Глава Госкосмоса: «Сегодня мы работаем над проектом, который позволит компенсировать потери от разрыва с РФ»

Глава Госкосмоса: «Сегодня мы работаем над проектом, который позволит компенсировать потери от разрыва с РФ»

Владимир Тафтай – о строительстве первого отечественного космодрома, о сотрудничестве с Илоном Маском, участии в программе поселения на Луне и о невозможности реанимации «Морского старта»

Цей матеріал також доступний українською
Глава Госкосмоса: «Сегодня мы работаем над проектом, который позволит компенсировать потери от разрыва с РФ»

За 3,5 года в Госкосмосе сменилось четыре руководителя. В конце февраля очередным – пятым главой Государственного космического агентства стал Владимир Тафтай. Он претендовал на должность главы ГКАУ еще в 2019-м, но тогда это кресло занял Владимир Усов, которого вскоре нардепы из разных фракций обвинили в отсутствии стратегии развития предприятия и в возможной причастности к коррупционным схемам.

Для космической отрасли Тафтай – человек не новый. Ранее занимал должность вице-президента по корпоративному управлению госпредприятия «Антонов» и принимал участие в разработке аэрокосмических проектов по запуску ракет-носителей с самолетов. А до этого – был начальником управления координации космической деятельности Департамента экономики, обороны и безопасности Министерства экономики Украины.

Mind пообщался с нынешним главой Госкосмоса о том, какие вызовы для отрасли принес разрыв отношений с РФ, когда и как будут созданы украинские космические ракеты, и в какую «копеечку» это все выльется для Государственного бюджета Украины.

Накануне мы публиковали 11 главных тезисов из этого интервью. Теперь предлагаем вашему вниманию полный текст беседы.

О создании украинских ракет

– Какие потери понесла отрасль от разрыва контрактов с РФ?

– Любой разрыв отношений приводит к потерям. Тем более, что наша космическая отрасль исторически была сконцентрирована на кооперации с российскими предприятиями. И многие проекты в той или иной мере были связаны с промышленно-индустриальным потенциалом Украины и РФ. Разрыв отношений привел к серьезным проблемам, связанным с заменой поставщиков, а также со сменой решений, которые были заложены в ракетоносителях. Кроме того существующие на тот момент проекты например, «Морской старт», где использовались ракеты «Зенит» оказались под большим вопросом и в итоге были остановлены по причине сложившейся ситуации. Поэтому потери существенные. Но их можно оценить лишь в недополученной прибыли.

– Любые потери несут новые возможности.

– Любую кризисную ситуацию я воспринимаю как возможность реализации новых проектов и задач, которые мы не замечали ранее.

Владимир Тафтай: «Сегодня мы работаем над проектом, который позволит компенсировать потери от разрыва с РФ»
Фото: Александр Козаченко/Mind

В частности, это подвигло нас делать то, чем мы не занимались прежде, – создавать украинские ракеты.

Сейчас в нашу космическую программу заложен проект по созданию ракетоносителя «Зенит-1SМ» проект по принципу плавучего космодрома «Морской старт», но в меньших объемах. Это сугубо украинский проект: начиная с использования для запуска морской платформы, которая будет изготавливаться в Херсоне, до разработки всего оборудования, которое установят на ней, и до самой ракеты-носителя. Идеология создания этой ракеты – она не должна зависеть от импорта.

В итоге мы получаем продукт, который могли делать и раньше, но в силу определенных причин не занимались этим. Это позволит нам иметь экономически устойчивую космическую систему, не зависящую от отношений с партнерами.

Активизировали отношения с большим количеством международных партнеров – США, ЕС, Китаем, Канадой, Кореей и другими странами. Конечно, это не тот масштаб, какой  был раньше. Однако космическая отрасль это не быстрые решения, и проекты продолжаются, как минимум, несколько лет. Тем не менее переговоры ведутся, и, думаю, в ближайшее время будет озвучен старт новых проектов в рамках международного сотрудничества.

– Вы говорите, что за несколько лет невозможно создать новые проекты. Но разрыв контрактов с РФ произошел не год назад… Времени было достаточно.

– Не могу сказать, что мы смогли на сегодня восполнить потери от разрыва сотрудничества с РФ. И мне не хотелось бы комментировать работу предшественников. Я отвечаю лишь за свою работу, с момента когда я возглавил ГКАУ – с конца февраля 2021 году. Специфика работы в космической сфере подразумевает декларирование проектов на стадии, когда они подписаны и уже реализуются. А все предварительные контракты и договоренности относятся к грифу «конфиденциально». Да, есть проекты, по которым мы уже почти достигли момента подписания контракта и начала работы. Но пока ГКАУ не получит разрешение партнеров, и не состоится официальная презентация проекта – мы не вправе озвучивать это публично.

Ваш предшественник Владимир Усов год назад заявил, что Украина может «выбить» российские компании из американских космических проектов. Насколько это реально?

– Чтобы быть конкурентоспособными, надо развивать свои технологии. И наши возможности быть успешнее в решении тех или иных задач позволят захватить больший сектор рынка. Я вижу это как стратегию и думаю, что Усов подразумевал именно такую позицию – у нас есть серьезные технологии и прекрасные технические решения, что позволит нам достаточно активно вернуться на рынок. И мы работаем над этим.

– То есть, пока мы не «выбили» россиян из американских проектов?

– Я не ставлю перед собой задачу выбивать кого-то. Моя цель – расширение сотрудничества, в т.ч. с американскими компаниями, а также развитие украинских технологий и ракетостроения. И мой акцент исключительно на украинской космической индустрии.

Переориентация на практичность

– Если говорить о вашей работе в ГКАУ, как вы видите процесс?    

– Я понимаю задачи, которые стоят перед отечественной космической отраслью, а именно – выведение ее из кризиса. Мы уже говорили о разрыве отношений с РФ, что привело к упразднению контрактов и повлекло потерю финансовых потоков нашими предприятиями. Соответственно, их финансово-экономическое состояние сейчас достаточно тяжелое, и с 2014 года многие из них в глубоком кризисе (проблемы с выплатой зарплат, оплатой энергоносителей и т.д.). Но решение любого вопроса должно носить системный характер. И одна из серьезных наших проблем – отсутствие космической программы. Этот документ очень важен: на его основе ведется вся космическая деятельность в Украине, выделяются деньги на реализацию задач. Именно на этом сейчас я делаю ключевой акцент. Мы уже переработали космическую программу в ключе ориентации ее на практический результат. Она прошла публичные слушания и повторно направлена на согласование в центральные органы исполнительной власти.

Владимир Тафтай: «Сегодня мы работаем над проектом, который позволит компенсировать потери от разрыва с РФ»
Фото: Александр Козаченко/Mind

Общегосударственная целевая научно-техническая космическая программа на 2021–2025 годах в значительной мере имеет практическое значение.

Если говорить о запуске 7 спутников до 2024 г. (в рамках программы) – они будут решать определенный перечень задач по дистанционному зондированию, обороне и безопасности, в т.ч. по экономической безопасности (с/х, природные и неприродные катастрофы, сохранение ресурсов, в т.ч. лесных, полезных ископаемых). Спутники позволяют нам контролировать несанкционированную вырубку лесов, разливы рек, использование карьеров и свалок.

Если говорить о собственном космодроме, то это не затратная часть, а инвестиции. Ибо все деньги, которые мы в него инвестируем, возвратятся в Украину в виде налогов, зарплат, оплаты коммунальных услуг и т.д. То есть большая часть вложенных денег возвратится в госбюджет. Если посмотреть финансовые отчеты по нашей космической отрасли – при всех ее убытках, сложностях, задержках с выплатой зарплат, данная сфера остается экспортно-ориентированной: соотношение экспорта к импорту – 9:1. То есть почти в 10 раз экспорт превышает импорт, а значит, мы создаем экспортный продукт, и дальнейшее инвестирование в эту отрасль будет улучшать наше экспортное сальдо. Но даже в такой ситуации и при нулевом финансировании космической отрасли, суммарный объем налоговых отчислений в 2020 году составил около 1 млрд грн. То есть мы прибыльны в макроэкономическом спектре для страны.

Об отечественном космодроме

– Какие предусмотрены источники финансирования для строительства украинского космодрома?

– Финансирование предусмотрено из госбюджета. А функционирование космодрома уже будет осуществляться на хозрасчете. То есть космодром будет предоставлять услуги отечественным и зарубежным компаниям по выводу спутников на орбиту, обеспечивая себе существование и прибыльность. Другими словами Украина инвестирует в создание космодрома, а потом получает работающий продукт, приносящий гарантированный доход для предприятий космической отрасли и обеспечивает рабочие места, поступление налогов и т.д.

– Сумма инвестирования?

– 4,8 млрд грн. Это небольшая сумма по сравнению со стоимостью запуска аналогичных проектов – средняя стоимость создания космодрома – от $1 млрд. Это достигается за счет того, что у нас очень высокая степень готовности многих продуктов и высокий объем наработок.

Думаю, в начале 2024 г. с собственного космодрома мы запустим первую ракету, при условии старта госфинансирования в этом году. Финансирование будет поэтапным. По такой же формуле идет работа по созданию спутниковой системы: в рамках концепции, одобренной президентом, планируем создать созвездие из 7 спутников до конца 2025 г. и вывести их на орбиту.

О планах на Илона Маска

В мае 2020 году ваш предшественник Владимир Усов встречался с послом Южной Кореи по вопросу расширения сотрудничества в космической отрасли. По истечении года есть шаги вперед?

– С Кореей мы давно сотрудничаем. Но из-за пандемии активность была снижена. Тем не менее, у нас есть серьезные наработки по ракетной тематике: компоненты ракетной техники, создание ракетных комплексов и т.д. В ближайшее время планируем провести личные встречи с представителями Космического агентства Кореи (KARI).

Помимо Кореи ГКАУ ведет переговоры с Малайзией, странами Латинской Америки, американскими компаниями. Продолжает работать и проект «Антарес» в кооперации с американской компанией Northrop Grumman, в рамках которого мы производим первую ступень для ракеты-носителя. В начале июня у нас была встреча с вице-президентом итальянской компании AVIO S.p.A, в рамках проекта с которой мы делаем на «Южмаше» двигатели 4 ступени для ракеты-носителя легкого класса Vega. На сегодня произведено 18 пусков ракетоносителей Vega с украинскими двигателями. Сейчас подписаны договора на поставку дополнительных двигателей для последующих запусков. Также обсуждаем вопросы, связанные с другими проектами в сфере космоса с корпорацией AVIO, в частности, в рамках создания новых версий ракетоносителей Vega.

В конце марта ГКАУ подписан меморандум о взаимопонимании с итальянским космическим агентством (ASI), и представлены на рассмотрение совместные проекты. Что это за проекты?

– Этим документом мы подтвердили наши намерения о сотрудничестве в рамках космической отрасли в целом, а также по созданию ракетных комплексов для выведения спутников на орбиту и развитию спутникового направления. Италия сильна в данном направлении (особенно в части создания малых спутников), и ее опыт нам полезен, а у нас есть хорошая школа по созданию спутников. Также мы можем говорить о работе в плоскости практического применения спутниковых систем (дистанционное зондирование, космическая программа мониторинга Земли Copernicus), включая научные направления, поскольку у нас мощная научная база в разрезе исследований в космосе. 

Вы упомянули о переговорах со странами Латинской Америки. Речь о Бразилии?

– У нас были переговоры с бразильцами и аргентинскими партнерами по ряду направлений (в т.ч. по малым ракетам). Что касается Бразилии, она планирует развивать собственный космодром. КБ «Южное» участвовало в этом году в конкурсе на реализацию проектов с космодрома «Алкантара». Идет достаточно плотная работа, но пока практической реализации нет.

– ГКАУ планирует предложить Илону Маску сотрудничество в разработке совместных проектов. О чем речь (кроме анонсированного запуска на орбиту с пусковой площадки компании SpaceX нашего спутника «Сич-2-30»)?

– Действительно, сейчас идет активная работа по запуску спутника дистанционного зондирования земли «Сич-2-30». Президентом поставлена задача – вывести спутник на орбиту в этом году. Мы провели поиск возможных поставщиков услуг, и был определен оператор – американская компания Илона Маска SpaceX, на ракете которой Falcon-9 мы проведем запуск нашей ракеты в декабре.

Владимир Тафтай: «Сегодня мы работаем над проектом, который позволит компенсировать потери от разрыва с РФ»

Если говорить о более масштабных проектах, то это наше сотрудничество в рамках лунной программы «Артемида», что предусматривает строительство поселения на Луне и финансируется правительством США.

Это очень серьезный, глобальный проект, который потребует кооперации многих стран. Украина присоединилась к нему в конце 2020 г., в его рамках мы сможем сотрудничать и с Илоном Маском, и с NASA.

О проваленных проектах и их реанимации

– Вы уже упоминали в нашей беседе о «Морском старте». А какова судьба других проваленных проектов: запуска спутника «Лыбидь», ракетного комплекса «Циклон-4» (убытки от которого для Украины составили $800 млн)? Или они «похоронены»?

– Если говорить о «Морском старте», то мы опять возвращаемся к нынешним отношениям с РФ. Этот проект был выкуплен российской компанией S7 Space в 2016 году. Де-факто, он полностью остановлен. Вся инфраструктура  – корабль и морская платформа – перебазирована на Дальний Восток. Насколько я понимаю, проект не будет иметь дальнейшего развития. Поэтому в его рамках мы сейчас не рассматриваем дальнейшую работу.

Сегодня мы работаем над проектом, который позволит в некоторой мере компенсировать потери от разрыва с РФ и использовать наработки, полученные в ходе реализации «Морского старта». Речь о «Зенит-1» с морской платформой. Увы, географически Украина расположена так, что мы не можем иметь собственный космодром на материковой части страны, но имеем возможность создать его в виде плавучей платформы.

По «Циклону-4» мы сейчас ведем анализ ситуации. Один из вариантов – использование материальной части, которая была произведена в рамках данного проекта, для нового сотрудничества по «Циклону-4М» с Канадой. Сейчас все в стадии активной разработки. Касаемо «Лыбиди» – не готов в данный момент говорить о деталях, но у нас есть понимание, как  минимизировать потери, полученные в ходе реализации этого проекта. Надеюсь, до конца 2021 года мы сможем найти правильное решение, как продуктивно использовать наработки.

Владимир Тафтай: «Сегодня мы работаем над проектом, который позволит компенсировать потери от разрыва с РФ»
Фото: Александр Козаченко/Mind

Мой максимальный вызов – найти способ реализации задач, которые были поставлены в рамках «Лыбиди», без дополнительного госфинансирования.

– Что касается украинских ракет-носителей «Циклон-4М», их для запуска использует канадский космодром?

– Одна из локаций – Канада. Сегодня уже получена экологическая экспертиза локации в провинции Новая Шотландия, начата подготовка по реализации проекта. Строительством пусковой площадки будет заниматься американская компания Maritime Launch Services. Но поскольку все сильно зависит от финансирования канадских инвесторов, мне сложно назвать четкие сроки и детали сотрудничества.

Что  мешает развитию отрасли

Максим Поляков (основатель американской аэрокосмической компании Firefly Aerospace) в интервью два года назад сетовал, что Украина – единственная страна со сверхмощным аэрокосмическим потенциалом в мире, где частным компаниям нельзя изготовлять ракеты. И это, по его мнению, тормозило развитие целой отрасли.

– Он был абсолютно прав. В начале 2020 г. наконец был снят запрет на работу частных компаний в космической отрасли: сегодня они наравне с государственными могут производить и испытывать ракеты, вести космическую деятельность в рамках своей работы. Сейчас все зависит от желания частных компаний работать в этом направлении. И такое желание имеется, несмотря на то, что 2020 год был сложным с точки зрения пандемии: есть значительное количество частных компаний, которые уже работают в космической отрасли, и их число постоянно растет.

Что еще надо сделать для развития космических технологий в Украине в законодательном плане?

– Есть несколько законодательных моментов, которые необходимо устранить. В частности, распределение полномочий/функционала между профильными министерствами – Минстратегпромом, Минэкономики – и ГКАУ. В законе, принятом в 2019 г., вместе с открытием космического рынка для частных предприятий внесли несколько изменений, что привело к несогласованности между функциями министерств и ГКАУ. Сегодня этот вопрос не решен, несмотря на то, что соответствующие предложения подготовлены, и перечень изменений известен.

Вторая проблема связана с космической программой, которая принимается законодательным путем, и без которой невозможно получить финансирование и поддержку государства на развитие космической отрасли. С 2018 года в Украине де-факто нет космической программы, и это серьезная недоработка, которую мы сейчас максимально быстро стараемся исправить.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.ua
Проект использует файлы cookie сервисов Mind. Это необходимо для его нормальной работы и анализа трафика.ПодробнееХорошо, понятно