Заболело в мире
143,629,848
Умерло в мире
3,059,987
Вылечилось в мире
122,010,330
Заболело в Украине
1,974,118
Умерло в Украине
40,796
Вылечилось в Украине
1,514,472
Приватизация изнутри: что происходит с госактивами

Приватизация изнутри: что происходит с госактивами

И чем отличался процесс при разных правительствах

Цей матеріал також доступний українською
Приватизация изнутри: что происходит с госактивами

15 июля ООО «Смартленд» приобрел государственный пакет акций в размере 100% уставного капитала ЗАО «Гостиница «Днепр», которая находится в центре Киева, за 1 млрд 111 млн 222 тысячи 22 грн. Продажа этого объекта стала событием и подтвердила, что приватизация может приносить деньги в бюджет. 

Какова ситуация с приватизацией другой госсобственности и что мешает этому процессу, рассказал Mind бывший и.о. министра экономики, руководитель по политическим вопросам Киевской школы экономики Павел Кухта.

Когда я работал советником в правительстве Гройсмана приватизация была одним из ключевых приоритетов. Эта та реформа, которая может привлечь и инвестиции, и существенно снизить уровень коррупции, улучшить ситуацию в госуправлении, и решить сразу множество проблем.

К сожалению, тогда сдвинуть этот вопрос не удалось, но все понимали, что он в приоритете. Пришло новое правительство Алексея Гончарука, и Тимофей Милованов позвал меня первым замминистра экономики. Данная должность предполагала решение именно этих задач. 

Тогда мы все понимали, что это необходимо сделать быстро, потому что министерства очень быстро перестают хотеть отдать эти предприятия под приватизацию.

В Украине насчитывается 3700 государственных предприятий. Часть из них – на оккупированной территории. Часть – неработающие.

Работающих – минимум 1500–2000. Среди них стратегических, монополий и предоставляющих уникальные услуги, которые должны остаться в госсобственности, – примерно 200. Остальные – чисто коммерческие, например, недвижимость, аграрные комплексы, бизнес, которым вообще нет смысла заниматься государству.

Кто занимается приватизацией

Тройная команда – Фонд госимущества (ФГИ), Минэкономики и ГП «Прозорро.Продажи» – запустила этот проект.

Мы определили, что отдаем на приватизацию 960 предприятий, и. пока министерства не начали оказывать сопротивление, очень быстро начали процесс их передачи.

К сведению: с 2008 по 2018 год на приватизацию было передано всего 90 предприятий.

Так, в 2019 году нам удалось передать на приватизацию 530 предприятий. И еще 430 – выделить на передачу. Последним решением Гончарука, перед уходом с поста премьер-министра, было то, что мы эти предприятия передаем. К сожалению, оно не было имплементировано.

Насколько я знаю, правительство Шмигаля пересмотрело это решение и планирует более 200 предприятий все же передать на приватизацию.

Сейчас ФГИ отстраивает систему продаж и продает через «Прозорро.Продажи», которая позволяет сделать процесс конкурентным и честным.

Система выглядит так: есть центральная база данных госпредприятий, есть десятки частных площадок, которые предоставляют доступ к аукциону. Благодаря большому количеству площадок нет возможности «договорится», а значит – доступ к аукциону получают все, кому это интересно.

Таким образом у нас всегда есть конкуренция, и, значит, мы продаем по рыночной цене. Благодаря этой системе невозможно, как в девяностые, за 1 гривню купить предприятие.

Успешный опыт

ФГИ развернул продажи и успешно с ними справляется. Приватизация отеля «Днепр» (ранее был в ведении Госуправления делами) – это первая успешна и открытая приватизация после «Криворожстали».

Она показывает, что эта реформа работает. Если ФГИ все же передадут весь намеченный список предприятий, если фонду и «Прозорро.Продажи» дадут возможности «довести до ума» эти предприятия, передать их на продажу и реализовать, то мы получим огромный эффект.

По примерным подсчетам, оценка общей стоимости активов, которые после передачи выделенных на приватизацию предприятий, будут на балансе ФГИ для дальнейшей продажи, составляет примерно $5 млрд. Что сопоставимо с программой МВФ.

Согласно законодательству, еще будет проводиться проверка бенефициарных собственников (не россияне ли это?). Потому что последним продавать запрещено. Затем покупатель оплатит заявленную стоимость – и государство получит свои деньги. Если же что-то пойдет не так, то есть второй покупатель, который предложил не намного меньшую сумму.

Отели – это одна из категорий объектов, которые нужно продавать. Зачем государству заниматься этим бизнесом? Для приватизации мы выбирали те предприятия, которыми государство управляет плохо.
Отель «Днепр» продавался в рамках малой приватизации. Его балансовая стоимость составляла всего 81 млн грн, а продан он был за 1,1 млрд грн.

Большая приватизация – кто на очереди?

Из значимых предприятий, которые могут быть выставлены далее в рамках большой приватизации, – два предприятия, по которым я проводил передачу из Минэкономики в ФГИ, это «Электротяжмаш» и Объединенная горно-химическая корпорация (ОГХК).

Это потенциально очень интересные предприятия, которые ФГИ уже готовится продавать.
Если бы не кризис, то, наверное, до конца года вопрос по этим двум объектам был бы решен. Сейчас парламент на время кризиса запретил большую приватизацию. Проводят малую.

Также интересным остается ОПЗ, несмотря на негативный бекграунд прошлых переносов аукционов.

Что мешает процессу приватизации госпредприятий?

ФГИ уже разработал законопроект, который решает множество технических проблем в процедуре и упрощает ее. Вероятно, в ближайшем будущем его зарегистрируют в парламенте.

Но самое главное здесь другое. К сожалению, в Украине исторически так сложилось, что за каждым государственным предприятием стоят какие-то коррупционные интересы, и они завязаны на кого-то из политиков. На всех этапах этого процесса идет безумное сопротивление.

Когда мы передавали предприятия, я получал угрозы. Глава ФГИ два раза сдавал НАБУ тех, кто приносил ему взятки за ОПЗ.

Происходит постоянное давление, вмешиваются правоохранительные органы в чьих-то интересах, вмешиваются политики.

Эта проблема была самой главной на этапе передачи предприятий, и нам удалось преодолеть это огромное сопротивление, вырвать их зубами и передать в ФГИ. В фонде эта борьба продолжается. Там постоянное сильное давление.

Это вопрос политической воли, вопрос поддержки власти реформаторов. У нас такая поддержка была, она  остается у ФГИ и сегодня.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате