Заболело в мире
65,277,100
Умерло в мире
1,507,323
Вылечилось в мире
41,988,598
Заболело в Украине
787,891
Умерло в Украине
13,195
Вылечилось в Украине
397,809
Post factum: о чем так и не рассказал Владислав Криклий

Post factum: о чем так и не рассказал Владислав Криклий

7 вопросов к министру инфраструктуры, которые остались без ответа

Этот материал также доступен на украинском
Post factum: о чем так и не рассказал Владислав Криклий
Фото: Татьяна Довгань/Mind.UA

В начале марта Mind брал интервью у министра инфраструктуры Владислава Криклия. Беседа происходила как раз накануне введения «коронавирусного» карантина. Через три месяца редакция направила запрос по итогам этого интервью. Напоминаем, в рубрике Post factum мы публикуем материалы, подготовленные по следам нашего общения с чиновниками, чтобы узнать, что изменилось за этот период и чего удалось/не удалось достичь.

Ответов от Владислава Криклия Mind ждал два месяца, но пресс-служба министерства отказалась их предоставлять – категорически и безапелляционно. Причина – его глава пока вообще не дает интервью.

Возможно, это связано с тем, что за это время министр стал фигурантом громких скандалов в том числе коррупционных.

В конце апреля Государственное бюро расследований возбудило несколько уголовных дел (досудебное расследование схем с сертификацией газобаллонного оборудования, уголовное дело по ст. 364 Уголовного кодекса «Злоупотребление властью или служебным положением» и т. п.). На фоне этих событий Криклий в мае даже заявлял о готовности уйти в отставку, но передумал.

Также в апреле получила огласку неприглядная история с пасхальными куличами от предстоятелей ПЦУ митрополита Епифания и УГКЦ – Святослава. К Украинской православной церкви, где  самое большое количество приходов и верующих, Криклий не обратился.

В начале мая разгорелся публичный спор между Владиславом Криклием и Алексеем Вадатурским, генеральным директором компании «Нибулон», из-за законопроекта №1182-1-д «О внутреннем водном транспорте».

В мае выяснилось, что Криклий с помощью своей гражданской жены Татьяны Декало скрывал в своих декларациях элитное имущество в Киеве (по ул. Гоголевской и Дмитровской) и автомобили премиум-класса, что является нарушением антикоррупционного законодательства.

Возможно, нынешнему нежеланию общаться с прессой способствовали и другие, не менее весомые, причины.

Mind публикует вопросы, которые были отправлены в министерство и на которые, к сожалению, ответов так и не дождался. Если министр передумает – мы с удовольствием опубликуем его мнение.

1. В интервью в начале марта вы сообщили, что Всемирный банк и МФК готовят для министерства информацию о возможных концессиях по четырем украинским аэропортам (Львов, Черновцы, Херсон и Запорожье). И после получения этих данных вы сможете сказать, насколько выгодны предложенные условия. Есть ли уже необходимая информация? Если нет, когда будет?


2. Об аэропорте Днепра: вы отметили, что государство возьмет на себя обязательства по строительству новой взлетной полосы. И по состоянию на начало марта уже начата подготовка проектной документации. На начало июня что сделано? Или когда можно будет услышать о первых результатах?


3. По поводу долгов МАУ: по вашим словам, авиакомпания обещала, что в конце весны уже сможет нормально обслуживать текущие обязательства и переходить к возвращению своих «исторических» обязательств. Как компания оперирует ситуацией сейчас? Каковы ее новые обещания?


4. Вы говорили, что коммуницируете с МАУ по поводу проблемы облетов территории РФ и к ее решению будете подходить совместно с МИД. Есть ли уже какие-то практические идеи? Когда и как их можно будет применить?


5. Вы акцентировали, что большая проблема УЗ – изношенность инфраструктуры и подвижного состава. А также непрозрачные закупки, коррупционная составляющая, неэффективное управление имуществом и большие остатки по непрофильным активам. В управленческом аппарате множество лишних подразделений и наблюдается дублирование функций. Но подчеркнули: если эти нюансы привести в порядок, в том числе иметь прозрачные расходы на содержание пассажирских перевозок – УЗ станет достаточно прибыльной организацией. Что изменилось к лучшему в УЗ за последние пять месяцев?


6. Вы говорили, что по тендеру относительно эскалатора на Центральном железнодорожном вокзале Киева (который экс-руководитель УЗ начал еще в начале осени 2019 года) этой весной уже будет решение. Если решение есть, какое оно?


7. В нашем разговоре вы отмечали, что внутренняя авиация – стимул для туризма и развития авиации. А также отметили, что совместно с профильным парламентским комитетом и налоговым комитетом работаете над ликвидацией НДС на внутренние авиаперевозки (чтобы была возможность для удешевления билетов или развития других направлений). То есть Украина постепенно будет переходить из дорогого формата на «авиатакси». Какие успехи уже есть во внедрении таких изменений? Или когда их ждать?

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате