Судьба завода «Мотор Сич»: как продавали «национальную безопасность»

Судьба завода «Мотор Сич»: как продавали «национальную безопасность»

Почему китайские инвесторы дискредитированы, а вместо них могут прийти турецкие

Цей матеріал також доступний українською
Судьба завода «Мотор Сич»: как продавали «национальную безопасность»
Фото: УНИАН

Месяц назад СНБОУ решил «законным образом в ближайшее время» вернуть в собственность государства ПАО «Мотор Сич». А несколько ранее применил специальные экономические санкции против китайских предприятий, зарегистрированных в офшорах. В частности – Business House Helena и Beijing Skyrizon Aviation Industry Investment. Еще раньше, до Украины, санкции против группы Skyrizon ввели США. Хотя интерес к китайским инвесторам, которые сконцентрировали 56% акций предприятия, украинские правоохранители проявляли еще с 2017 года.

Так, в июле 2017-го Главное следственное управление СБУ открыло криминальное производство по ст. ст. 14, 113 Уголовного Кодекса «Диверсия». Участникам сделки инкриминировалось намерение подорвать обороноспособность Украины путем противоправной передачи Китаю технологий военного и двойного назначения.  «Представители компании-нерезидента, – заявили тогда в СБУ, – имеют намерение противоправно сконцентрировать пакет акций, который превышает 50% голосов в высшем органе управления акционерного общества, и получить полный контроль над его деятельностью в сфере военных и оборонных заказов».

Mind изучил развитие событий, используя не только внешние источники, но и «взгляд изнутри» предприятия.

С чего все начиналось?

О том, что диверсию якобы готовили руководители китайских компаний Beijing Xinwei Technology Group и Skyrizon Aircraft Holdings, официально стало известно в апреле 2018 года, хотя первый арест на 41% акций «Мотор Сич» был наложен 7 сентября 2017-го. Следующие два года эта тема в широких кругах не всплывала. Как и не озвучивалась публично информация о том, что Beijing Xinwei Technology Group (входит в группу Skyrizon) находится на грани банкротства: ее совокупная кредиторская задолженность в девять раз превысила ее биржевую стоимость, а в мае 2020 года Шанхайская фондовая биржа (Shanghai Stock Exchange) прекратила торговлю акциями BXTG. При этом Ван Цзинь, владелец BXTG, минимум, c 2012 года тесно сотрудничал с властями Российской Федерации и даже имел совместный бизнес (СП «Нирит Синвей Телеком Текнолоджи») с Владиславом Сурковым – экс-помощником президента РФ Владимира Путина.

Но даже спустя три с лишним года поводом для решения СНБО о введении санкций против «Мотор Сич» и Skyrizon стала не эта информация. 14 января 2021-го власти США (the Bureau of Industry and Security (BIS), Department of Commerce) официально внесли Skyrizon в «Список конечных получателей» вооружений, военной техники и товаров двойного назначения (Military End-User List).  

«Китайское правительство подпитывает свое военное развитие отчасти за счет агрессивной политики, которая позволяет ему получить доступ к чувствительным технологиям и воспроизвести их для своих усилий по милитаризации. Skyrizon – китайская государственная компания, и ее стремление приобретать и внедрять иностранные военные технологии представляют собой серьезную угрозу национальной безопасности и интересам внешней политики США», – значилось в вердикте американского ведомства.

Это было прямое и недвусмысленное предупреждение для всех резидентов США и их стран-союзников: сотрудничество со Skyrizon несет в себе «неприемлемый риск». На этот месседж достаточно оперативно отреагировала и Украина, введя свои санкции, а позже инициировав национализацию «Мотор Сич» – одного из крупнейших мировых производителей двигателей для авиационной техники, а также промышленных газотурбинных установок.

Краткая хронология событий:

  • 1 марта 2018 года СНБО принял решения «О неотложных мерах по защите национальных интересов государства в сфере авиадвигателестроения», «О защите интересов Украины в сфере авиадвигателестроения»;
  • 6 марта 2018 года президент Петр Порошенко ввел это решение в действие;
  • 27 апреля 2018 года «Укроборонпром», BXTG и Skyrizon подписали соглашение о сотрудничестве: «Укроборонпром» получает 25% акций, в госбюджет поступает 2,8 млрд грн;
  • в Законе «О государственном бюджете Украины на 2019 год» эти же 2,8 млрд грн (поступления от иностранных субъектов хозяйствования и организаций по отдельным договорам) были включены в статью доходов «Другие поступления» (код 24060300).

Тем не менее, вопрос о коллективной сознательной (или бессознательной) диверсии не закрыт. Mind попытался на него ответить, пообщавшись с одним из ветеранов предприятия, входившим ранее в топ-менеджмент и ныне не пожелавшем раскрывать своего имени. Мы приводим основные тезисы из разговора с ним.

О том, как завод стал частным

– Китайцев интересовал не сам завод, а технологии и техническая документация. В силу специфики предприятия, большинство рядовых сотрудников были не осведомлены (или обладали очень фрагментарной информацией) о технологических аспектах. Основные разработки всегда находились под грифом «секретно», сначала представляя собой государственную, а затем – коммерческую тайну.

Конвертация одной тайны в другую – это и есть процесс приватизации оборонного предприятия. Раньше завод работал по планам государства и по заказам военных. И никого не волновали проблемы сбыта, прибылей и убытков.  Например, ЦК КПСС и Совет министров СССР ставят задачу: нужно помочь братскому индийскому народу  отразить вероятную агрессию. Ученые, конструкторы, инженеры, технологи (КБ «Прогресс» им. Ивченко». – Mind) – выясняют, что индийской армии нужно доставлять войска и грузы в горы, где воздух разреженный и разница ночных и дневных температур достигает 40 градусов. Значит, нужен самолет [АН-32] и авиадвигатель, которые в таких условиях смогут работать надежно и эффективно.

Нужен вертолет [Ми-8] для полетов в горах? Не важно, в Афганистане или в Алжире… Или ракета (Х-55, она же: «изделие-120», РКВ-500, AS-15 Kent. – Mind), чтобы летала низко и быстро, попадала точно в цель, и никто не мог бы ее перехватить и уничтожить? Да, придется голову поломать… И, ведь, делали, строили, выполняли… Потом партии не стало, а вместо ЦК и Совмина производственную программу стал диктовать рынок. Но рынок – это риск.

Директор предприятия Вячеслав Богуслаев на этот риск пошел. И «в обмен» получил от тогдашней украинской власти гарантии невмешательства государства в процесс приватизации завода. Сначала «Мотор Сич» вывели из списка стратегических предприятий, не подлежащих акционированию и приватизации. Потом посредники начали скупать акции на биржах и у работников завода за счет и в пользу офшорных компаний… В конце концов, 74% бумаг оказались в руках группы лиц, связанных с Богуслаевым… не только родственными отношениями. Потом акции снова были проданы, но уже в виде производных ценных бумаг… И снова через офшоры.

В 2007 году часть акций «Мотор Сич» была конвертирована в глобальные депозитарные расписки при посредничестве Deutsche Bank Trust Company Americas. Эти ценные бумаги котировались на Франкфуртской фондовой бирже (Frankfurt Stock Exchange, FSE). Позднее The Bank of New York Mellon (BNY Mellon) объявил о программе выпуска депозитарных расписок еще на 10% уставного капитала компании.

О том, почему Богуслаев не получил в собственность конструкторское бюро

– Богуслаев получил «бонус» на конструкторскую и техническую документацию. Но не в собственность – КБ «Ивченко-Прогресс» так и осталось государственным предприятием. Государство без завода, как без рук, – построить ничего не может. А завод без разрешения государства продать ничего не может, поскольку почти вся заводская программа связана с армией, оружием и войной. Кроме того, исторически так сложилось, что двигатели «Мотор Сич» нигде и никому, кроме как в СССР и в странах-союзниках, нужны не были.

О рынках сбыта

– Сейчас основные потребители этой продукции – РФ, а также Индия и Афганистан. Последним проще купить двигатели в Украине, чем строить собственные заводы по их производству. А вот технологии и конструкторские решения нужны, например, Китаю, чтобы вооружать собственную армию (авиадвигатели АИ-25ТЛ и АИ-222-25Ф. – Mind). И США нужны, чтобы не дать Китаю вооружать собственную армию. Украине нужны, чтобы возобновить производство двигателей [Р95-300] для, например, ракет класса «поверхность-поверхность» и «воздух-поверхность».

Иван Баканов, председатель СБУ: «Речь идет не только о судьбе одного предприятия, а о том, насколько государство способно защитить собственные интересы. Сохранение «Мотор Сич» [в собственности Украины] – вопрос национальной безопасности».

Об ответственности за срыв сделки

– Одним из самых сложных вопросов для украинской власти в данной ситуации стало то, как определить роль Вячеслава Богуслаева и, соответственно, степень его ответственности. Во-первых, дедушка старенький (1938 г.р. – Mind). Во-вторых, личность всемирно известная. В-третьих, да, завод он приватизировал небезупречно… Но кто в 90-е годы этим не грешил? В-четвертых, сама схема продажи акций «Мотор Сич» китайцам через оффшорные компании, т.е. без уплаты налогов в Украине… За это и в тюрьму сесть можно, если на то будет «политическая воля» известного лица… Но, смотри «во-первых» и «во-вторых».

На старте переговоров с китайской стороной аудиторы оценивали предприятие от $500 млн до $1 млрд. Цена сделки, насколько мне известно, составила $575 млн. Кто и как поделил эти деньги? Вряд ли кто-то признается.

Главное следственное управление СБУ в настоящее время расследует два уголовных дела (ст. ст. 14, 15, 111, 113, 209, 201, 233, 364 УК), в т. ч., «по фактам нарушения законодательства во время первичной приватизации предприятия и незаконной концентрации акций».

Зачем китайцам Мотор Сич?

– Со временем опасность продажи «Мотор Сич» и технической документации в Китай стала очевидной – напрашивалась параллель с историей продажи авианесущего крейсера «Варяг», который китайцы якобы хотели переоборудовать в плавучее казино. Крейсер продали дешево, но еще дешевле отдали полный комплект документации на корабль. Документы тогда тайно вывезли через Россию. Целая колонна грузовиков с охраной… В результате никакого казино нет, но есть авианосец.

Китай же, получив доступ к украинским технологическим разработкам, вполне возможно, начнет серийно производить ракетные двигатели для противокорабельных ракет или средства доставки тактического ядерного оружия. А если эти технологии – были такие прецеденты – окажутся в распоряжении Ирана или Северной Кореи? Украина не может гарантировать, что этого не произойдет. Поэтому решение СНБО было предопределено: санкции, арест акций, ревизия сделки купли-продажи акций «Мотор Сич», проверка полноты и своевременности уплаты налогов с этих сделок и т.п.

Алексей Данилов, секретарь СНБО: «Если инвесторы инвестируют в какие-нибудь Галапагосские острова, на какие-то Вирджинские острова, в какие-то офшоры, неизвестные Украине, то это довольно сомнительные инвесторы <…> Если где-то происходят скрытые «оборудки», мы не можем этого признавать. Мы будем признавать только те деньги, которые зашли официально на банковские счета, которые находятся на территории Украины. Все остальные, кто себе что-то придумал и что-то покупает… Вот у кого покупали, у того и спрашивайте!»

Кто получил деньги китайцев?

– В 2010 году Богуслаев пролоббировал льготы для авиастроения – освобождение от налога на прибыль, НДС и ввозные пошлины при импорте (целевые позиции по двигателестроению. – Mind), льготы по налогу на землю… Благодаря этим преференциям «Мотор Сич» в 2010-2018 г.г. показал 18 млрд грн нераспределенной прибыли. И потратил из этих денег 438 млн грн на покупку «мусорных» векселей и облигаций… Кто обналичил и как использовал эти средства? Я думаю, Богуслаеву и другим руководителям «Мотор Сич» этот вопрос накануне заседания СНБО обязательно задавали.

Вячеслав Богуслаев выступил на заседании СНБО и «разоблачил» китайцев. «Никакого договора об инвестициях со стороны китайских товарищей – нет. Они нас обманули <…> Нет китайских инвесторов и китайской инвестпрограммы. Обещания есть: в договоре приобретения акций записано, что в 2018 году они должны $100 млн и $150 млн, всего – $250 млн. Но ни копейки [инвестиций не дали]!»

Какая судьба ждет «Мотор Сич»?

– Согласитесь, что построить ударный беспилотник намного проще, чем, например, «Мрию» или «Руслан». Сколько больших грузовых самолетов и двигателей (Д-18Т, АИ-38. – Mind) для них способен принять рынок? Мало. И конкуренция на этом рынке большая. А сколько беспилотников вроде «Байрактар» готовы купить и применить страны, где с той или иной интенсивностью идут военные конфликты? Много. Значит, нужно много двигателей, таких, как например, АИ-450С, который уже поставляется в Турцию для беспилотника Akinci.

В связи с этим предприятие вполне может заинтересовать турецких инвесторов. Предложение такое Украина уже сделала. Вы думаете, Зеленский просто так Анкару визитировал? 50% акций «Мотор Сич» туркам уже предложено. Вопрос только в том, 50% «плюс» 1 акция или 50% «минус» одна акция?

Богуслаев предлагает другой вариант – продать китайцам 35%, оставить в государственной собственности 65%, а туркам не продавать ничего… Однако я думаю, что турецкий вариант Украине выгоднее. Мы же страна воюющая? Так почему не усилить нашу армию?  Akinci летает на высотах до 12 000 метров, может поднять около 1 тонны бомб или ракет, в воздухе способен продержаться почти 24 часа. Несет на себе кучу полезного оборудования: видео, тепловизоры, радары и т.п. Нам только с турками нужно договориться о разделе рынков сбыта…

Да и при решении судьбы предприятия украинским властям придется учитывать не только свои интересы, но и позицию США.     

В частности, это касается и «раздела» ракетных технологий, имеющихся в распоряжении у «Мотор Сич». Эту проблему, опять же, не Украине решать. Договорится Турция с США – продадим или двигатели, или технологию. А нет – значит, нет. Однако, насколько я знаю, ракеты класса «воздух-поверхность» Турцию очень интересуют и соответствующие переговоры с Украиной уже ведутся.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате