Запад неправильно понимает Украину и этим помогает Путину – Politico

Запад неправильно понимает Украину и этим помогает Путину – Politico

Невероятная история и культура величайшей страны в Европе требуют более серьезного отношения всего мира

Цей матеріал також доступний українською
Запад неправильно понимает Украину и этим помогает Путину – Politico
Фото: depositphotos.com

Россия сосредоточила десятки тысяч военнослужащих на границе с Украиной, пытаясь таким образом не только запугать ее и не разрешить вступить в НАТО, но и предпринимая попытки манипулировать странами Североатлантического альянса и вынуждая западных политиков считаться с неадекватными требованиями Кремля.

На этом фоне западный мир, особенно Америка, должен сегодня переосмыслить роль Украины в мире, пишет Рори Финнин, доцент кафедры украиноведения Кембриджского университета, автор книги «Чужая кровь: крымские преступления Сталина и поэтика солидарности».

Mind предлагает перевод его статьи про Украину для авторитетного издания Politico.

Это была просто случайная фраза. В сентябре прошлого года The New York Times сообщила о серии дерзких операций украинского спецназа при эвакуации мирных жителей из Афганистана после того, как эта страна оказалась под контролем талибов. «Посетите Украину, – говорилось в статье, – это маленькая, но закаленная в боях нация».

Даже сегодня, когда Россия накапливает войска вдоль границ Украины и угрожает резкой эскалацией необъявленной 8-летней войны, большинство американцев не обратят внимания на это слово: «маленькая».

Это большая проблема. Украина – самая большая по территории страна в Европе. Ее население примерно такое же, как и население Испании. Взгляните на любую карту – Украина совсем не маленькая.

Но на Западе очень часто считают иначе. Некоторые утверждают, что Украина – это отблеск на радаре, она появляется на экранах и в новостных лентах примерно раз в десятилетие.

Распад Советского Союза в 1991 году. Оранжевая революция в 2004-м. Аннексия Крыма в 2014-м. А теперь захват геополитических заложников российским президентом Путиным в 2021–2022 годах, что вызывает тревогу по поводу подготовки новой мировой войны.

Чтобы противостоять каскадной агрессии Кремля, начните с пересмотра собственного отношения к Украине. Это большая страна, имеющая постоянное стратегическое и интеллектуальное значение, и не только из-за ее человеческого капитала, богатого экономического потенциала или ключевого положения между Россией и Евросоюзом. Кроме вопроса, где они вообще есть, украинцы важны тем, что они делают и что они сделали в прошлом.

Правда, в том, что политическая и культурная деятельность Украины помогала формировать и перекраивать карту Европы на протяжении поколений. Действительно, украинцы сыграли активную роль в гибели не одной, не двух, не трех, а четырех разных империй, в том числе Австро-Венгрии и Советского Союза.

Эта роль не случайна. Она была завоевана с большим трудом, потому что главная национальная идентичность украинцев базируется прежде всего не на этнической или религиозной принадлежности, а на идее: полная демократическая свобода.

Кому-то эта идея может показаться скучной или удивительной. В конце концов, украинцев на Западе часто видят как ненасытных олигархов и враждующих коррумпированных политиков – и не безосновательно. Но загляните глубже интриг современной украинской элиты – и вы увидите живое массовое гражданское общество, воплощающее идею украинского гражданского национализма. Особенно с 2014 года, после того как сотни тысяч протестующих боролись с коррупцией и проливали кровь за свободу и верховенство закона во время Революции достоинства.

Между тем Путин пошел на все, чтобы доказать, что не существует украинской нации. Мы должны понимать эту аферу. Один из многих фронтов войны России против Украины – информационный. Снова и снова Путин активно пытался продвигать нарратив об Украине и украинцах как части так называемого «русского мира». «Россияне и украинцы, – настаивал он в июле прошлого года, – это один народ, единое целое».

Утверждение Путина ярко иллюстрирует давнюю практику россиян не рассматривать украинцев как субъектов их собственной истории, отрицать их историю и культуру. Лидер большевиков Владимир Ленин лучше всего понял это. «Игнорировать значение национального вопроса в Украине, – писал он, – значит совершить глубокую и опасную ошибку».

Что мы видим, когда воспринимаем современную украинскую государственность серьезно, на ее собственных условиях? Мы видим мощное антиколониальное социальное и культурное движение в стремлении к государственным институтам во главе с сильными людьми. Мы обнаруживаем, что в сфере политических ценностей Украина не является «двоюродной сестрой» России. Это конкурент России.

До XVII века почти вся территория сегодняшней Украины находилась в составе Речи Посполитой, то есть в польской сфере влияния. До этого момента, на протяжении более трех столетий, украинцы и россияне вообще развивались разными политическими орбитами. Эти орбиты пересеклись в Переяславском договоре 1654 года. Тогда Украиной называлась земля, контролируемая Казацким гетманатом – автономным государством, которое выделилось из Речи Посполитой после кровавого казачьего восстания.

Украинские казаки и русский царь заключили договор в Переяславе, который стал началом непростых отношений. Это было соглашение между сторонами, которые нуждались в переводчиках и называли друг друга «иностранец».

Однако сегодня Кремль представляет Переяславский договор как «воссоединение», пряча за этим термином на самом деле имперские замашки России.

Через полвека царь Петр I отказался соблюдать подписанные с казаками соглашения о взаимной защите, что побудило гетмана Ивана Мазепу повернуть свои силы против российской власти. Драматическое поражение Мазепы в Полтавской битве в 1709 году вызвало новые проблемы. Солдаты Петра сравняли с землей столицу Гетманщины, но политическая автономия украинского казачества все еще частично сохранялась на протяжении большей части XVIII века.

Европейские карты того времени показывают, что «Украина, земля казаков» находилась в пределах, подобных тем, которые мы знаем сегодня. Однако в 1775 году российская императрица Екатерина II, стремясь за счет соседних народов расширить Российскую империю, разрушила последнюю опору украинского казачества и ввела институт крепостного права.

По мере того как Украину в XVIII и XIX веках все больше поглощала российская империя, ее часто называли «Малороссией» – термин, который может сегодня в какой-то мере объяснить впечатление об Украине как об «маленькой».

Но происхождение названия, придуманного православным патриархом в Константинополе на рубеже XIV века, когда Московия была не более чем молодым княжеством на севере, скорее всего, связано не столько с размером, сколько с расстоянием. «Русь» была историческим названием как народа, так и обширной территории на месте сегодняшних Украины и Белоруссии. Для патриарха в Константинополе «Малороссия» – или «Малая Русь» – означала близлежащую Русь. Оно противопоставлялось «Великой Руси», что означало Русь далеко, на периферии. Аналогично звучат Малая Азия и Большая Азия или даже такое понятие, как Большой Нью-Йорк.

Украинцы часто заявляли о своих отличиях с россиянами, но только поэт-новатор середины XIX века сформулировал это в понятное этическое и политическое послание. Этим поэтом был Тарас Шевченко, и его страсть к свободе, отвращение к тиранам и недоверие к политической власти стали первоисточником современной украинской государственности. Без него сегодняшней Украины не было бы.

Шевченко осмыслил историю украинцев, сосредоточив их идентичность на главной ключевой ценности, которая превыше всех остальных: свобода, воля. Все национальные движения стремятся к свободе для своего народа, но Шевченко, бывший крепостной, хорошо знал, что такое рабство и неволя. Его антиколониальные лозунги «Боритесь – поборете!» звучали на улицах Киева во время Революции достоинства в 2013–2014 годах. Они звучат сейчас по всей стране.

Для Шевченко идея «матери Украины» была антиподом аристократии на Западе и самодержавия на Востоке. В своей поэзии он формулировал украинскую идентичность не как вопрос этнической, религиозной или политической принадлежности – он не любил ни гетманов, ни царей, а как вопрос культурной аутентичности. «Дождемся ли [своего, украинского Джорджа] Вашингтона с новым и праведным законом? – спрашивал Шевченко. – А дождемся-таки когда-нибудь…»

Шевченко писал свою национально-объединительную поэзию на украинском, но в своей прозе использовал и русский язык. Он не рассматривал языковую политику как игру. «Пусть россияне пишут, как хотят, а мы будем писать, как хотим, – заявил он. – У них есть язык, и у нас есть свой язык».

В стихах Шевченко предпочитал украинский язык, но в жизни он практиковал то, что сегодня называется украинским двуязычием, когда в повседневной жизни могут легко циркулировать как украинский, так и русский языки.

Американцы часто неправильно толкуют это многоязычие. На самом деле сегодня в Украине общение на украинском или русском языке ни в коем случае не является четким показателем политической принадлежности. По словам экс-президента Петра Порошенко, русскоязычные составляют большинство из тысяч украинских военнослужащих, погибших в необъявленной войне с Россией.

Освободительное послание Шевченко породило гражданское националистическое движение, воспользовавшееся падением режима в 1917 году, чтобы объявить о рождении собственной страны: Украинской Народной Республики.

Ленинские большевики победили УНР через несколько лет, но только после того, как признали, что Украина – это нация, которая заслуживает формы государственности. Именно благодаря этому Советский Союз на просторах бывшей царской империи формально был союзом национальных республик, а не империей, и главной причиной этого были украинцы.

Советского Союза уже давно нет. Сегодня в кремлевских коридорах по-прежнему царит сильный российский шовинизм по отношению к Украине. С 2014 года это привело к гибели тысяч граждан Украины.

Сейчас этот шовинизм делает заложниками более 40 млн человек. Угрожая вторжением в Украину, Путин делает ставку не только на то, что Западу безразлична Украина. Он также делает ставку на то, что Запад не знает и даже не видит Украину. Наше невежество подпитывает агрессию Путина.

Но, когда мы смотрим на Украину ее глазами, когда мы видим Украину такой, какой она есть – огромная, ключевая, уникальная страна, народ которой снова на передовой линии борьбы за демократическую свободу, – мы демонстрируем всему миру, что Путин ошибается.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.ua
Проект использует файлы cookie сервисов Mind. Это необходимо для его нормальной работы и анализа трафика.ПодробнееХорошо, понятно