации, президент Владимир Зеленский сделал громкое заявление, которого ждали многие участники аграрного рынка, но очень опасался один из них.

Глава государства публично поразился тому, что один из самых успешных агрохолдингов в стране – «Мироновский хлебопродукт» (МХП) Юрия Косюка за три года получил более 2,5 млрд грн дотаций из госбюджета. «На самом деле он не нуждается в господдержке, потому что имеет сверхприбыли... и ежегодно выплачивает огромные дивиденды своим акционерам», – объяснил президент то, о чем и так были в курсе все причастные к агросектору. И предложил правоохранительным и антикоррупционным органам сопоставить эти две суммы – дотаций и дивидендов акционерам МХП. 

Заявление произвело эффект разорвавшейся бомбы. Без сомнения, этого втайне желали очень многие, кого раздражал статус МХП как «первой компании на рынке», что публично и зачастую не очень деликатно подчеркивалось ее бенефициаром.

МХП контролирует около 55% украинского рынка мяса птицы – по оценкам самой компании, и около 80% – по данным независимых экспертов. Компания обеспечивает до 90% экспорта мяса птицы в ЕС, входит в пятерку латифундистов в Украине и действительно №1 по объему полученной государственной помощи.

При этом нужно признать, что холдинг – драйвер инноваций в АПК, один з крупнейших работодателей и украинский «ледокол» на внешних рынках продовольствия. Дотации, объем которых действительно шокировал, были получены четко в рамках законодательства (правда, с помощью лоббистов изначально прописанного таким образом, чтобы учесть интересы МХП). В 2017 году дотации начислялись пропорционально уплаченному НДС, что гарантированно вывело Юрия Косюка на первое место среди получателей.  В 2018-м компенсация выплачивалась за сданные в эксплуатацию животноводческие комплексы. Опять-таки крупнейший объект был готов к сдаче у МХП.

И хотя компания утверждала, что полученные от государства суммы поддержки не сопоставимы с объемом инвестиций – только в проект Ладыжинской фабрики вложено около $1 млрд, такой  эффективный и предусмотрительный лоббизм, конвертируемый в реальные  миллиарды дотаций, раздражал на агрорынке почти всех.

Вряд ли Владимир Зеленский, еще недавно имеющий весьма смутное представление о сельском хозяйстве, порядке начисления дотаций и основных их получателях, проявил самостоятельный интерес к деятельности МХП. Особенно примечательно, что это заявление прозвучало в первый месяц каденции, что придавало ему статус первоочередности и государственной важности. Поэтому не приходится сомневаться, что этот кейс президенту «подсказали» со стороны, расставив правильные акценты.

Кто это мог сделать? Вариантов всего два и, скорее всего, они взаимодополняющие.

Первый – Андрей Богдан, на тот момент без пяти минут всесильный глава Офиса Президента. Будучи сам не чужд агрорынку (он – совладелец среднего по украинским меркам и потому не очень известного Украинского аграрного холдинга с земельным банком  50 000 га. – Mind), Богдан наверняка был наслышан об успехах Юрия Косюка. О прямом конфликте между «правой рукой главы государства» и бенефициаром МХП ничего не известно. Возможно, первый просто объяснил Зеленскому расклад по рынку и место на нем второго.

Другой вероятный источник негатива – агрохолдинг «Кернел», у бенефициаров которого очень напряженные отношения с коллегами из МХП. Причина этой вражды до конца не понятна. Но зная заносчивый характер Юрия Косюка  и его нескрываемый пафос по поводу роли МХП в украинском АПК, о ней не сложно догадаться. Также представители компании – в частности, миноритарный акционер «Кернел»  (через фонд Cascade Investment Fund) Виталий Хомутынник – не скрывали, что механизм распределения дотаций в агросекторе несправедливо обделяет другие крупные компании. И это абсолютно соответствовало действительности.

Среди эмиссаров «Кернела» –  лоббист Марьян Заблоцкий. Он вряд ли имел прямой выход на президента, и уж точно его слова не могли быть определяющими. Но он был вхож в партийный штаб «Слуги народа» как эксперт по аграрным вопросам и там тесно общался с  приближенными к президенту людьми. На досрочных парламентских выборах Заблоцкий вошел в Верховную Раду по списку «СН» под №82.

К сентябрю 2019 года о «раскулачивании» МХП на агрорынке говорилось как о деле решенном. Действовать должны были через Антимонопольный комитет. Предполагалось, что он установит чрезмерное превышение масштабов бизнеса Юрия Косюка свыше дозволенных 30% рынка, и это позволит запустить процесс принудительного разделения.

Косюк, несомненно, был осведомлен о таких планах. По свидетельству инсайдеров, он даже хотел «раздать» полученный в 2019 году бюджетный миллиард  – однако на волне прихода новой власти никто не рисковал принимать деньги и брать обязательства.  

Когда в июне 2019-го глава АМКУ Юрий Терентьев объявил, что исследование комитета обнаружило признаки злоупотребления монопольным положением МХП на рынке курятины, это было воспринято как начало выполнения согласованного плана. Согласно оценке АМКУ, в 2016 году объем рынка курятины достиг 710 570 тонн; в 2017-м – 769 532 тонн; в 2018-м – 776 461 тонн. «Крупнейшим и самым мощным участником рынка является группа «МХП», которая имеет структурные признаки монопольного (доминирующего) положения с долями 55% в 2016 году, 46% – в 2017-м и 45% – в 2018 году», – подчеркивают в ведомстве.


Итак, все шло по сценарию: АМКУ впервые за 10 с лишним лет разглядел у холдинга черты монополии и злоупотребления ею. «Исследование АМКУ выявило, что ЗАО «Мироновский хлебопродукт»: 1. Устанавливает торговым партнерам условия для закрепления территории продаж. 2. Обязывает партнеров придерживаться ценовой политики группы «МХП». 3. Запрещает этим партнерам продавать продукцию конкурентов», – указал  Терентьев. И отметил, что «действия группы «МХП» могут привести к нарушению структуры рынка дистрибуции курятины, существенному ограничению прав других участников рынка свободно выбирать себе партнеров, а также навязыванию участникам рынка собственных правил поведения».

В МХП ожидаемо заявили, что считают обвинения АМКУ необоснованными. Однако общее настроение на рынке было таково, что эти аргументы уже не считали нужным слушать.

И вот, казалось бы, при наличии всех козырных карт на руках – поддержка президента, реальное превышение допустимой доли рынка и имидж фигуранта, который гарантировал «правильное» общественное мнение, – в ноябре АМКУ закрыл дело против «МХП».

Параллельно было открыто другое – о необоснованном повышении цен на курятину в июне – августе 2017 года. Но оно было настолько «беззубое», что не приходилось сомневаться: это сделано исключительно для сохранения лица госоргана.

Что произошло? Первое и основное – Юрий Косюк не претендует на дотации агросектору в 2020 году. Это действительно было отражено в структуре господдержки, где интерес птицеводов не просматривается. С другой стороны, интерес «Кернела» тоже пока иллюзорен (хотя предполагалось, что холдинг возьмет реванш за «неурожайные» в плане бюджетных денег годы).

Второе – эффективная аргументация в диалоге с АМКУ и слабая экспертиза последнего. Доводы «МХП» строятся на том, что объем их производства нельзя применять исключительно к внутреннему рынку. «Мы сегодня экспортируем больше 50% своей продукции. Поэтому, если говорить о потреблении, наша доля – около 30% украинского рынка», – объяснил Юрий Косюк.

При применении такой формулы к объему производства холдинга действительно обвинения в монополизме оказываются несостоятельными. «У нас были вопросы от АМКУ. Они нам их задали, попытавшись сделать выводы из наших ответов. Наши юристы, которые работали с комитетом, отметили, что это не лучшая практика, не европейский подход. И АМКУ начал действовать абсолютно так, как работают непредвзятые антимонопольные органы в цивилизованных странах», –  говорит Косюк.

И наконец, третий фактор лежит исключительно в политической плоскости. Владимир Зеленский образца июня-2019 и он же в конце года – это разные люди, действующие в принципиально разных конъюнктурах. Власть теряла рейтинг слишком стремительно и слабела слишком явно, а Кабмин слишком неуклюж в управлении экономикой, которая зависит от показателей АПК, чтобы ставить под угрозу крупнейшее аграрное объединение в стране и наживать врага в лице его бенефициара.

Холдинг все еще находится под антимонопольным мониторингом, однако не вызывает сомнения: проблемы МХП позади. Уже в январе 2020 года на Экономическом форуме в Давосе Юрий Косюк сказал, что нынешняя власть – лучшая за время независимости страны и ее представители показывают большое желание помогать, не спрашивая о деньгах.

«Я всем говорю сегодня, что я бóльший выгодополучатель от успеха новой власти, чем они сами», – сказал Косюк. И ему невольно веришь.

Дмитрий Фирташ. «Химическая реакция»

На момент прихода к власти Владимира Зеленского бенефициар крупнейшего в Украине химического холдинга Group DF Дмитрий Фирташ уже вряд ли мог считаться олигархом. К тому времени он уже пять лет жил в Вене под арестом и угрозой экстрадиции в США. Куда лучше чувствовал себя его бизнес – особенно химическое направление Ostchem. Оно выпускает минеральные удобрения, диоксид титана, кальцинированную соду, жидкий азот и объединяет Черкасский «Азот», Концерн «Стирол» в Горловке, Северодонецкое объединение «Азот» и компанию «Ривнеазот».

Позиции группы не пошатнула даже утрата контроля над мощностями в Горловке, с апреля 2014 года оказавшейся на территории самопровозглашенной Донецкой народной республики. Более того, несмотря на физическое отсутствие в Украине, Дмитрий Фирташ сохранил достаточное влияние на процессы, чтобы в 2017 году пролоббировать введение заградительных пошлин в отношении продукции своих основных конкурентов – азотных удобрений (карбамид и КАС), производимых в РФ.

Что произошло? 5 сентября 2019 года Антимонопольный комитет принял решение принудительно разделить ГК Ostchem в части производителей азотных минудобрений и оштрафовал дистрибьюторскую компанию «НФ Трейдинг Украина». Решение было принято в развитие «дела Ostchem», которое  рассматривалось еще с 2015 года, а возбуждено было по заявлению Полтавского горно-обогатительного комбината Константина Жеваго.

Мотивы этого разбирательства весьма просты. Президент Зеленский с самого начала позиционировал себя как борец с олигархами. Персона Дмитрия Фирташа казалась ему достаточно одиозной, чтобы вызвать одобрение электората, и вполне безопасной, чтобы не накликать на своих единомышленников гнев сильного противника. АМКУ, глава которого имел все основания переживать за сохранение своего поста, с пониманием отнесся к пожеланиям главы государства.

При всем этом был человек, который мыслил шире рамок сиюминутной политической повестки дня, – бенефициар группы «Приват» Игорь Коломойский.

У «Привата» есть интересы на рынке минудобрений. «ДнепрАзот», один из крупнейших и старейших производителей азотных удобрений, входящий в группу, может выпускать более 800 000 тонн карбамида и КАС в год. В 2018-м завод снизил объемы производства – вплоть до временной остановки мощностей – из-за высоких цен на газ. Чистый доход от реализации продукции «ДнепрАзота» в 2018 году составил 3,9 млрд грн.

К тому же у северодонецкого «Азота» есть долг в 590 млн грн перед Проминвестбанком. Группа «Приват» ранее добилась ареста акций ПИБа, принадлежащего российскому государственному Внешэкономбанку. Это открывало возможности для поглощения предприятия – однако только если оно будет выделено в отдельное юрлицо, как того требует АМКУ. Нельзя утверждать, что АМКУ в своих действиях четко руководствовался  интересами группы «Приват». Но Юрий Терентьев наверняка понимал, что Игорь Коломойский воспримет новость об ослаблении конкурента позитивно.

Выводы комитета по итогам стремительного расследования были ожидаемы: АМКУ установил, что группа Фирташа в составе заводов-производителей «Азот», «Ривнеазот», «Северодонецкое объединение «Азот» и оптовой торговой компании «НФ Трейдинг Украина» злоупотребляла монопольным положением на рынке азотных минеральных удобрений в течение 2014–2017 годов.

Нарушителю вменялось: систематическая перепродажа внутри группы по завышенным ценам природного газа, который является основным сырьем при производстве удобрений, что привело к завышению стоимости удобрений; сознательная остановка заводов по производству минудобрений во время полевых работ в 2017 году, что привело к дефициту на рынке и недопоставке товара аграриям, сделавшим предоплату. АМКУ также подчеркивал, что подразделения группы не действовали сепарированно, а согласовывали свои действия на рынке и ценовую политику.

Штраф для «НФ Трейдинг Украина», которая реализовывала продукцию Ostchem, был определен на максимально возможном уровне – 107 млн ​​грн. Заводам было предписано разделиться, что стало первым подобным решением в истории Украины. Принудительное разделение означает, что предприятия должны стать независимыми юридическими лицами и вести независимую коммерческую деятельность. Принудительная продажа активов не требуется.

Дедлайн по дроблению активов Ostchem был установлен в девять месяцев с момента решения, то есть истекает (точнее должен был истечь) в мае 2020-го. 

Как сообщают инсайдеры из АМКУ, дело химбизнеса Фирташа – обманчиво простое из-за вынужденного изгнания бенефициара – должно было пробить дорогу победоносной череде аналогичных дел в отношении крупного и сверхкрупного бизнеса. И таким образом реализовать одно из основных предвыборных обещаний Владимира Зеленского – ослабление роли олигархата в украинской экономике.

Удалось ли задуманное? Как показала первая же попытка, план был хорош лишь в теории. 

Group DF, в которую входит Ostchem, не собиралась сдаваться без боя и дробить одно из самых успешных своих подразделений по указке ведомства, чей статус среди украинских госорганов объективно невысок. «Как не смешно сейчас это констатировать, но выше всего статус АМКУ был при Алексее Костусеве (руководил АМКУ в течении семи лет, с 2001 года. – Mind). Он действительно мог завести резонансное дело, например против розничных сетей или фармацевтов, и добиться миллионных штрафов, – говорит один из инсайдеров ведомства. – Но уже давно комитета никто не боится или может договориться».

Менеджеры Дмитрия Фирташа выбрали тактику затягивания процессов. В компании заявили, что считают решение Антимонопольного комитета необоснованным и намерены обжаловать его в суде. «Данное решение является тенденциозным, принято на основании аргументов сомнительного качества с грубым нарушением законодательства. Некоторые оценки и положения не выдерживают никакой критики и свидетельствуют о лоббировании интересов со стороны конкурентов украинской химической промышленности, – заявили в компании. – Мы считаем, что сегодняшнее решение – это одна из последних попыток коррупционеров из старой власти выполнить заказ и дать возможность конкурентам захватить украинский рынок».

Доказательная база АМКУ действительно слабая. После того как откололись горловские мощности, и на фоне засилья импорта, даже вопреки пошлинам пробивающегося на рынок, Ostchem вполне сможет доказать, что ее рыночная доля находится в рамках дозволенных лимитов. А остановка предприятий в 2017 году – обусловлена конъюнктурой газовых поставок.

В группе отмечают, что продажа газа осуществлялась по цене его первоначальной закупки, которая была на 25–50% ниже рекомендованных НКРЭКУ цен. А остановка производства удобрений в марте 2017-го произошла из-за прекращения подачи энергоресурса газотранспортными предприятиями по формальной причине.

Предоплата в размере 1,7 млрд грн, полученная компаниями группы в 2017 году, была направлена на закупку сырья, выплату налогов, оплату энергоносителей, а также на погашение задолженности по заработной плате. «В момент прекращения подачи газа предприятия готовились к новому производственному циклу, но в результате прекращения подачи газа были сорваны планы по выпуску более 800 000 тонн азотных удобрений в период весеннего сезона 2017 года. И этот объем был замещен импортом из РФ по монопольно высоким ценам», – изложили свою версию событий в Group DF, поспешив намекнуть на происки «российских конкурентов».

Затем предприятия Group DF – три завода по производству минудобрений и трейдер – обжаловали решение о разделении в Хозяйственном суде Киева. «Мы считаем, что Антимонопольный комитет принял необоснованное решение, – сказал директор компании DF LEX Игорь Ярина. – В суде мы будем доказывать, что для принятия решения АМКУ использовал необъективную информацию и очень сомнительную аргументацию. Мы считаем, что АМКУ умышленно использовал методику, которая не применяется в судах ЕС и в мире, что позволило исказить доли производителей на рынке».

Что дальше? Перспективы судебного разбирательства можно было бы считать предрешенными в пользу Дмитрия Фирташа. Однако недавно появился еще один повод добиваться ослабления Ostchem – и он уже лежит в плоскости не внутренних, а внешних факторов.

Речь идет о возможной покупке принадлежащего государству Одесского припортового завода – одного из конкурентов Group DF – азербайджанскими инвесторами. Об этой сделке речь шла во время официального визита Владимира Зеленского в Азербайджан (середина декабря 2019-го). Среди прочего, Зеленский и глава Азербайджана Ильхам Алиев обсуждали участие азербайджанского бизнеса в большой приватизации в Украине.

В конце января 2020 года делегация азербайджанской корпорации SOCAR в составе Ровнага Абдуллаева, Эльшада Насирова (вице-президент SOCAR) и Эльчина Мамедова в сопровождении главы Офиса президента Андрея Богдана и заместителя председателя ФГИ Сергея Игнатовского посетила ОПЗ. Обсуждалось возможное участие SOCAR и фонда SOFAZ (государственный инвестиционный фонд с активами около $42,5 млрд по состоянию на декабрь 2019 года) в приватизации, а также проводилась оценка технического состояния предприятия.

SOCAR экспортирует в Украину гранулированный карбамид  и успешно конкурирует с украинскими производителями – предприятиями Дмитрия Фирташа и Игоря Коломойского.

«Инвестняней» по этой сделке выступал Андрей Богдан. Его отставка, скорее всего, не отменила заинтересованности SOFAZ/SOCAR в покупке ОПЗ и никак не улучшила перспективы Group DF.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате