«Домашний» газ: из чего складывается себестоимость добычи украинских углеводородов

«Домашний» газ: из чего складывается себестоимость добычи украинских углеводородов

И почему, если она низкая, это говорит о полном упадке отрасли

Этот материал также доступен на украинском

Как вычислить себестоимость отечественного газа и существует ли единственно правильная формула расчета – на сегодня этот вопрос актуален не только для рядовых украинцев, но и для правительства Владимира Гройсмана. На фоне жестких требований МВФ поднять стоимость газа для населения к рыночному уровню, представителям Кабмина придется, наконец, разобраться – сколько же реально стоит газ украинской добычи.  

Дело в том, что предыдущие 25 лет независимости все правительства – любой политической направленности – уверяли, что украинский газ «добывается сам», а потому стоит самый минимум, так что мы можем себе позволить отпускать населению «свой» газ за копейки. Но дело в том, что все месторождения полезных ископаемых исчерпываются.

Собственная добыча с каждым годом падала, недостающие объемы закупали за рубежом по рыночным ценам, и эксперты уже подсчитывали, сколько лет осталось существовать отечественной газодобыче – пять, семь, десять – пока она окончательно не упадет до уровня статистической погрешности. Но мантра про «дешевый украинский газ» для населения продолжала звучать. И сегодня провозглашается некоторыми политиками.

Теперь же, похоже, министры Гройсмана получили наконец-то объективную картину затрат при добыче отечественных углеводородов. Потому что в процессе переговоров с представителями МВФ прозвучало предложение поднимать стоимость газа для населения на 2-3% в квартал в течение полутора лет.

Наряду с другими прогрессивными шагами в добывающей отрасли, это должно поддержать отечественных газодобытчиков и смягчить повышение цен для населения. Потому что в противном случае через несколько лет Украина останется без газодобычи, весь газ придется покупать на мировом рынке, и никакие переговоры с МВФ не понадобятся, так как предмета обсуждения просто не будет – все цены будут мировыми.

Почем газ для народа: из чего складывается себестоимость добычи украинских углеводородов
Фото: "Укргаздобыча"

Из чего же складывается себестоимость добычи газа, и что происходит с украинской газодобычей, Mind решил расспросить эксперта отрасли Андрея Закревского, который более 10 лет консультировал добывающие компании.

Единого расчета себестоимости нет. Только общепринятых систем расчета себестоимости в мире существует целых пять: заказная система, процессная система, метод полной себестоимости, метод переменных затрат, гибкое планирование накладных затрат. А также есть огромное количество вариантов объединения этих систем. И самое удивительное, что все эти системы правильные, хоть и дают разные процентные показатели относительно цены.

Главный мотиватор для бизнеса рассчитывать себестоимость – это узнать, какую прибыль он получит и когда. Но существует и другой подход, который часто используют политики, – манипулятивный. Потому что они хотят: а) иметь основания этот бизнес «доить» и б) назначать цену продажи товара самостоятельно.

Это плохо заканчивается для страны: нерыночная структура формирования цены на газ в своё время позволила олигарху Дмитрию Фирташу скупить почти всю химическую промышленность Украины. А отсутствие капитальных вложений в «Укрнафту» (потому что правительство Юрия Еханурова в конце 2005 года приняло решение весь газ компании забирать по заниженной цене на нужды населения) сделало Украину полностью зависимой от младоолигарха Сергея Курченко.

После того как «Укрнафта» перестала бурить новые скважины, она получила фактически нулевую себестоимость добычи нефти и газа, а вместе с ней – и ежегодное падение добычи в 10-15%.

Можно применить такой же подход и к «Укргаздобыче»: оставить 4000 пенсионеров-вахтовиков и офисный планктон, целый год перед выборами и год после «держать» газ для населения по 4 копейки за куб, как в Советском союзе. Но потом все равно придется бить челом перед европейскими трейдерами (или даже лететь в Москву) и заключать новые контракты на поставки 100% потребностей газа. По мировым ценам. Представляете себе скачок цен и тарифов в Украине на все?

Остановили падение в последнюю минуту. В период катастрофического падения добычи газа Украина вошла два года назад: в 2016 году добыча составила 14,2 млрд куб. м, что является минимумом за всю полувековую историю добычи. И, если бы крупнейший добытчик страны – госкомпания «Укргаздобыча» – не начала промышленное использование операций гидроразрыва пласта (ГРП) и колтюбинга на своих месторождениях, то в 2017 году добыча составила бы 13,9 млрд куб. м, а к 2020 году снизилась бы до 11,7 млрд кубометров газа.

Большинство частных добывающих компаний Украины в свое время «получали» изученные месторождения с уже пробуренными скважинами. Поэтому десять, семь, и даже четыре года назад их представители, имея «премиальные» цены на газ, оценивали  себестоимость добычи по формуле «налог + зарплата + метанол» (его используют для очистки труб от газогидратов, которые образуются в результате затвердевания присутствующей в газе воды под действием низких температур. – Mind).

И тогда, например, Денис Фудашкин (замминистра финансов Украины с мая 2014 по март 2015 года, курировал налоговый и таможенный секторы. – Mind), рапортовал о $12 за 1000 кубометров, а в компаниях Рината Ахметова, пробурив скважину-миллионник, себестоимость «увеличивали» до $24 за 1000 кубов. Но к 2016 году частные компании также оказались перед проблемой падения добычи газа, ведь природу не обманешь.

К концу 2014 года, через шесть месяцев после того как правительство Арсения Яценюка вдвое увеличило ренту на газ – до 55%, мне довелось увидеть данные расчета «полной себестоимости» у представителей «Куб-Газа» и Полтавской газонефтяной компании (ПГНК).  В графе «Себестоимость. Процент от продажи» стояли цифры – 105% и 108%. Это значит, что следующий год обе компании, фактически, существовали за счет продажи конденсата и собственных сбережений. Все программы развития были свернуты. В декабре 2015 года ни одна компания в Украине не имела плана бурения на 2016 год.

Последствия гибридного подсчета себестоимости. Это не замедлило сказаться на объемах добычи – в 2017 году частные добытчики показали пусть небольшое, но снижение добычи газа. Перед ними реально возникла необходимость срочно бурить новые скважины, а для этого необходим целый штат геологов с современной аппаратурой и методами.  

Но вдруг оказалось, что кроме Ивана Гафича в «ДТЭК Нефтегаз» и Мирона Фирмана в ПАО «Укргаздобыча», других геологов в Украине нет. Тем более, нет молодых украинских геологов. Необходимо привлекать иностранных специалистов, услуги которых стоят от $30 000 в месяц и выше, а польский специалист, работающий на колтюбинговой установке, стоит $3000 в день. Себестоимость добычи газа поползла вверх.

Иностранные геологи отрабатывают поставленную задачу, при этом за результат своей работы ответственности не несут. Например, фирма Schlumberger по заказу некоторых наших добытчиков провела очень дорогостоящую операцию ГРП, но никакого дебита газа не получила. Десятки миллионов гривен оказались выброшены зря.

А у некоторых наших компаний, например, ПГНК и Regal Petroleum, менеджеры «победили» производственников, отдавая предпочтение старым методам вместо инноваций, и тут же получили падение добычи вместо прироста.

Работали, казалось бы, в гарантированных точках бурения: мол, рядом дает газ старая скважина. Но результаты этих работ показали, что на одну скважину, которая дает газ, приходится две пустых. Вообще-то, такое часто случается, особенно, когда компания проводит операцию под названием «оконтурить месторождение», то есть определить, где же заканчивается месторождение и есть ли там вообще залежи. И в этом случае компании рассчитывали на другое, а получили только «новую информацию» по месторождению.

Это заставило частников говорить о том, что себестоимость газа при разработке нового месторождения, с учетом сроков действия лицензии, геологического изучения и рисков, составляет для Днепровско-Донецкой впадины (ДДВ) $185-225 за 1000 кубов, при глубинах от двух до пяти километров. А ДДВ для Украины – основная территория добычи газа.

Почем газ для народа: из чего складывается себестоимость добычи украинских углеводородов
Фото: УНИАН

Как Украина отстала от мирового прогресса. Десять лет назад мы рассматривали бизнес-планы по привлекательности нефтегазовых активов следующим образом: при цене газа $60 за 1000 кубов – оптимистический, $55 – при пятилетней окупаемости, и $50 – пороговый, когда актив не окупится никогда. Прошло десять лет, в мире подход к себестоимости добычи поменялся кардинально, а мы продолжаем отставать ровно на два шага.

Первый шаг, который прошли мировые добытчики, состоял в том, что нефтегазовые активы рассматривались на фоне общей стоимости других видов энергии в условиях энергетического дефицита и ограниченной ресурсной базы.

Второй шаг состоит в том, что благодаря Сланцевой революции вопрос ресурсов перестал стоять как таковой, а возник вопрос их доступности по сравнению с другими видами энергии. В мире окончательно отделили нефть от газа.

Сейчас мы ворвались в эпоху возобновляемой энергетики, давления себестоимости альтернативной электроэнергии и экологических требований. Сегодня в мире стоимость газа и нефти определяется спекуляцией, экологией и уже имеет отрицательный отсчет в сроках окупаемости и существования проекта.

Газ и нефть теряют лидерство. Есть прогнозы, что объемы потребления нефти и газа и их использование в качестве энергоносителей будут расти до 2030 года. После этого, в течение 20 лет, газ будет необходим как химическое сырье и энергоноситель, который будет просто балансировать альтернативную энергетику. А нефти уготовано падение добычи, потому что ее будут использовать только как химическое сырье, и достаточно будет объема в  30% от существующей ныне добычи.

В Украине же только подписание бумажек для начала бурения, по подсчетам исполнительного директора Ассоциации газодобывающих компаний Украины Романа Опимаха, занимает больше двух лет.

Поэтому затягивание с выдачей лицензий на добычу углеводородов в Украине откладывает освоение мировых технологий, и грозит тем, что расчеты цены углеводородов на этапе инвестиций и на этапе извлечения и реализации не оправдают ожиданий.

Сегодня рынок делает ставку на нефть и газ только потому, что альтернативная энергетика не может покрывать пиковый рост потребления энергии, и остается дотационной.  Но после 2020 года все изменится, различные виды энергоресурсов будут конкурировать между собой.

Работа на перспективу. Привычка считать низкую себестоимость добываемого продукта показателем успеха не работает с такой ресурсоемкой отраслью, как добыча газа. Минимальная или стремящаяся к нулю себестоимость добычи газа может говорить только о нулевом приросте добычи и отсутствии прогресса. А если хочешь иметь относительно низкую себестоимость в долгосрочном периоде – нужно произвести значительные капитальные вложения сегодня.

Показательный пример: в «Укргаздобыче» разработали методику, которая на основе экономических фильтров позволяет оценить перспективность применения технологии и вложений в нее. Как только компания, благодаря ГРП, смогла увеличить дебит на некоторых скважинах в четыре раза, количество объектов для применения технологии увеличилось. Второй пример: стоимость колтюбинговых установок составляет $5 млн, а объем добытого газа с их применением – 2 млрд куб. м. Значит, при любой минимальной цене на газ вложения не только окупаются, но и приносят прибыль.  

Горизонтальное бурение – еще одна технология, которая увеличивает себестоимость углеводородов. Для сравнения: в Украине стоимость бурения вертикальной скважины – $2 млн, а горизонтальной – $5 млн. В то же время, дебит первой, если говорить о нефти, составит 2-3 тонны в сутки, а на второй – 50-70 тонн. Благодаря этой технологии, в рамках совместной деятельности «Укрнафта» и компания «Галс-К» разбуривают скважины на самом старом месторождении – Гнеденцы, которое исчерпало себя уже 20 лет назад.

А благодаря оптимизации программы бурения за счет применения широкоазимутальной сейсмики, ДТЭК сэкономила $230 млн, но первоначально пришлось закупить дорогостоящие программы и услуги по оценке геологической информации.

На каждом этапе по добыче углеводородов показатель себестоимости меняется в разы. Принятое однажды решение в пользу значительных вложений в оборудование или интеллектуальные ресурсы в первый год реализации проекта дает пиковый показатель себестоимости, а в последующие годы – приносит ее снижение на фоне увеличения добычи.

Попытки уличить добывающие компании в желании искусственно завысить цену на газ – как правило, признак манипуляции и поиска путей для реализации схемы перекрестного субсидирования в связке «бизнес+политика».

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате