Кто покупает нефтегазовые участки на ProZorro

Кто покупает нефтегазовые участки на ProZorro

Как прошли первые электронные аукционы по пользованию недрами. И почему не все им пока доверяют

Этот материал также доступен на украинском
Кто покупает нефтегазовые участки на ProZorro
Фото: DR
Украина начала продавать нефтегазовые участки для дальнейшей разработки через электронные аукционы. Чтобы их ввести, понадобилось пять лет. Первый пилотный аукцион состоялся 6 марта на площадке ProZorro. Потенциальным покупателям прав на недропользование было предложено 10 участков, заявки поступили на три из них.
При начальной стоимости в 9,6 млн грн, 17,5 млн грн и 17,7 млн грн эти участки в Харьковской и Полтавской областях были проданы за 85 млн грн, 25,1 млн грн и 30,95 млн грн соответственно. Общая полученная сумма более чем в три раза превысила стартовую цену. Победителями стали ООО «Нафтогазсистемы» Рината Ахметова, государственная «Укргаздобыча» и ООО «Нефтегазопромышленная геология» Николая Злочевского.
Следующий аукцион по продаже нефтегазовых участков Государственная служба геологии и недр (Госгеонедра) объявила на 18 июня. На него выставлено 9 участков: четыре – в Харьковской и Днепропетровской областях, и пять – в Ивано-Франковской области. Их начальная стоимость определена в 100 млн грн.
Всего в 2019 году Госгеонедра планируют продать 30 нефтегазовых участков с начальной стоимостью 2 млрд грн и прогнозируемыми ресурсами в 130 млрд кубометров газа. Поскольку Украина взяла курс на полное обеспечение себя газом собственной добычи, новые площади необходимо разрабатывать очень быстро, ведь старые месторождения уже почти истощены.
Как украинские газодобытчики и эксперты оценивают новые методы работы Госгеонедр, довольны ли они результатами первого аукциона, что помешало продаже всех участков, чего ожидают в дальнейшем от этих аукционов – специально для Mind рассказал эксперт отрасли Дмитрий Кащук, исполнительный директор ГО «Наука. Разведка. Добыча».
Почему не продали все участки на первом аукционе? Введение электронных аукционов по продаже прав на разработку недр, особенно нефтегазоносных участков, тенденциозно – позитивный шаг для Украины. Здесь теперь важна политика получения специальных разрешений. Итак, первый аукцион состоялся 6 марта 2019 года. Результат мог бы быть лучше: из десяти выставленных на электронные торги участков было продано всего три, семь остались незамеченными, хотя они довольно перспективные.
Из бесед с недропользователями становится понятно, что пока есть определенное недоверие к новым правилам торгов. Потенциальные инвесторы просто не поверили, что это будет действительно открытый аукцион, боялись, что найдется куча причин вывести эти участки из продажи и раздать «своим».
Недоверие усилила информация, которая накануне появилась на сайте ГНПП «Геоинформ». Речь шла о том, что в 2018 году через процедуру апробации было продано 45 участков. Обращу ваше внимание, что продали эти участки после того, как в правительстве заявили, что эта процедура прекращается (июль 2018 года), и продажа специальных разрешений будет осуществляться только на открытых аукционах. Это легко можно отследить с помощью дат.
Кто подался на первый аукцион? Это мощные украинские компании, которые давно зарекомендовали себя на украинском энергорынке. Они действительно инвестируют в газодобычу и связаны с крупными финансово-промышленными группами.
Аукцион – наиболее приемлемая форма для компаний, которые реально хотят вкладывать деньги и работать. «Перекупам» открытые аукционы не выгодны.
Стоимость лицензии, даже на прозрачном аукционе, не превышает 1% от общих инвестиций, которые необходимо вложить в разработку месторождения (а это сейсмическая разведка, геологическое изучение, бурение, создание разного рода инфраструктуры и т .д.). Поэтому суммы, поразившие медиапространство на этом аукционе, – 25 млн грн, 30 млн грн и 85 млн грн – на самом деле копейки на общем фоне.
Итак, лицензия, приобретенная на аукционе – прямой путь к хорошим инвестициям, к возможности привлечения средств как на национальном, так и на иностранном рынках. А те, кто хочет взять «бумажку», чтобы потом продать его или привлечь инвестора на какую-то долю, используют другие формы.
Почему на аукцион должны прийти и небольшие фирмы? Для нас важным является привлечение к электронным аукционов менее мощных фирм, которые имеют для начала 20–30 млн грн. Сейчас они увидели, что можно честно выигрывать, и, надеюсь, на следующих торгах они станут участниками.
Привлекают ли лицензии одинаковое внимание? Сравните корпорацию, имеющую 40 лицензий, и небольшую фирму, которая имеет одну лицензию и исследует ее идеально: интересуется новыми технологиями, привлекает средства, следит за бурением. Она, очевидно, более ответственная. Маленькие компании могут привлекать средства из различных фондов или получать частные инвестиции, что для экономики и отрасли в настоящее время имеет больший вес. Например, в аукционе приняли участие крупные корпорации, добывающие 1–1,5 млрд кубов газа в год. В таком случае мы будем наблюдать конкуренцию между тремя фирмами. А надо, чтобы рынок расширялся.
К тому же, «Укргаздобыча» своими «фантастическими» темпами бурения и сейсмического исследования сильно подняла смежный рынок. Сегодня активно возрождаются украинские фирмы, приезжают компании из-за рубежа, многие покупают свои бурильные установки, сейсмическое оборудование, идет развитие геофизических компаний. Отрасль на подъеме, так  как сложились благоприятные условия: легкий доступ, понятное регулирования, очень хорошо работает норма по уменьшению ренты для новых скважин. Это все хорошо стимулирует. Но если вернуть ренту в 55%, то все за два месяца исчезнет.
Сколько нужно времени, чтобы участки стали промыслами? Все зависит от территории, рельефа, собственности на землю, возможностей фирмы финансировать сейсмические, геофизические исследования и бурение.
Есть мнение, что Украина – крупнейшая в мире геологически изученная территория. В советское время, где-то до 1980-х годов, примерно 70% средств, выделяемых на геологическое изучение, осваивалось именно на территории Украины. У нас поисковыми скважинами пробурен практически каждый квадратный километр. А в Западной Украине остались скважины еще с австрийских времен, особенно в районе Борислава. И многие сейчас ищут эти австрийские скважины и изучают их. Можно ли их восстановить и использовать? Вряд ли. А вот «советские» иногда можно.

Те, кто получает лицензии, начинают с вопроса: а есть ли у нас старый фонд? Смотрят, где он размещен, кому принадлежит земля, есть ли доступ к старой скважине. Иногда ее уже физически трудно найти. Ведь, если она была в поле, крестьяне просто срезали фонтанную арматуру сверху и все перепахали. Впрочем, еще живы специалисты, бурившие эти скважины. К ним можно обратиться за консультацией и найти эти объекты

Если они будут найдены, проведут комплекс определенных мероприятий по капитальному ремонту и получат оттуда продукт, объем которого позволит наладить производство, – это хорошо. Однако на этих участках все равно надо бурить новые скважины и вкладывать деньги в инфраструктуру.
Все ли участки перспективные? Когда геологическое изучение будет завершено и окажется так, что скважина пуста, то это уже проблемы покупателя. С такими рисками хорошо знакомы недропользователи. Таковы уж законы рынка. Подобных примеров достаточно – когда участки, которые уже были в использовании, при повторной эксплуатации не давали углеводородного продукта. В таком случае фирмы или отказывались от них, или теряли лицензию. И потом ее снова выставляли на продажу. Поэтому надо узнавать, что было раньше на этих участках, а потом уже принимать какое-то решение. Вслепую гнаться за бумажками – смешно, это огромный пассив.
Как оценить перспективность аукционных участков? На следующий аукцион Госгеонедра выставили участки в Днепропетровской и Харьковской областях, в Западной Украине. Они близки к нефтегазоносным районам или размещены на них. Но все равно их качество невозможно оценить, каждый геолог озвучит свою субъективную оценку потенциала того или иного участка/месторождения.
Специалисты Госгеонедр предоставили профессиональную публичной информации. Но, чтобы решить, идти на участок или нет, надо все равно работать в фондах с первичной геологической информацией, а доступ к ней, как правило, затруднен. За три месяца перед аукционом можно и не успеть все проанализировать. Представители участвующих фирм знают, как получить первичную геологическую информацию оперативно и качественно. Они либо работали в государственных структурах, либо имеют свои информационные каналы.
Те семь участков с первого аукциона (на которые не было спроса) можно еще раз выставить на торги, например, сделав цену дисконтной в связи с тем, что не было претендентов. А можно оставить ту же цену, все зависит от руководства Госгеонедр. Возможно, и на эти участки найдутся покупатели.

Нефтегазоносные районы Украины очень плотно залицензированы, и можно нарезать хоть тысячу участков. Вот сейчас на июньский аукцион выставили Пержанской рудный узел, выделили площадь 1250 кв. км и сделали 10 участков, а могли бы сделать участки по 100 кв. км – и тогда бы еще больше лотов для аукциона.

Почему не идут иностранные инвесторы? Есть надежда, что на следующий аукцион они все-таки придут, потому что наконец закончится политический сезон и станет понятно, куда мы движемся. Недавно в Лондоне пришлось слышать от геологического сообщества: как можно инвестировать в страну, где повсюду висят плакаты «уменьшу цену на газ в четыре раза, в два раза». Что значит – уменьшу? Они не понимают, что в Украине разная цена для населения и промышленности. У них просто газ, который продается по одинаковой цене для всех: есть рыночная цена, и есть механизмы субсидирования социально незащищенных слоев населения.
Сейчас очень важно тесно работать с иностранными инвесторами. Есть специализированные международные журналы, газеты, с помощью которых можно информировать о жизни недроринка Украины.
Делается ли это сейчас на государственном уровне? Такой информации нет. Зато видно активную деятельность Ассоциации газодобывающих компаний. Они публикуют к каждому аукциону краткий обзор на английском языке и пересылают всем желающим, чтобы заинтересовать и иностранных инвесторов. Все, кто может прийти сюда с инвестициями, известны нашему газовому сообществу, со всеми ними есть контакт. Потенциальные инвесторы раз в три месяца приезжают в Украину, встречаются со специалистами, проверяют ситуацию. Им переслать вестник с обзором очень просто.
Приведу пример для сравнения: в Канаде есть огромные территории, которые требуют геологического изучения. Поисковые лицензии на них выдаются бесплатно или за символическую плату в течение нескольких часов. Если ты хочешь потратить деньги в районе полярных широт и понимаешь возможные риски – пожалуйста.

В Украине благоприятные условия для инвестирования: мягкие климатические условия, развитая инфраструктура, практически везде есть газопроводы малого, среднего и большого давления, опытные специалисты этой отрасли. По сравнению с территориями Австралии или Канады мы намного привлекательнее.

Сейчас система ProZorro упростила путь получения лицензий. К системе есть доверие, тем более в аукционах можно участвовать дистанционно. Пока информации о проблемах электронных аукционов не поступало. Поэтому, надеюсь,  ситуация с привлечением иностранных инвесторов качественно изменится.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате