Пять лет без инноваций: почему Украина оказалась в «химическом гетто»

Пять лет без инноваций: почему Украина оказалась в «химическом гетто»

И когда аграрии получат доступ к новейшим СЗР

Цей матеріал також доступний українською
Пять лет без инноваций: почему Украина оказалась в «химическом гетто»
Фото: depositphotos.com

Дешевая рабочая сила, низкая арендная плата за землю, хорошие почвы и достаточное количество влаги на долгое время стали формулой украинского аграрного чуда, обусловив динамичное развитие сельского хозяйства в последние 20 лет.

Однако сегодня многие из этих конкурентных преимуществ оказались исчерпаны либо потеряны: стоимость рабочей силы и арендной платы выходит на восточноевропейский уровень, Украина все чаще страдает от засух, а доступ к технологиям и инновациям иногда блокирует само государство. В украинской практике, где госрегулирование в лучшем случае сводится к необоснованным ограничениям и запретам, а в худшем – является результатом недобросовестного лоббизма, пострадавшими, как правило, оказываются все.

Один из примеров такого «выстрела в ногу» – длящийся уже пять лет фактический запрет на ввоз, изучение и государственную регистрацию образцов новых препаратов средств защиты растений (СЗР). Верховная Рада текущего созыва уходит на каникулы, оставив этот вопрос зависшим, а представителей агроотрасли – с невозможностью планировать работу и  перспективой потерять еще один сезон.

Зачем нужны новые СЗР? В прошлом году по Одесской области прокатилась самая жестокая за последние 25 лет засуха. Погибли сельхозкультуры на площади около 500 000 га, местные фермеры недобрали более миллиона тонн ожидаемого урожая. В июне текущего года ряд регионов буквально заливает дождями. Например, в Кировградской области – одном из основных сельскохозяйственных регионов страны, уровень осадков в начале июня был близок к исторически рекордному. Ущерб от стихии еще только предстоит оценить.

Такие новости без энтузиазма воспринимаются в любой стране. А в стране, где на АПК приходится 40% валютной экспортной выручки и почти 20% ВВП, они подобны катастрофе.

«Волатильность климата – это основной на сегодня риск для агрокомплекса. Такие радикальные контрасты погодных факторов обуславливают непривычное поведение вредителей, сорняков, насекомых. И чтобы противостоять этим изменениям, у фермера должно быть портфолио современных технологических решений», – говорит Тарас Высоцкий, первый заместитель министра аграрной политики и продовольствия.

Смягчить влияние таких погодных колебаний на урожай призваны средства защиты растений – препараты, повышающие устойчивость семян и посевов к негативным явлениям и угрозам. Без них невозможно обеспечить адекватную урожайность, которая по абсолютному большинству культур в Украине и так ниже среднеевропейского уровня.

В ХХI веке высокоэффективный АПК – это результат применения новейших технологий, инновационных ресурсов и продуктов, за доступ к которым идет постоянная борьба. Украина, в силу политических факторов, сама выстроила заслон от прогресса в одной из ключевых для себя отраслей.

Почему не удается их внедрить? Последние пять лет в Украине де-факто действует эмбарго на ввоз, государственные испытания и регистрацию для дальнейшего использования образцов новых СЗР. Приняв пять лет назад дерегуляционный закон «О пестицидах и агрохимикатах», в его рамках утвердили и поправку в ст.4, которая запретила ввоз препараторов, не зарегистрированных в стране производства. Под предлогом защиты экологии, украинских аграриев фактически отрезали от большинства инновационных продуктов.

Нюанс – в том, что в странах, где находятся химические заводы, соответствующие препараты зачастую не применяют и не регистрируют, т.к. там в принципе могут не выращивать культуры, на защиту которых они направлены.

Более того, природно-климатические условия и, например, болезни растений и вредители в странах-производителях СЗР отличаются от украинских. Соответственно, препарат, сделанный для Украины, зачастую не нужен либо неэффективен в Швейцарии, и наоборот. При этом он может быть зарегистрирован и использоваться, например, в Аргентине и Канаде, которые, в свою очередь, его не производят.

Поэтому государства, в которых АПК составляет значимую часть ВВП, борются за право первыми проводить исследования инновационных препаратов, понимая, что чем быстрее они попадут на внутренний рынок, тем скорее местные фермеры получат преимущество перед конкурентами. Украина из-за запрета на импорт образцов СЗР такое преимущество теряет.

«На сегодня украинскому фермеру недоступны 95% современных инновационных препаратов, с которыми могут работать аграрии. И это снижает нашу конкурентоспособность на мировом рынке, так как у иностранных фермеров такой доступ есть», – говорит генеральный директор ассоциации «Украинский клуб аграрного бизнеса» Роман Сластен.

По его словам, недостаток таких продуктов выливается в недобор 5-10% урожая или 5-7 млн тонн ежегодно. Так, например, средняя урожайность кукурузы, на которую в Украине приходится более 45% урожая зерновых, в нашей стране составляет 7,2 т/га, в то время как в США этот показатель достигает 10,5 т/га.

Как реагирует рынок? В международных компаниях-производителях СЗР ожидаемо расстроены украинскими ограничениями. Но еще больше – искренне недоумевают им:  инновации играют принципиальную роль в повышении продуктивности сельского хозяйства, и их блокирование катастрофически вредит аграрной отрасли, одной из ключевых для Украины. «Я счел бы это шуткой, если бы вопрос не был столь серьезным», – говорит топ-менеджер одной из компаний отрасли, добавляя, что подобного ограничения нет ни в одной стране Европы.

«Все очень быстро поняли, что эта норма  [о блокировании ввоза образцов] неправильная. Но вот уже пять лет мы не можем ее изменить», – сетует народный депутат Николай Кучер, член комитета ВР по аграрной политике и земельным отношениям, называя эту ситуацию «примером недобросовестного лоббизма и  коррупции».

Статус-кво выгоден части местных производителей СЗР, которые, будучи не в силах «соревноваться» с современными инновационными аналогами, компенсируют это уничтожением конкуренции. Именно их часто называют идеологами введения, а затем и удержания эмбарго на импорт.

Из-за того, что на внутреннем рынке не происходит обновления препаратов, у вредителей повышается резистентность к ним, так что сельхозпроизводителям приходится увеличивать дозировку. Даже если вынести за скобки наносимый этим вред для экологии (а вынести не получится, учитывая важность эко-повестки на глобальном уровне), то увеличение затрат на СЗР увеличивает себестоимость производства. И опять-таки снижает конкурентоспособность украинского товара.

При этом другие конкурентные преимущества, присущие украинскому АПК, постепенно тают – и запас прочности, долгое время обеспечивавший ему лидерство без затрат на технологии, уже почти исчерпался. 

«Уже нельзя сказать, что у нас дешевая рабочая сила. Стоимость земли тоже растет. Так что бороться за рынки можно только продуктивностью и  эффективностью аграрного бизнеса. И для этого нужны новые технологии и инновационные продукты», – говорит  профессор Киевской школы экономики Олег Нивьевский.

Цена вопроса – около $1 млрд, в которые оценивается рынок СЗР в Украине, и 2/3 которого составляют оригинальные  препараты, а треть – генерики. «Это тихая война, – считает Николай Кучер. – Никто не спорит, что Украина уже давно стала мощным аграрным игроком, но без доступа к инновациям мы не можем двигаться дальше».

Что не так с законодательством? В течении последних пяти лет предпринималось множество попыток отыграть ситуацию с импортом новых СЗР обратно – к здравому смыслу. Очередной раунд этой борьбы происходил последний месяц в стенах парламента, где рассматривается законопроект №2289, вносящий изменения в спорную ст. 4 закона «Об агрохимикатах и пестицидах» и открывающий возможность вносить новые и более экологичные препараторы на поля.

Данный законопроект вносился в повестку дня уже 15 раз, но так ни разу и не дошел до голосования. Это своего рода антирекорд для сверхлаконичного законопроекта, занимающего всего один лист А4.  

«Прочитать его не составляет труда. Суть документа, насколько известно, возражений не вызывает. И когда он попадет на голосование, то получит поддержку. Но каким-то чудом он оказывает в повестке дня там, где до него точно не дойдут», – сетует заместитель главы ГС «Всеукраинская Аграрная Рада» Михаил Соколов. 

Не помогло даже клятвенное обещание спикера Дмитрия Разумкова, данное им в конце апреля на встрече с членами Европейской Бизнес ассоциации, что документ будет рассмотрен сразу после голосования за составляющие земельной реформы. Но земельные  законопроекты №№2194 и 2195 уже благополучно приняты и даже подписаны президентом, а №2289 так и не добрался до голосования. И не внесен в план рассмотрения на последние  перед летними каникулами недели.

«Такую ситуацию сложно назвать случайностью. Поэтому складывается впечатление, что чьи-то личные интересы оказываются важнее интересов целой отрасли», – делает вывод Соколов. 

Аргументы противников документа сводятся к тому, что открытый импорт образцов якобы нанесет вред экологии. Депутатов и общественность убеждают в том, что «Украину предлагается превратить в полигон для испытаний опасных химикатов». Этот тезис не выдерживает критики, поскольку в спорной норме речь идет об незначительных объемах для научных испытаний, а их получатели – ученые, а не сельхозпроизводители. «Речь идет о считаных канистрах, а не тысячах тонн», – говорит Николай Кучер.

На самом деле именно статус-кво и отсутствие новых препаратов вредит экологии, т.к. ведет к все более массированному применению старых видов СЗР – более вредных и опасных для окружающей среды.

В результате законопроект №2289 поддерживает не только Минагро, но Минэкологии, которое заинтересовано в современных образцах СЗР, поскольку они более эко-френдли. В частности – позволяют использовать меньше воды в рабочем растворе для опрыскивания. Также чаще всего у новых препаратов продолженный эффект воздействия, что снижает количество обработок и также позитивно влияет на экологию, позволяя Украине соответствовать условиям Green Deal. 

Что будет дальше? Требования к средствам защиты растений постоянно повышаются – международные производители отмечают, что для того, чтобы пройти регистрацию, новому продукту нужно быть значительно безопасней, чем раньше.

Михаил Соколов считает, что, отвергая новые научные достижения, Украина вредит самой себе. «К сожалению, более ранние препараты далеко не всегда более совершенны. Наоборот – зачастую это худшее из доступных решений, ведь по мере развития науки ученые создают все более щадящие природу и эффективные действующие вещества. Мы же заперли сами себя в гетто старых препаратов, которые в развитых странах начинают постепенно запрещать из-за появления лучших альтернатив», – говорит он.

Также из-за одной строчки в законе Украина лишает себя многомиллионных инвестиций в агронауку и производство. Большинство инновационных компаний являются владельцами семенных заводов или сотрудничают с таковыми, поставляя препараты для протравливания. «А зачем сейчас завозить или производить гибрид, если нет нужного препарата на украинском рынке чтобы его эффективно вырастить», – объясняет руководитель агрохимического направления Европейской Бизнес Ассоциации Виктор Погорелый. И напоминает, что инвестиции в агронауку упали на 90%  по сравнению с показателем 2015/2016 года.

Сторонники инноваций в агросекторе подчеркивают: из-за парламентской неопределенности с принятием документа компании не могут планировать бизнес, так как не понимают, когда смогут приступить к испытаниям новых продуктов. С каждой отсрочкой снятия ограничений украинские аграрии теряют доступ к лучшим практикам, а страна – валютные поступления, экономическую устойчивость и становится еще на один шаг дальше от инноваций и на один шаг ближе к деградации аграрного сектора.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате