Отмывание запрещено: с чем борется ЕС и при чем здесь украинский бизнес
Спецпроект
Tрансформации бизнеса

Отмывание запрещено: с чем борется ЕС и при чем здесь украинский бизнес

Почему Украину будут контролировать еще жестче

Этот материал также доступен на украинском
Отмывание запрещено: с чем борется ЕС и при чем здесь украинский бизнес

Борьба с отмыванием денег не утихает – Евросоюз и дальше готовит новые директивы и поправки к уже имеющимся документам. Так, 14 мая 2018 года ЕС принял пакет поправок к действующей Директиве по борьбе с отмыванием денег (Anti Money Laundering Directive 2016/0208). Обо всех нюансах принятого документа и о том, чем он грозит Украине, рассказала Mind Менеджер комплексной трансформации бизнеса, «Делойт» в Украине Вера Савва.

Поправки были предложены ЕС в июле 2016 года, после предупреждения Европейского Центробанка о том, что случаи финансирования незаконной деятельности по-прежнему продолжают происходить, и необходимы дополнительные меры для усиления положений существующей Директивы.

Новая Директива, как и предыдущая, – инструмент ЕС по предупреждению использования финансовой системы для целей отмывания средств и финансирования терроризма. У нее есть вполне определенные точки направленности.

Одной из причин ее принятия стало развитие современных альтернативных методов платежей, которые, при общем ужесточении политик классических банков, становятся все более популярными, оставаясь при этом вне рамок правового регулирования.

Директива призвана сократить разрыв между развивающимися технологиями и регулирующими их деятельность правовыми нормами.

Мощный инструмент противодействия, который красной нитью проходит сквозь Директиву, – максимальная транспарентность во всем. Несмотря на то, что инициаторы и разработчики Директивы заявляют, что ее принятие никак не повлияет на нормальное функционирование платежных систем и не нарушит основные права и экономические свободы в Евросоюзе, ее эффект будет достаточно ощутимым.

Директива дополняет и совершенствует предыдущую в нескольких аспектах:

1. Провайдеры, предоставляющие услуги по обмену криптовалют и услуги по их хранению (custodian wallet providers) раньше не были обязаны идентифицировать подозрительную деятельность, что позволяло использовать криптовалюты в незаконных целях. Теперь же полномочные органы Евросоюза будут иметь возможность мониторить использование криптовалют через провайдеров, которые будут связанны обязательствами, накладываемыми новой Директивой.

Положениями последней предусматривается необходимость разработки технических способов идентификации собственников криптовалюты, а также внедрения возможности самодекларирования собственниками криптовалют на добровольной основе.

2. Значительная часть директивы посвящена деятельности так называемых Financial  Intelligence Units. Такие юниты, или точнее – подразделения финансовой разведки, служат национальными центрами в каждом государстве для получения и анализа отчетов о подозрительных операциях и другой информации, которая относится к отмыванию денег, и связанными с ней предикатными (предшествующими) преступлениями и финансированием терроризма.

Эти юниты должны иметь возможность получать дополнительную информацию от подотчетных лиц и иметь своевременный доступ к финансовой, административной и правоохранительной информации, необходимой для надлежащего выполнения своих функций. Для реализации этих задач, кроме прочего, Директивой предусмотрено создание централизованной и унифицированной базы данных собственников и бенефициаров всех счетов.

3. Директива также призвана унифицировать правила государств-членов по идентификации бенефициарных собственников компаний. Особенно это касается бенефициаров трастов, которые для некоторых государств непонятны как инструмент. Унификация позволит во всех случаях определить, какое именно лицо является собственником компаний, зарегистрированных в разных странах ЕС. Таким образом, Евросоюз приводит требования разных правовых систем государств-членов к общему знаменателю транспарентности.

4. Директива предусматривает строгие ограничения в бизнес-отношениях и транзакциях с участием высокорисковых третьих стран. Исключением могут быть только случаи, когда применяются дополнительные углубленные меры контроля AML/CFT. 

Страны-участницы ЕС должны требовать от своих финансовых учреждений углубленного дью-дилидженса в отношении высокорисковых стран. При этом, подход к такой проверке должен быть унифицированным на уровне Евросоюза, так как не во всех странах на сегодня требования одинаково высоки. 

Это касается и Украины, поскольку для многих банков в ЕС (и не только) бизнес из нашей станы остается high-risk. Это означает, что нас будут контролировать еще жестче. Пройти этот контроль бизнес из Украины сможет, только трансформируясь под новую политику транспарентности, которую, как новую идеологию, теперь исповедуют США и Европа.

Подводя итоги, можно сказать, что принятая Директива станет дополнением к существующим мерам в борьбе Евросоюза за транспарентность финансовых потоков. Эти изменения коснутся и нас. Поэтому важно уже сейчас перестраивать свой бизнес так, чтобы он мог продолжить работу в новом мире полной прозрачности.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате