Заболело в мире
18,288,573
Умерло в мире
693,805
Вылечилось в мире
10,913,524
Заболело в Украине
74,219
Умерло в Украине
1,764
Вылечилось в Украине
40,613
«Крепкие хозяйственники» и связи с РФ: кому Зеленский хочет поручить реформу «оборонки»

«Крепкие хозяйственники» и связи с РФ: кому Зеленский хочет поручить реформу «оборонки»

И нужно ли для этого целое новое министерство

Этот материал также доступен на украинском
«Крепкие хозяйственники» и связи с РФ: кому Зеленский хочет поручить реформу «оборонки»
Фото: УНИІАН

«Украинский оборонпром ожидает масштабная и эффективная реформа. Скорее всего. Возможно. Не исключено». Так осторожно комментируют эксперты рынка грядущее создание Министерства развития стратегических технологий и инноваций, которое будет заниматься реформированием оборонно-промышленного комплекса. Осторожно, поскольку неизвестно, кто выиграет конкурс на должность вице-премьер-министра, который возглавит и направление, и министерство. И потому что нет гарантий, что вице-премьер не будет находиться под «ручным» управлением с Банковой. 

Усиление оборонпрома путем создания Министерства оборонной промышленности и впоследствии Агентства передовых оборонных исследовательских проектов было зафиксировано решением СНБО Украины от 18.02.2020 «Об основных показателях государственного оборонного заказа на 2020 год и 2021, 2022 года» и президентским указом №59 от 27 февраля 2020 года. Но только сейчас появился проект создания министерства и список кандидатур на должность вице-премьера. Mind разбирался, кто может прийти управлять отечественной оборонкой, и что каждый из них с собой принесет.

Нужно ли Украине новое министерство? Специалисты считают, что украинскому оборонпрому оно категорически необходимо.

Во-первых, сейчас в «Укроборонпроме» решения о будущем стратегической госсобственности принимаются практически единолично. Причем людьми, в чьей компетенции приходится сомневаться – команда Айвараса Абромавичуса больше разбирается в экономике, чем в оборонке. Кроме того, она не всегда объективна.

Во-вторых, выделение профильного министерства из заваленного госсобственностью Минэкономики позволит грамотно выстроить оборонные приоритеты, основываясь на существующем потенциале мощностей и технологий, а также сформировать оптимальную систему государственно-частного партнерства. С этим предложением эксперты отрасли выходили к новой власти еще год назад, но президент Владимир Зеленский, испугавшись критики, решил не создавать новое ведомство, а поручить реформаторам во главе с Абромавичусом разобраться с «Укроборонпромом».

Около года они честно, как могли, разбирались, проводя аудиты и инвентаризацию хозяйства. Однако поскольку во главу угла была поставлена не национальная безопасность, а экономика, наработанная реформа «Укроборонпрома» подверглась жесткой критике со стороны профессионалов.

В-третьих, гарантировать продуктивную работу внутри Кабмина должен статус руководителя министерства, которого предусмотрено сделать профильным вице-премьером.

Что изменится с созданием Миноборонпрома? Как рассчитывают сторонники создания министерства, наладится диалог между «Укроборонпромом», Минобороны, частными компаниями ОПК в плоскостях формирования госзаказа, распределения финансирования, ответственности за срыв контрактов, за нецелевое финансирование.

Свежий пример – конфликт на заводе им. Антонова, где решение об отставке руководства принималось единолично, на основании обвинений в закупке российских запчастей, тогда  как именно «Укроборонпром» и предписал заводу Антонова их закупку.

Скорее всего, дискуссионная площадка из СНБОУ переместится в новое министерство. Однако скептики уточняют, что все зависит от фигуры будущего руководителя, его веса и степени свободы в отношениях с секретарем СНБОУ и его окружением. Как негативный пример приводится фигура Михаила Федорова, который, несмотря на статус вице-премьера, так ничего радикального в «цифровизации Украины» и не совершил.

Кто основной лоббист создания министерства? Тут схлестнулись интересы как профессионалов в отрасли, которые считают, что для выведения ее из кризиса необходимо повышать статус как управленческой вертикали, так и отдельных игроков на рынке, цель которых – назначить лояльное руководство для контроля за отраслью. При этом первые всерьез обеспокоены «реформой», которую предлагает нынешнее руководство «Укроборонпрома», и считают, что Министерство поможет ее пересмотреть, переписать и ускорить. Какие мотивы у последних – покажет фигура вице-премьера – руководителя нового министерства. Но об этом ниже.

Из первых лиц государства создание нового министерства продвигает именно секретарь СНБОУ Алексей Данилов. Фигура Данилова достаточно противоречива и конкретных публичных скандалов с ней не связано. Тем не менее известно, что как выходец из Луганской области он предпочитает прислушиваться к восточному крылу, представленному в оборонке так называемым кланом «Мотор Січ», который во времена президентства Петра Порошенко вынужденно сидел в тени.

Основные задачи людей, близких к главе «Мотор Січ» Вячеславу Богуслаеву, – продвижение расширения кооперации с РФ, где находится основной рынок сбыта предприятия. При их поддержке вместо стратегии развития отрасли принимается ряд ситуативных решений, среди которых самое угрожающее – снятие запрета на приватизацию огромного списка государственных предприятий в ОПК, что по сути открывает возможность для их выкупа с целью последующего уничтожения. Косвенно эту задачу отработали реформаторы Абромавичуса, сгруппировав предприятия по финансовым показателям, а не исходя из технологической цепочки.

Каково будущее «Укроборонпрома»? Если идея министерства ОПК уже нашла поддержку в первом круге власти, то будущее УОП остается туманным. В первую очередь исходя из подходов новой власти рассматривать госсобственность как источник финансирования «Слуги народа».

10–15% – стандартный размер отката, который идет в бюджет партии власти с таких стратегических предприятий, как  «Энергоатом», «Укрзалізниця» и др. Да и сам коррупционный шлейф «Укроборонпрома», созданный и при президенте Викторе Януковиче (когда он обеспечивал бюджет регионалов), и при Петре Порошенко («спасибо» эффективной системе тогдашнего замсекретаря СНБО Олега Гладковского, который создал жесткую вертикаль управления в ОПК и пользовался широкой поддержкой  Порошенко), говорит о том, что слухи о смерти «Укроборонпрома», скорее всего, преждевременны.

Однако ситуацию усугубляет скептический подход к оборонно-промышленному комплексу со стороны Владимира Зеленского, который как раз и должен, по законам жанра, быть лоббистом его развития.

Чтобы получить поддержку нынешнего президента страны, будущему главе отрасли предстоит показать прежде всего экономический эффект – поскольку Владимир Зеленский убежден, что у Украины нет шансов в военном столкновении с Россией, а украинский ОПК безнадежно отстал от российского. И инвестирование в ОПК вместо политических дивидендов лично ему может принести только коррупционные риски.  Именно поэтому на УОП был назначен экономист с хорошей репутацией – Айварас  Абромавичус, и именно поэтому ничего, кроме финансового анализа, за полгода не было сделано.

Сейчас этим отсутствием результатов у команды реформаторов активно пользуется российское лобби, чья цель – добиться максимальной приватизации и покупки предприятий «Укроборонпрома» через западные компании или офшоры с дальнейшим сворачиванием их деятельности. Все это Украина проходила в начале «нулевых», когда новый президент РФ Владимир Путин выдавал индульгенцию тем олигархам, которые покупали в Украине предприятия, конкурентные российским. Сейчас уговорить Зеленского на такую «реформу» «Укроборонпрома» будет легко – выражение «поступления в бюджет» ему куда ближе словосочетания «национальная безопасность».

Какую реформу продвигает «Укроборонпром»? В этом году Абромавичус презентовал на разных уровнях результаты проведенного на предприятии триажа: «Сегодня УОП – это 137 предприятий, но 21 – на оккупированных территориях, 85 являются финансово нестабильными, 8 – вообще банкроты. В концерне 68 000 сотрудников, но выручка на одного – это 1/20 от среднего показателя в отрасли по миру. 4,2 млрд грн EBITDA в 2018 году, но 90% прибыли концерна генерируют всего порядка 10 предприятий. Несколько тысяч зданий и сооружений концерна – это 11,4 млн кв. м помещений и 5500 га земли, но большая часть этого наследия – излишнее, затратное и не задействованное в производстве товаров военного назначения».

Сам факт того, что оборонный потенциал попытались вычислить через коэффициент EBITDA, вызвал неприятие специалистов. «Неслучайно Википедия первым определением триажа дает право сеньора на часть общинных земель в средневековой Франции»,  – язвительно прокомментировал автору подходы Абромавичуса один из экспертов СНБОУ, слушавший его презентацию.   

Как следует из наработок нового руководства оборонпрома, стратегия реформирования государственного концерна предполагает три основных стадии:  до 2021 года – стабилизация через корпоратизацию плюс имплементация международных стандартов и финансовое оздоровление; до 2022-го – консолидация, реструктуризация и восстановление оборонных активов; и только с 2022-го – рост и инновации.

Вместе с тем эксперты полагают, что во главу угла должно ставиться формирование госзаказа на основании и потребностей армии, и наличия потенциала оборонпрома из числа проектов, которые дадут быстрый и эффективный результат в среднесрочной перспективе.

«У  нас есть потенциал и возможности уже в 2022 году поставить на вооружение новые эффективные образцы, на основании  имеющихся наработок. Нам же предлагают три года заниматься финансовым оздоровлением и перегруппировкой активов», – считают информированные источники в «Укроборонпроме». Эти процессы должны идти параллельно с реальной работой, и есть сомнения в достаточном уровне соответствующих компетенций у команды Абромавичуса.

До создания министерства, до подготовки к смене формы собственности и перехода на дивизионы  должна была быть проведена максимальная оптимизация работы в действующей правовой форме, а аудит должен был выявлять не столько финансовые показатели участников «Укроборонпрома», сколько коррупционные схемы в расходовании средств.

«Вместо стратегии сейчас принимается ряд каких-то ситуативных решений. Например, снятие запрета на приватизацию огромного списка госпредприятий, что, по сути, дает возможность для следующего шага – распила этих предприятий на металлолом. Но предприятия – это конструкторские бюро, разработки, уникальные кадры. Их нельзя просто взять и «умножить на ноль». То, что они не загружены работой и у них нет денег – это провал не их личный, а менеджмента и государства. Поэтому списывать на металлолом все предприятие, исходя только из его финансовых показателей – это преступно», – считает Павел Барбул, экс-руководитель предприятия «Спецтехноэкспорт».

По его словам, проведенный «триаж» так и не дал ответ на вопрос, почему выделенные за последние три года 7 млрд грн не принесли результата. Почему за время работы аудиторов украинский оборонпром показал неэффективную работу на внешних рынках: срывы предыдущих договоренностей, контрактов и т. д. Без решения этой проблемы, в корне которой – то ли саботаж, то ли непрофессионализм нового руководства УОП, создание министерства может только законсервировать нынешнюю ситуацию, а не вывести отечественный ВПК из крутого пике.

«Государству нужно сфокусироваться на работе на внешних рынках, объединить усилия всех государственных органов и служб для того, чтобы продвигать украинский экспорт. Это даст рабочие места, обеспечит загрузку предприятий и перспективы для разработки инновационных продуктов», – подчеркивает Барбул.

Кто основные «бенефициары» реформы в ее существующем виде? В нынешних реалиях и на данном этапе развития ОПК не может функционировать, минуя ручное управление из высших кабинетов. Кто же сегодня проявляет интерес к формированию будущего оборонно-промышленного комплекса (а точнее, к назначению руководства отрасли с целью контроля за ней)?

Глобальных групп, влияющих на принятие решения, всего две. Это глава офиса президента Андрей Ермак и глава СНБОУ Алексей Данилов.

 Собственно, лично Ермак, по информации источников в Офисе президента, является только проводником: основной интерес к отрасли проявляет его отец, о котором явно известно, что в 1980-е он работал в советском посольстве в Афганистане, а также – и это подтвердил сам Андрей Ермак – является бизнес-партнером российского банкира Рахамима Эмануилова, который связан с сенатором от Камчатки Валерием Пономаревым, зятем заместителя аппарата правительства России Сергеем Приходько и с однокурсником Путина Ильхамом Рагимовым.

Впрочем, пока все действия Ермака сводились не столько к  формированию мнения первого лица касательно реформы ОПК, сколько к контролю за кадровыми решениями. По словам собеседников Mind в ОП и СНБОУ, Ермак имеет неформальную группу советников, в основном состоящую из друзей его отца, которые оказывают ключевое влияние на взгляды Ермака и его политику в оборонной промышленности.

Совершенно иной подход у секретаря СНБОУ Алексея Данилова, креатуры предшественника Ермака – Андрея Богдана. Этим сказано многое: позиция Данилова будет контраверсийной главе ОП.  В целом СНБО является относительно влиятельным субъектом в системе органов государственной власти в сфере безопасности. Совет влияет на перераспределение государственных средств, среди прочего на государственные закупки в сфере обороны и безопасности, но сам его секретарь  не может напрямую влиять на государственных чиновников, «Укроборонпром» и пр. Кроме того, Данилов не имеет прямых контактов с Зеленским.

Сейчас секретарь Совбеза применяет другую стратегию: хотя его полномочия не позволяют самому определять политику в оборонной промышленности, он использует свои возможности, чтобы блокировать деятельность других участников отрасли.

Вместе с тем деятельность его самого во многом блокирует новый заместитель главы ОП Руслан Машовец (креатура Ермака), часть полномочий которого перекрывают деятельность секретаря СНБОУ. В частности, Машовцу поручено дорабатывать стратегию национальной безопасности и обороны Украины, что ранее являлось безусловной сферой ответственности секретаря Совбеза.

Впрочем, нет худа без добра: в оборонно-промышленном комплексе мнение Данилова формируется не без влияния бывшего регионала Вячеслава Богуслаева  из группы «Мотор-Січ», которую наблюдатели связывают с российскими интересами. Так что Машовец в этих вопросах может «гасить» Данилова.

В целом на сегодняшний день именно от фигуры будущего вице-премьер-министра по ОПК зависит и будущее развитие отрасли.

Кто претенденты на пост руководителя ОПК? Список кандидатур оптимизма не вызывает. Так, завотделом Главного департамента по вопросам национальной безопасности и обороны Офиса президента Украины Сергей Тихонов – в прошлом член Партии прогрессивных социалистов Натальи Витренко, Партии регионов, профильного образования и непаркетного опыта работы в отрасли не имеет. Баллотировался в ВР Украины от провластного блока «За единую Украину». Был на тот момент генеральным директором финансово-инвестиционной компании «Ависта».  Его жена декларирует около 10 счетов в АО «Сбербанк» – украинском филиале российского Сбербанка.

Сомнительна и фигура сына бывшего депутата Григория Омельченко – Сергея Омельченко, который занимал при прошлом руководстве страны пост заместителя главы «Укроборонпрома», а до этого работал начальником юруправления «Укрспецэкспорта». После прихода в «Укроборонпром» команды Абромавичуса его трудоустроил как раз секретарь СНБОУ Данилов ответственным за связи с «Укроборонпромом».  

Сергей Омельченко – член всевозможных адвокатских объединений. Но нужен ли отрасли очередной юрист, пусть и разбирающийся в нюансах оформления контрактов «Укрспецэкспорта»? Тем более, работавший при Павле Букине как раз в те годы, когда предприятие закупало российские детали для военной техники по завышенной в несколько раз цене.

Виталий Немилостивый – еще один юрист, миллионер, бывший народный депутат, вышедший в числе так называемых  «тушек» из фракции «Батьківщина» в декабре 2013 года. Имеет в резюме всего два года работы по профилю (2006–2007) – на руководящих должностях харьковского завода им. Малышева. Зато обвинялся в 2017 году в саботаже украинской ракетной программы «Гром-2»: через связанные с ним  компании вымывали средства из предприятий «Укроборонпрома».

Даже если отбросить явные коррупционные скандалы в связи с отчуждением имущества, наблюдатели сомневаются в том, что руководитель комитета по вопросам развития промышленности Федерации работодателей Украины настолько вовлечен в проблематику военно-промышленного комплекса, чтобы отработать реформирование отрасли с учетом интересов Минобороны.

Еще один претендент – доктор технических наук, профессор, бывший глава Государственного космического агентства Олег Уруский.  Окончил Киевское высшее военное авиационное инженерное училище. Лауреат Государственной премии Украины в области науки и техники, академик Международной академии аэронавтики. Он неоднократно занимал руководящие посты на предприятиях и объединениях оборонной промышленности, авиатранспортной отрасли, машиностроения. Руководил подразделениями аппарата Совета национальной безопасности и обороны Украины, секретариата Кабинета Министров.  Сейчас возглавляет компанию «Прогресстех-Украина», основным партнером и заказчиком которой является компания Boeing.

Тут важно учесть один нюанс. Конечным бенефициаром «Прогресстех-Украина», согласно данным YouControll, является гражданин РФ Владимир Кульчицкий, основатель и председатель совета директоров группы компаний «Прогресстех», первый офис которой был открыт в Москве в 1991 году. На сайте украинской компании отмечается, что основной офис – в Хьюстоне, о российском же умалчивается вообще.

Единственный профессионал со знанием ситуации в ОПК и пониманием потребностей армии – Валерий Иващенко, который исполнял обязанности министра обороны после отставки Юрия Еханурова. Закончил военную инженерную академию во времена СССР и военную академию в Москве. В 1990-х годах работал на руководящих должностях в Центре админуправления Стратегическими ядерными силами Минобороны Украины, в Управлении по вопросам оборонно-мобилизационной работы и правоохранительных органов КМУ.

В «нулевых» состоял в аппарате СНБОУ, в Госкомиссии по вопросам оборонно-промышленного комплекса Украины, руководил департаментом оборонного строительства в Секретариате президента Украины при Викторе Ющенко. При Викторе Януковиче попал под обвинение в незаконном принятии решения о реализации имущества Феодосийского судномеханического завода. Приговор «пять лет лишения свободы» был раскритикован Хельсинским комитетом, США и Евросоюзом, после чего срок был изменен на условный.

За год до Революции достоинства получил политическое убежище в Дании. В 2014 году реабилитирован. Вместе с тем Валерий Иващенко резко критиковал и постмайданную власть, констатировав, что изменений по сути не произошло. Начало развала армии, по его словам, началось при Михаиле Ежеле, когда были свернуты перспективные программы перевооружения украинской армии, разогнаны профессионалы, введены ориентированные на Россию фигуры (не только в Минобороны, но и в СБУ, СВР).

Он утверждает, что наибольший урон армия понесла при Юрии  Саламатине. А добита была уже при Павле Лебедеве. Считает, что вина лежит на Викторе Ющенко, который  легитимизировал Януковича и дал гражданство Саламатину, что впоследствии позволило ему попасть на руководящие посты.

И наконец, Светлана Панаиотиди, которая курирует оборонку в Минэкономики. В том числе и приватизацию. Специального образования или опыта работы в военной отрасли не имеет.  Вместе с тем у нее есть объективное видение проблематики отрасли и возможностей ее реформировать в нынешних условиях.

Так, по ее оптимистической оценке, качественная реформа отрасли возможна за полгода, если все необходимые документы – Стратегия развития ОПК, законопроект «О международном сотрудничестве», усовершенствование экспортного законодательства и др. – будут приниматься параллельно и быстро. При этом она акцентирует внимание на очевидном дефиците финансирования на госпрограммы, и явно не испытывает оптимизма касательно улучшения ситуации.

В целом нельзя сказать, что создание нового министерства – рецепт «второй молодости» украинского оборонпрома. В случае назначения пророссийского руководства его создание скорее добьет то, что удалось сделать «Укроборонпрому» за прошлые годы, и завершит задачи, начатые еще Саломатиным. В то же время других идей реформирования украинского ВПК на сегодня нет.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате