Заболело в мире
60,420,355
Умерло в мире
1,421,650
Вылечилось в мире
38,717,768
Заболело в Украине
677,189
Умерло в Украине
11,717
Вылечилось в Украине
317,395
Samsung vs пользователи: законно ли компания выключает ПО Smart TV

Samsung vs пользователи: законно ли компания выключает ПО Smart TV

Нарушает ли корпорация права потребителей и какую ответственность несет перед ними

Этот материал также доступен на украинском
Samsung vs пользователи: законно ли компания выключает ПО Smart TV
Фото: pixabay

В соцсетях катится волна возмущения: часть украинских владельцев «умных» телевизоров Samsung больше не может пользоваться функционалом Smart Hub/Smart TV на своих устройствах.

При попытке активировать соответствующие приложения, телевизор сообщает, что не все его функции работают в данном регионе. На практике это означает, что дальше устройство будет работать только как обычный телевизор, на котором можно посмотреть традиционные телеканалы или фильмы с флешки, но не получится воспользоваться сервисами типа Netflix или YouTube.

Что могут сделать потребители в такой ситуации и действительно ли компания имеет право на такие действия, рассказал Mind юрист Axon Partners Михаил Юдин.

Ограничение коснулось только устройств, которые были приобретены у неофициальных дистрибьюторов Samsung в Украине. Согласно объявлению на украинском сайте Samsung, «с 1 ноября 2015 года в неофициальных продуктах теперь невозможно активировать платформу Smart Hub». В e-Мanual'ах к телевизорам также содержится оговорка, что отдельные функции Smart Hub могут не поддерживаться в зависимости от поставщика услуг языка или региона. Таким образом компания стимулирует пользователей покупать только «официальную» технику Samsung.

Законно ли покупать технику у неофициальных дистрибьюторов?

Рассмотрим это на конкретном примере. Дано: оригинальный телевизор Samsung, произведенный в одной из стран ЕС, скажем, в Венгрии. Последние две буквы кода модели такого телевизора – XH, что означает, что прибор точно не был локализован производителем для рынка Украины. Компания из Украины, которая не является одним из официальных дистрибьюторов Samsung в Украине, закупает такие телевизоры в Венгрии и импортирует их в Украину для продажи.

Вопрос: соответствуют ли законодательству Украины такие действия украинского дистрибьютора?

Модель, по которой действует украинская компания, называется параллельным импортом, – это импорт, который совершается «параллельно» к тому импорта, который организован самим производителем. Параллельный импорт не обязательно является «серым» (когда товары ввозятся на таможенную территорию по сниженной задекларированной стоимости для уменьшения налоговой нагрузки) или «черным» (когда ввоз осуществляется без прохождения таможенного контроля – за взятку, или вообще вне таможенного поста).

Впрочем, производители пытаются противостоять параллельному импорту, поскольку «параллельные» импортеры в глазах потребителей могут иметь некоторые существенные преимущества по сравнению с официальными дистрибьюторами, в частности:

  • товары, приобретенные за границей, могут быть высшего качества, чем те, которые предназначены для реализации на рынке Украины;
  • из-за различий в ценовой политике производителя для различных регионов может создаваться привлекательная разница в цене.

Один из главных инструментов, который используют производители для борьбы с параллельным импортом – это таможенная защита прав на торговые марки и другие объекты интеллектуальной собственности.

Но существует положение ст. 16 Закона о торговых марках, которое звучит так: «Исключительное право владельца свидетельства запрещать другим лицам использовать без его согласия зарегистрированный знак не распространяется на использование знака для товара, введенного под этим знаком в гражданский оборот владельцем свидетельства или с его согласия[...]».

Такая ситуация называется исчерпанием прав на торговую марку. Аналогичные положения существуют в других законах об объектах промышленной собственности.

Различают три вида режимов исчерпания прав, которые следующим образом влияют на легальность параллельного импорта:

Национальный: права считаются исчерпанными после первого правомерного введения товара в гражданский оборот на территории государства Параллельный импорт: запрещен
Региональный: права считаются исчерпанными после первого правомерного введения товара в гражданский оборот на территории определенного регионального образования Параллельный импорт: разрешен только в пределах региона (например, в странах ЕС, ЕАЭС)
Международный: права считаются исчерпанными после первого правомерного введения товара в гражданский оборот где в мире Параллельный импорт: разрешен

В украинских законах не прописано прямо, какой именно режим исчерпания прав на торговую марку (также на изобретения, полезные модели, промышленные образцы) имеет место, но поскольку никаких ограничительных формулировок в них не содержится, суды в своих решениях склоняются к тому, что в Украина действует международный принцип исчерпания прав на указанные объекты.

Вместе с тем, например, в Российской Федерации и других странах – членах Евразийского экономического союза (ЕАЭС) действует региональный принцип, согласно которому импорт товаров из стран за пределами ЕАЭС без разрешения правообладателя запрещео. Этот факт приобретает несколько иную окраску, если учесть, что до недавнего времени «официальные» телевизоры Samsung для украинского рынка производились именно в Российской Федерации.

То есть, возвращаясь к нашему примеру, после первой продажи телевизора в Венгрии его дальнейший импорт в Украину неофициальным дистрибьютором происходит в пределах исчерпания прав и не является нарушением прав компании Samsung на торговые марки, изобретения, полезные модели или промышленные образцы.

На каком основании Samsung отключил смарт-функции?

Если параллельный импорт вполне законен, то вопрос о нарушении прав Samsung можно закрывать? Здесь самое время напомнить о том, что «фишка» разумных телевизоров – это прежде всего их smart-функции, и именно они были отключены. Smart Hub/Smart TV – это не только аппаратное, но и программное обеспечение (ПО).

ПО охраняется как объект авторского права и для его активации в приобретенном продукте пользователи соглашаются на условия Соглашения, текст которого встроен непосредственно в интерфейс телевизора.

Принимая условия Соглашения, пользователь соглашается, в частности, со следующими положениями:

  • Samsung может исключительно по своему собственному усмотрению приостановить или прекратить предоставление Услуг (или любую часть Услуг) конкретному пользователю или всем пользователям после предварительного уведомления;
  • Samsung редоставляет пользователю ограниченное, персональное, неисключительное, такое, которое не может быть передано, и отзываемое право использовать Услугу только так, как санкционируется в настоящем Соглашении и любых применяемых отдельных условиях от компании Samsung. Доступ к Услугам является предоставленным по лицензии, однако не проданным;
  • Samsung может прекратить действие настоящего Соглашения (a) немедленно, если Пользователь нарушил какое-либо положение настоящего соглашения; <...> (с) после предоставления уведомления за тридцать (30) дней, если Samsung решит, исключительно по своему собственному усмотрению, прекратить или приостановить предоставление услуг на территории, резидентом которой является Пользователь или с которой Пользователь использует Услуги.

Если право собственности на телевизор как товар передается покупателю на основании договора купли-продажи, то право на использование ПО, установленного на этот телевизор, передается по лицензионному соглашению, которое может определять объем, порядок, территорию и другие условия пользования ПО.

Проще говоря, захотел Samsung – включил вам доступ к Smart Hub/Smart TV, захотел – отключил.

Нарушает ли это права потребителей?

Согласно положениям Закона о защите прав потребителей, продавец (изготовитель, исполнитель) обязан передать потребителю продукцию надлежащего качества. Последний, в случае обнаружения в течение гарантийного срока недостатков, вправе требовать соразмерного уменьшения покупной цены, бесплатного устранения недостатков товара в разумный срок или возмещения расходов на устранение недостатков товара.

В случае же выявления существенных недостатков, которые возникли по вине производителя товара (продавца, исполнителя), потребитель вправе по своему выбору требовать от продавца или производителя расторжения договора и возврата уплаченной за товар денежной суммы или замены товара на такой же товар или на аналогичный.

И с этим есть ряд вопросов. Во-первых, при передаче продукции она была надлежащего качества, поскольку многим пользователям доступ к Smart Hub/Smart TV был ограничен лишь через год пользования и больше. Следовательно, это может быть недостатком, выявленным в течение гарантийного срока. Возможность обращения к продавцу с соответствующими требованиями будет зависеть от того, предоставлялась ли на товар гарантия неофициальным дистрибьютором.

Предположим, что гарантия предоставлялась. Является ли в таком случае ограничение доступа к смарт-функционалу, введенное через дистанционные изменения в работе ПО телевизора, недостатком товара?

По закону, недостаток – это любое несоответствие продукции требованиям нормативно-правовых актов и нормативных документов, условиям договоров или требованиям, предъявляемым к ней, а также информации о продукции, предоставленной производителем (исполнителем, продавцом).

Существенный недостаток – более сложная ситуация, при которой использование товара в соответствии с его целевым назначением невозможно, при этом недостаток должен возникнуть по вине производителя (продавца, исполнителя), после устранения проявляться снова по независимым от потребителя причинам и при этом должен обладать хотя бы одним из следующих признаков:

а) он вообще не может быть устранен;

б) его устранение требует более четырнадцати календарных дней;

в) он делает товар существенно другим, чем предусмотрено договором.

Поскольку информация о возможности ограничения функционала телевизора прямо указана в инструкциях пользователя и Соглашении, дезактивация Smart Hub/Smart TV не является недостатком. Впрочем, даже если отсутствие соответствующих функций будет признано недостатком или даже существенным недостатком, остается открытым вопрос о том, кто должен понести за это ответственность, ведь отключение smart-функций осуществил производитель, который не продавал товар в Украину.

Нарушают ли такие действия Samsung законодательство о защите конкуренции?

Любая борьба с параллельным импортом направлена на достижение преимуществ в конкуренции с неофициальным дистрибьюторами. Если такие преимущества являются неправомерными, это может представлять акт недобросовестной конкуренции.

Неправомерными преимущества считаются тогда, когда они достигаются путем нарушения законодательства.

Если, несмотря на вышеперечисленные сложности, в действиях Samsung по блокированию smart-функционала будут обнаружены признаки нарушения прав потребителей и будет вынесено соответствующее решение суда или предписание Государственной службы по защите прав потребителей, в дальнейшем неофициальный дистрибьютор или его покупатели могут обратиться в Антимонопольный комитета Украины (АМКУ).

Если по результатам рассмотрения дела в АМКУ будет установлено, что из-за блокирования функций телевизоров Samsung получил неправомерные преимущества в конкуренции, ответчик может быть привлечен к ответственности, в том числе в форме штрафов.

А как в мировой практике?

Зонирование доступности определенных функций или работы технических устройств применялось в мире и раньше. Производители при этом всегда позиционировали такие мероприятия как вынужденные и вызванные целями борьбы с пиратством и другими нарушениями прав интеллектуальной собственности, тогда как на самом деле главная мотивация заключалась прежде всего в ограничении параллельного импорта.

Австралийская комиссия по конкуренции и правам потребителей (The Australian Competition and Consumer Commission, ACCC) еще в 2000 году отмечала, что расследует вопрос о том, что потребители в Австралии платят более высокие цены за DVD-диски из-за способности правообладателей, таких как кинокомпании, предотвращать конкуренции, ограничивая импорт из стран, где именно такие (разрешенные) видеозаписи продаются по меньшей цене. В 2006 году такие усилия ACCC привели к тому, что Верховный суд Австралии признал средства обхода регионального кодирования не противоречащими закону.

В Европейском союзе аналогичное расследование было начато в 2001 году для определения, противоречит ли региональное кодирование законодательству ЕС о защите конкуренции. Однако дело было спущено на тормозах без опубликования результатов якобы из-за сложности экономического анализа, связанной с сверхбыстрым ростом интернет-торговли и колебанием валютных курсов.

Так или иначе, но дистанционные ограничения функционирования ПО по инициативе правообладателей становятся все более распространенными. В частности, пару недель назад в СМИ и социальных сетях активно репостили новость о том, что компания Tesla отключила функции автопилота на автомобиле Model S конкретного владельца, который приобрел автомобиль, который до этого был в использовании у другого лица. Свои действия Tesla объяснила тем, что новый владелец не платил за эту функцию, а значит, не имеет права ею пользоваться, пока не оплатит новое обновление (по сути, не заключит новое лицензионное соглашение).

Что будет дальше?

Обсуждение нынешних действий компании Samsung в Украине уже получило определенный резонанс, об отключении Smart TV написал ряд крупных интернет-изданий. Кроме того, аналогичные случаи происходят в Российской Федерации, Беларуси и Молдове. Сейчас Samsung несет только умеренные репутационные потери, но если политика компании будет продолжаться в том же ключе, последствия могут быть более неблагоприятными для имиджа Samsung в регионе.

Предлагаемое компанией обращение в сервис-центры для владельцев «неофициальных» телевизоров может обойтись в сумму, которая нивелирует все преимущества от их покупки, или вообще не будет иметь результата. Перспективы как судебного рассмотрения дела, так и обращения в АМКУ довольно призрачны, к тому же для построения положительной практики надо будет приложить значительные усилия юристов и понести существенные финансовые затраты.

Между тем пользователей больше интересует практический вопрос: как быстро и недорого разблокировать smart-функционал своих телевизоров? Опыт показывает, что такие проблемы обычно устраняются не с помощью юридических механизмов, а путем применения различных технических средств обхода блокировки неофициальной «перепрошивкой» телевизоров, применением прокси-серверов, подключением стороннего Smart TV-оборудования и т. д.

Как бы там ни было, выигрыш в этой битве не обязательно будет означать победу в войне правообладателей с параллельным импортом, в которой закон пока на стороне неофициальных дистрибьюторов.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате