Акценты недели: не стало «крестного отца евро», жилье дорожает из-за пандемии, а Китай наращивает угольную генерацию

Акценты недели: не стало «крестного отца евро», жилье дорожает из-за пандемии, а Китай наращивает угольную генерацию

Обзор основных событий минувших семи дней и реакция на них зарубежной прессы

Цей матеріал також доступний українською
Акценты недели: не стало «крестного отца евро», жилье дорожает из-за пандемии, а Китай наращивает угольную генерацию

Mind продолжает цикл публикаций под общим названием «Акценты недели». В нем мы освещаем главные события, накануне всколыхнувшие мировое сообщество и оказывающие ощутимое влияние на экономику не только отдельных государств, но и целых регионов. Третий выпуск информационной подборки посвящен жизненному и научном наследию выдающегося канадского экономиста Роберта Манделла, ценовым скачкам на недвижимость в мире и экологическим обещаниям китайских властей, которые, к сожалению, пока так и остаются обещаниями.

Смерть «экономического провидца»

4 апреля в возрасте 88 лет ушел из жизни выдающийся канадский экономист и ученый Роберт Манделл, которого в финансовых кругах называли «отцом евро». Выпускник Массачусетского технологического института за свой вклад в теорию регулирования национальных рынков был награжден Нобелевской премией в 1999-м, через год после внедрения еврозоны.

Манделл в 1960-х годах разработал свои основные макроэкономические концепции, в частности, выдвинул известную теперь теорию «невозможной троицы» – о невозможности существования в экономике государств одновременно трех явлений: свободного перемещения активов и капитала, фиксированного курса валюты и независимой денежной политики.

Едва ли выдающимся достижением Нобелевского лауреата стала разработка концепции «оптимальных валютных зон», подробно описанная в статье МВФ 1999 года. Эта теория была первой серьезной попыткой обосновать экономическую целесообразность для разных стран вступать в интеграционные союзы. Согласно ей, максимальная выгода от объединения экономик стран достигается при условии гибкой системы зарплат, свободного движения факторов производства и других факторов, таких как, например, разноплановость и открытость экономик стран – кандидатов на вступление в экономический союз.

Научные работы ученого, в частности его «План европейской валюты», который он выдвинул на Мадридской конференции 50 лет назад, стали основой для введения евро в 1999 году.

МВФ посвятил Манделлу не одну статью, ведь экономист был сотрудником и советником организации в 1961–1963 годах. Именно благодаря работе в МВФ увидели свет основные труды ученого по практическому применению монетаристского подхода к регулированию экономик конкретных государств. Как отмечал сам Манделл в интервью в 2006 году, его идеи ведущие специалисты восприняли с недоверием, ведь они во многом противоречили общепринятому тогда международному порядку.

Однако уже в течение следующего десятилетия, с распадом Бреттон-Вудской системы и либерализацией многих ведущих экономик мира, предположение канадского исследователя о возможности внедрения плавающих валютных курсов при соответствующем денежном регулировании и повышении мобильности капитала в странах оправдались. Хотя тогда, когда эти предположения были выдвинуты, они выглядели довольно туманно и были предметом острых дискуссий.

Это, хоть и важное, но не единственное «пророчество» ученого. Например, Роберта Манделла отчасти считают вдохновителем «экономики предложения» (англ. – «supply-side economics»), которая проводилась прежде всего в США в 1980-х годах президентом США Рональдом Рейганом. Кроме того, еще до создания еврозоны, экономист предсказал евро судьбу ведущей валюты мира после доллара, как отмечает греческий ресурс Ekathemirini.

И даже современную криптовалюту Bitcoin можно отнести к явлениям, которые прогнозировал проницательный ученый, говоря о создании в будущем универсальной денежной единицы глобального масштаба.

Идеи Роберта Манделла в свое время вызвали колоссальный резонанс. По степени влияния на экономическую теорию его, вероятно, можно отнести к той же категории, что и Дж. М. Кейнса или М. Фридмана. Неудивительно, что, по словам самого ученого, «когда он говорил что-то, то люди слушали». Бесспорно, в историю он войдет как один из величайших экономистов не только ХХ века, но и всех времен.

Рост цен на недвижимость в период пандемии

В начале прошлой зимой Mind уже писал о рекордном росте цен на недвижимость в Украине, который превысил в декабре 10%. То, что тренд подорожания жилья является глобальным, подтвердил The Economist. Согласно исследованию экономик 25 стран, проведенному изданием, цены на недвижимость в этих странах в среднем выросли на 5%.

Согласно индексу Knight Frank's, по состоянию на март 2021 года, странами с наибольшим ростом цен на жилье были, соответственно, Турция, где подорожание составило около 30%, Новая Зеландия и Словакия, о чем сообщал журнал Forbes. 

Среди главных причин стремительного ценового роста, прежде всего, низкие процентные ставки и налоговые скидки правительств, а также повышенный спрос на рабочие места и офисы, объединенные с жильем, который особенно актуализировался в условиях онлайн-образования и онлайн-работы.

В другой статье The Economist пишет о росте спроса и, как следствие, цен на жилье за ​​городом в мировых мегаполисах, таких как Лондон, Нью-Йорк и Сидней. Можно предположить, что подобные центробежные тенденции налицо, хотя и в меньших масштабах, и в столице Украины. Особенно во время карантина, из-за которого многим людям, работающим онлайн, уже не надо присутствовать в городских офисах.

Китайская угроза «зеленой» стратегии мира

Несмотря на энергетический курс развитых стран, которые постепенно отказываются от угля как источника энергии, Китай продолжает увеличивать потребление этого ресурса.

Как сообщает The Economist, согласно исследованию американской неправительственной организации Global Energy Monitor, в прошлом году в Китае были запущены новые угольные тепловые электростанции, совокупная мощность которых составила более 38 ГВт. В то же время в 2020 году в мире была приостановлена ​​работа угольных ТЭС общей мощностью всего 37,6 ГВт.

Это означает, что, несмотря на усилия США и ЕС, которые сильнее, чем другие страны сократили потребление угля в предыдущем году, глобальные масштабы угольной промышленности по итогам года увеличились – впервые с 2015 года. Уголь является самым грязным видом топлива с точки зрения выбросов СО2. Как отмечает Climate Analytics, современные цифры по производству энергии из угля несовместимые с целями Парижского соглашения, согласно которому мир должен полностью прекратить использовать этот ресурс к 2050 году.

Китайские политики обязалась сделать страну свободной от парниковых эмиссии к 2060 году, о чем передает издание Vox. Однако фактические действия и предложения официальных властей страны противоречат ее «зеленым» обещаниям. Так, Энергетический совет Китая уже выдвинул планы по расширению производственных мощностей угольных ТЭС до 1250 ГВт к 2025 году, что на 100 ГВт больше, чем предполагается задачами Парижского соглашения.

За счет строительства новых угольных ТЭС Китай, как и во всех своих действиях, преследует прежде всего национальную цель. Причем часто строительство новых станций обусловлено не фактическими потребностями в обеспечении страны энергией, а желанием «раздуть» китайский ВВП и констатировать рост энергетического сектора страны на фоне глобальной рецессии во время  пандемии.

Среднестатистическая китайская ТЭС на сегодня работает лишь на половину своей максимальной производственной мощности. Некоторые должностные лица в стране рассматривают краткосрочную стратегию Китая по достижению пика выбросов СО2 в 2025 году с последующим их сокращением не как стимул к немедленному уменьшению объемов парниковых эмиссий, а как «окно для роста потребления полезных ископаемых, пока еще разрешено увеличение выбросов», по словам специалиста центра исследований энергии и чистого воздуха Л. Милливирты.

Недоразумение между мировым сообществом и китайскими органами из-за «зеленой» стратегии демонстрирует общую картину игнорирования Китаем иностранных интересов. Так, только два дня назад, КНР наложила на китайский гигант Alibaba штраф в размере $2,8 млрд якобы за нарушение антимонопольного законодательства. Это стало завершением ряда жестких сдерживающих, а порой  и уголовных мер китайских органов власти против больших технических корпораций страны, таких как Ant Group (является дочерней компанией Alibaba), Тencent и Pinduoduo, подчеркивает The Economist.

Очевидно, китайское правительство реализует стратегию тотального контроля национальных диджитал-компаний – ради доступа к их информационным ресурсам. Это делается вопреки экономическим интересам не только руководителей самих компаний, но и зарубежных инвесторов, которые в последние месяцы столкнулись с падением акций многих китайских производителей, в том числе, кроме указанных корпораций, одного из ведущих производителей смартфонов Xiomi, акции которой обесценились на 20%.

В ближайшем будущем политическим элитам мира придется искать пути для скорейшего взаимопонимания с правительством Китая для выполнения условий Парижского климатического соглашения. Если восточноазиатский гигант не станет сокращать свои выбросы от сжигания угля, цель удержать глобальные температурные изменения в пределах 1,5° к 2100 году, скорее всего, окажется недостижимой.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате