Куда переселился – там и пригодился: могут ли ВПЛ найти работу

Куда переселился – там и пригодился: могут ли ВПЛ найти работу

Почему рынок труда в относительно спокойных областях Украины не всегда способен принять переселенцев

Цей матеріал також доступний українською
Куда переселился – там и пригодился: могут ли ВПЛ найти работу

Войны неизбежно сопровождаются вынужденной миграцией большого количества людей. Украина, где разворачивается развязанный россией самый масштабный военный конфликт в Европе 21 века, не стала исключением. По данным ООН, с начала войны Украину покинуло 3,7 млн человек. Еще 7 млн украинцев – или каждый шестой – стали внутренними переселенцами.

Украинское Минсоцполитики уточняет эти цифры: в единой информационной базе внутренне перемещенных лиц есть данные об 3,4 млн человек. Непосредственно со дня введения военного положения в Украине как переселенцы зарегистрировались более 2 млн человек, з них 1,9 млн человек переместились первый раз. Имеют ли они шанс получить работу по месту временного проживания, беспокоится ли об этом местная власть и как «переселенческая география» коррелируется с емкостью локального рынка труда, исследовал Mind.

Куда едут

Исполнительный директор Ассоциации городов Украины Александр Слобожан выделяет в воюющей Украине условно четыре типа населенных пунктов: тыл, города на линии фронта, города в осаде, а также оккупированные общины. К первому типу можно отнести Львовскую, Тернопольскую, Волынскую, Черновицкую, Закарпатскую, Винницкую, Ивано-Франковскую, Ровенскую и – до недавнего времени – Днепропетровскую области. Именно сюда переместилось больше всего людей.

Западная Украина стоит особняком в этом перечне, поскольку она стала не только временным пристанищем, но и перевалочным хабом для людей, которые следуют за границу. 

Суммарно на Львовщине, Закарпатье и Ивано-Франковщине зарегистрировано почти 600 000 переселенцев. Приблизительно столько же пребывают в этих регионах без регистрации. Определить их число можно косвенно по данным активности, которую фиксируют мобильные операторы. Самая большая нагрузка приходится на областные центры.

Жители Львова говорят, что такого наплыва людей город не видел со времен «Евро 2012», с той только разницей, что теперь у приезжих отнюдь не радостное настроение.

Избыточный дефицит

Все или многие из временно перемещенных лиц нуждаются не только в безопасности, но и в работе. Согласно исследованию, проведенному порталом Work.ua накануне войны, более половины – 54% – украинцев не имеют никаких сбережений, 19% располагают финансовой подушкой на один месяц, 15% – имеют накопления на 2−4 месяца и 11% – на полгода или больше. Несложно подсчитать, что через 60 дней войны ресурсы большинства уже исчерпаны.

В то же время и государство нуждается в интеграции переселенцев в экономику и поддержке внутреннего фронта.

Сложность в том, что миграционная волна идет з регионов, наиболее благополучных в части зарплат и наличия рабочих мест, в области, где эти показатели менее привлекательны. Исключение составляют Днепропетровская область, а также Винница, где большое количество приезжих коррелируется с относительно активным, даже в военное время, рынком труда. Но западный регион – за исключением Львова – традиционно и в мирное время не бил рекорды по возможности трудоустройства.

Статистика региональных центров занятости, которую изучил Mind, полностью это подтверждает. В областях, где фиксируется максимальное количество ВПЛ, насчитывающее десятки тысяч человек, в большинстве случаев количество вакансий исчисляется сотнями.

Область Население на 1.02.2022, тыс. человек Количество ВПЛ с 24.02, официально зарегистрированных, тыс. человек Количество ВПЛ с 24.02, тыс. человек (по оценкам мобильных операторов)
Винницкая 1507,7 55,0 142,0
Волынская 1020,8 52,4 61,0
Днепропетровская 3093,2 55,0 140,0
Закарпатская 1243,7 110,0 до 380,0
Ивано-Франковская 1350,6 35,0 42,0
Львовская 2476,1 311,0 350,0
Полтавская 1350,6 57,95 До 100,0
Ровенская 1140,9 4,5 52,0
Тернопольская 1021,0 66,0 75,0
Хмельницкая 1227,5 33,0 До 150,0 (с учетом транзита)
Черновицкая 889,9 100,0 н/д

Так например в Черновицкой области, куда прибыло и осталось около 100 000 человек, местный центр занятости предлагает менее 600 вакансий, в Ивано-Франковской – на 40 000 приехавших всего 755 рабочих мест. Даже в наиболее благополучных Винницкой и Днепропетровской областях соотношение печальное: на почти 140 приехавших – 1704 и 3392 вакансии соответственно.

Область Средняя зарплата, грн/мес., за январь 2022 Уровень безработицы населения работоспособного возраста на 1.01.2022 по методологии МОП Количество вакансий, официально зарегистрированных Госзанятости
Винницкая 12 555 11.4 1704
Волынская 11 735 13 745
Днепропетровская 14 479 9.1 3392
Закарпатская 12 115 11.5 581
Ивано-Франковская 11 827 9.2 755
Львовская 12 936 7.9 2824
Полтавская 13 412 12.8 1859
Ровенская 13 358 10.5 896
Тернопольская 11 455 12.3 775
Хмельницкая 12 352 10.8 1161
Черновицкая 11 326 10.5 594

Понятно, что изрядная часть работодателей и соискателей стараются найти друг друга напрямую, не прибегая к посредничеству государства, но статистика ГСЗ отражает «среднюю температуру по палате».

Самое значительное количество вакансий на западе Украины приходится на продажи, логистику, фармацевтику, а также рабочие специальности.

«Наибольшая потребность наших работодателей в специалистах по профессиям: швея, водитель, повар, фармацевт, продавец, продавец-консультант, официант, администратор, бухгалтер, тракторист, рабочий по благоустройству, охранник», – говорит заместитель председателя областной военной администрации Ивано-Франковщины Людмила Сирко.

В управлении экономики, промышленности и труда Тернопольского городского совета фиксируют запросы работодателей по следующим специальностям: бухгалтеры; воспитатели; сварщики; прокатчики по металлу; швеи; повара; токари; тестомесы; пекари технологи; токари-шлифовщики; инженеры.

Небольшое количество вакансий частично компенсируется небольшим количеством людей, которые их запрашивают.

Так, в Хмельницкую областную службу занятости обратилось 567 вынужденно перемещенных лиц, из них было трудоустроено – 26 человек; 196 – а это 35% от зарегистрированных – получили статус безработного.

На Буковине с начала военных действий в областную службу занятости обратились более 700 внутренне перемещенных лиц. Работа была найдена для 99 из них. Среди трудоустроенных – инженер-электронщик, станочник деревообрабатывающих станков, работник по уходу за животными, врачи и другие специалисты.

Можно услышать мнение, что безработица на фоне открытых вакансий – это проблема завышенных ожиданий. Жители Харькова и Киева, привыкшие ориентироваться на определенный уровень дохода, не могут привыкнуть к новым реалиям. Но это справедливо лишь в некоторой степени.

Большинство востребованных профессий требуют специальных навыков и опыта, что делает их недоступными для наиболее распространенной категории переселенцев – «домохозяйка с детьми».

Даже в областных центрах на Западной Украине количество универсальных рабочих мест – существенно ниже, чем на Востоке и в центре, не говоря уже о маленьких городках и селах, где ранее именно безработица стимулировала отток трудовых мигрантов за границу.

И отнюдь не все киевляне переборчивы – они согласны на любую работу, но «любая работа» в небольших городках – это большая редкость. Так, например, коллега автора, эвакуировавшаяся в Дрогобыч, рассказывает, что доступные и очень желанные вакансии – это кассиры в супермаркетах, которых тут очень мало и работа в которых, как правило, давно распределена задолго наперед. При этом разрыв в уровне зарплат со среднекиевским – в три раза.

Рабочий класс

Сложность в заполнении даже существующих вакансий на фоне отсутствия рабочих мест для временно перемещенных лиц имеет несколько причин.

Первая – люди, спасающее свои жизни очень редко осознанно выбирают направление для миграции и/или руководствуются при этом соображениями дальнейшего трудоустройства. Большинство считают, что пребывание не затянется, а многие и вовсе не имеют времени на размышления, выезжая между сигналами воздушной тревоги.

Но даже если бы было иначе, в Украине отсутствует ясное понимание в разрезе регионов о необходимых там специальностях. Таким образом, условный токарь из Николаева или парикмахер из Херсона не знают, куда они могли бы переехать, чтобы гарантированно иметь рабочее место.

Со своей стороны, региональные власти (а тем более – центральная) не имеют внятной статистики о профессиональной структуре прибывающих к ним людей. Таким образом даже те из мэров, которые активно занимаются привлечением и релокацией на свою территорию предприятий из зоны боевых действий, не знают, на кого им ориентироваться и кого они могут трудоустроить. Опять-таки, часть органов местного самоуправления достигла в этом направлении значительных успехов, проводя анкетирование приехавших и внося данные о переселенцах и их профессиональном профиле в единую базу.

Но, во-первых, далеко не все ВПЛ официально регистрируются в своем временном месте жительства – соответственно остаются "невидимыми" для статистики. Кроме того, количество и состав переселенцев не статичны: объем и география миграции меняется в зависимости от распространения боевых действий.

Так, например, если в первой половине марта в Ивано-Франковске 70% переселенцев составляли жители Киевщины, Черниговщины и Сумской области, то в апреле часть представителей этой первой волны вернулась домой, а взамен начали прибывать жители Харькова и Мариуполя.

«У нас есть определенный отток – все больше людей возвращаются в Киев, Киевскую область, Черниговщину, Сумщину. Вместо этого все больше и больше приезжают из Харьковщины, Донбасса, с восточных территорий, из Днепра, Николаева – регионов, где сейчас продолжаются боевые действия», – объясняет городской голова Ивано-Франковска Руслан Марцинкив.

В условиях постоянно меняющихся вводных местные органы власти, которые стремятся создать новые точки экономического роста и трудоустроить людей, не могут планировать параметры этой деятельности даже на краткосрочную перспективу.

Оперативно ситуация не изменится. Создание рабочих мест – это длительный процесс, идущий рука об руку с развитием региона. Но на инвестиционный бум до окончания боевых действий рассчитывать не приходится.

Условно-позитивное следствие этой конъюнктуры – после минимальной стабилизации военной обстановки она будет стимулировать возвращение людей в родные места. Или же движение дальше из Украины в Европу.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.ua
Проект использует файлы cookie сервисов Mind. Это необходимо для его нормальной работы и анализа трафика.ПодробнееХорошо, понятно