Как «забота об экологии» тормозит отечественную газодобычу

Как «забота об экологии» тормозит отечественную газодобычу

Чего не учли в законе «Об оценке воздействия на окружающую среду», и в чем правительство уже пошло на уступки добытчикам

Цей матеріал також доступний українською
Как «забота об экологии» тормозит отечественную газодобычу
Газовая скважина (елочка) в поле с цветущей гречихой на территории дожимно-компрессорной станции (ДКС) «Киевская» на Шебелинском газовом месторождении в Харьковской области
Фото УНIАН

Газодобывающая отрасль Украины подвела итоги работы в первом полугодии 2018 года. Добыча составила 10,2 млрд куб. м газа, что на 1% меньше, чем было в первом полугодии 2017 года (10,29 млрд куб. м). При этом государственная «Укргаздобыча» и большинство частных компаний показывают рост добычи, а вот «Укрнафта» продолжает «играть» на понижение: компания показала минус 15% за полугодие. И получается, что все остальные добытчики работают как бы на «перекрывание» этого падения.

Еще одна причина: закон «Об оценке влияния на окружающую среду» (ОВОС), принятый Верховной Радой больше года назад, так и не смог полноценно заработать. Добывающие компании подавали заявки на проведение процедуры ОВОС сначала в облгосадминистрации, затем – в Министерство экологии и окружающей среды, но из-за того, что не был разработан механизм реализации процедуры «на местах» – этот процесс был сорван. В результате, компании были вынуждены приостанавливать добычу на уже работающих месторождениях, и откладывать бурение новых скважин.

Кроме того, Минэкологии пытается пойти дальше, и распространить процедуру ОВОС на «сквозные» лицензии, т.е. – не успела компания купить лицензию на геологическую площадь и приступить к работе, а уже должна проводить оценку не понятно чего.

Тем не менее, 8 июня правительственный веб-портал обнародовал текст постановления КМ №333 от 25 апреля 2018 года, которым правительство Владимира Гройсмана внесло изменения в более ранние постановления КМ – № 615 и № 954 от 30 апреля 2011 года. Этих изменений газодобывающая отрасль ждала очень давно.

Во-первых, Кабмин запретил выдачу спецразрешений на нефтегазовые площади в обход аукционов через механизм «апробации». Во-вторых, отменил плату за прирост запасов и за продление действия нефтегазовой лицензии. В-третьих, разрешил продлевать действие спецразрешений для компаний, имеющих налоговые долги, обременив их продукцию ограничением на свободное право сбыта. В-четвертых, ввел переходный период для надлежащего выполнения требований закона «Об оценке влияния на окружающую среду».

Mind обратился за комментарием к эксперту – исполнительному директору Ассоциации газодобывающих компаний Украины Роману Опимаху.

За счет чего отрасль ожидает увеличения добычи?  Развитие отечественной газодобычи является приоритетным направлением для правительства. За последнее время в отрасли были проведены важные и необходимые реформы, которые положительно влияют на ее развитие.  Конечно, сразу переломить негативную тенденцию невозможно, но мы уже видим позитивный тренд.

Два месяца подряд, май-июнь, у частных добывающих компаний идет стабильный рост добычи, и мы ожидаем, что во втором полугодии он ускорится.  Если в прошлом году прирост газодобычи составил 2,4%, то в этом рассчитываем, что он достигнет 7%. Это наша краткосрочная цель, на которую мы ориентируемся.

С начала 2018 года в газодобывающей отрасли произошли кардинальные изменения:

  1. Начала действовать децентрализация ренты, которая предусматривает отчисление 5% ренты на «места», где происходит добыча. По итогам полугода нефтегазодобывающая отрасль перечислила более 1 млрд грн на развитие местных общин. Мы считаем, что это должно мотивировать регионы активно сотрудничать с газодобывающими предприятиями, особенно, в плане согласования новых участков.
  2. Введена стимулирующая рента на бурение новых газовых скважин и предоставлены государственные гарантии ее неизменности до 2023 года. Теперь мы имеем одну из самых привлекательных фискальных систем в мире для добычи газа, и эта реформа позитивно сказывается на инвестиционной привлекательности отрасли. Свидетельством этому является тот факт, что уже на 1 января 2018 года у сервисных компаний, занимающихся бурением, были сформированы заказы на бурение новых скважин.

По результатам полугодия частный бизнес заложил на 65% больше новых газовых скважин, нежели за аналогичный период прошлого года. Надо отметить, что процесс бурения в разных регионах отличается: на Западной Украине бурение может занимать месяц, а на Днепровско-Донецкой впадине, где идет основная добыча, от 3 до 7 месяцев.

Могли ли мы заложить больше скважин в первом полугодии? Могли. Но очень неожиданным препятствием для газодобытчиков стали неподготовленные к реализации нормы нового закона «Об оценке влияния на окружающую среду».

Почему не заработал закон об ОВОС? Отрасль всецело поддерживает соблюдение экологических стандартов, а также разделяет необходимость гармонизации украинского законодательства с европейским. Но этот процесс должен быть качественно проработан и никоим образом не может срывать работу предприятий и тем более останавливать добычу газа, в которой все мы так нуждаемся.

Сама процедура ОВОС занимает 5 месяцев. Ее могут проводить два органа – Минэкологии и экологические департаменты ОГА. Получилось так, что лишь чиновникам Минєкологии пришлось присутствовать на всех слушаниях в разных регионах страны – это большой объем работы. Они, конечно, выезжали на места, и старались по максимуму, но из-за того, что штат сотрудников ограничен, а на местах в ОГА процедура оказалась заблокирована, они физически не могут везде успеть.

Что касается представителей экологических департаментов облгосадминистраций, то они отказывались проводить ОВОС из-за того, что не был утвержден размер платы за проведение общественных слушаний.

По состоянию на начало июня в открытой системе регистрации ОВОС поступило более 1000 заявлений от всех недропользователей. Из них на нефтегазодобывающую отрасль пришлось 120 заявок, из которых лишь 9 получили положительній ответ. Это привело к тому, что предприятия стали переносить сроки начала бурения скважин.

Недавно ситуация начала меняться: благодаря изменениям в постановление Кабмина №615 введена отстроченная норма – компании должны пройти процедуру ОВОС в течение 6 месяцев без приостановления действия лицензии.

Кроме этого Минприроды утвердило приказ, которым рассчитывается стоимость услуг по проведению общественных слушаний. Документ уже опубликован. Это должно позволить разблокировать работу ОГА и они, вместе с Минэкологии, наконец-то смогут отобрать организации, которые способны проводить такие работы от имени ОГА. Это должно наладить процесс.

Как положения закона об ОВОС тормозят развитие отрасли? Впрочем,  процедуру ОВОС надо еще усовершенствовать . Мы задействовали юристов и проанализировали ситуацию с точки зрения нового инвестора: какие риски могут у него возникнуть?

Первый – это норма, которая требует проведения ОВОС при выдаче новых лицензий. Она противоречит закону Украины «О нефти и газе», и тому европейскому прототипу с которого писался украинский вариант.

Представьте инвестора, который только купил участок на аукционе. Он еще не знает есть ли там какие-либо запасы, еще не проведена сейсмика, не известен объем работ и где будет буриться, а ему уже надо проводить общественные слушания для получения ОВОС. Но на что делать эту процедуру? Непонятно.

Второй – длительность самой процедуры ОВОС.

Наш инвестор, который приобрел лицензию на аукционе, и вместе с ней получил обязательное условие – необходимость проведения ОВОС в течение 6 месяцев. Если он этого не сделает, то потеряет лицензию. И вот тут мы видим риск, что инвестора могут шантажировать: он уже заплатил деньги за лицензию, а тут ему нужно за 6 месяцев пройти ОВОС, которая сама по себе занимает 5 месяцев.

Это требование похоже на откровенную профанацию, потому что все понимают, что, в конечном итоге, кто-то просто попросит денег.

Конечно, это никак не содействуют приходу иностранных инвесторов в газодобывающую отрасль. 

Мы считаем, что нужно привести постановление правительства в соответствие с прямыми нормами действующего закона «О нефти и газе», оптимизировать сроки проведения ОВОС и сократить прохождение процедуры хотя бы до 2,5 месяцев. 

Что написано в законе «О нефти и газе»? В нем четко прописано, что процедура ОВОС требуется только для получения и продления лицензий, где уже осуществляется добыча. 

Дело в том, что отдельно лицензии на добычу на аукционах не продаются. На аукционе инвестор покупает лицензию на разведку и изучение, которую после всех необходимых геологоразведочных работ, бурения скважин и получения стабильного объема продукта, переводит в лицензию на добычу. Другой случай, когда у вас уже была лицензия на добычу, она закончилась и ее нужно продлить. В законе написано, что процедуру ОВОС нужно делать, если добыча, в частности газа, превышает 500 тыс. кубометров в сутки. Это логично.

Но, когда у вас новый участок – то какой ОВОС? У нас же про это европейское требование «забыли».

Мы занимаем довольно жесткую позицию в этом вопросе, и указываем на то, что такие требования являются неприемлемые в первую очередь из-за своей полной алогичности. Нужно следовать нормам законодательства и ведущим европейским практикам, где не требуют проведения ОВОС на бумажку со словом «добыча», а требуется на физическую добычу.

Все лицензии будут продаваться только на аукционах. Наша Ассоциация провела анализ всей доступной информации, и мы обнаружили, что за последние 17 лет лицензии на более чем 92% площадей были выданы вне аукционов. А качество большинства торгов, которые проходили по оставшимся 8%, тоже вызывает определенные вопросы. Все это свидетельствует о политике двойных стандартов, и мы выступаем категорически против непрозрачных механизмов. На данном этапе правительство установило единое правило – все лицензии на новые нефтегазовые участки будут предоставляться исключительно в аукционном порядке. Это правильно!

Временные исключения из правил. До конца этого года действует один из неестественных инструментов выдачи лицензии путем «апробации» геоиформации. Он подразумевает, что на основание переинтерпретации существующей геоинформации, без проведения каких-либо работ в поле, компания может получить спецразрешение вне аукциона на новый участок. Почему это произошло? Можем только гадать.

Второе исключение: частным компаниям разрешили передавать лицензии на свои дочерние предприятия. С точки зрения рынка это решение позитивное. Если у меня есть лицензия, но недостаточно средств для проведения работ или я оцениваю эту работу как очень рискованную, то я ищу, с кем бы скооперироваться и разделить риски – это нормальная мировая практика, когда на месторождениях работает по два-три участника. Но оно почему-то будет действовать только до конца 2018 года

Мы как Ассоциация определили для себя две первоочередные задачи на второе полугодие: привлечение новых инвесторов путем проведения открытых международных аукционов и содействие приходу на наш рынок ведущих сервисных компаний, обладающих современными технологиями в разведке, бурении и обслуживании промыслов. Это две важные составляющие, которые будут способствовать развитию отрасли и увеличению объемов газодобычи.

Авторы материалов OpenMind, как правило, внешние эксперты и специалисты, которые готовят материал по заказу редакции. Но их точка зрения может не совпадать с точкой зрения редакции Mind.

В то же время редакция несёт ответственность за достоверность и соответствие реальности изложенной мысли, в частности, осуществляет факт-чекинг приведенных утверждений и первичную проверку автора.

Mind также тщательно выбирает темы и колонки, которые могут быть опубликованы в разделе OpenMind, и обрабатывает их в соответствии со стандартами редакции.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA
Проект использует файлы cookie сервисов Mind. Это необходимо для его нормальной работы и анализа трафика.ПодробнееХорошо, понятно