Газовое дежавю: Украина снова заговорила о международном консорциуме вокруг ГТС

Газовое дежавю: Украина снова заговорила о международном консорциуме вокруг ГТС

Кого президент и «Нафтогаз» призывают к сотрудничеству и удастся ли избежать влияния «Газпрома»

Цей матеріал також доступний українською
Газовое дежавю: Украина снова заговорила о международном консорциуме вокруг ГТС
Фото УНИАН

Чтобы европейский бизнес сохранил интерес к развитию отношений с Украиной в вопросах газового транзита и модернизации газотранспортной системы, «Нафтогазу» придется найти возможности для восстановления контактов с «Газпромом». Без вмешательства на высшем политическом уровне эта проблема останется нерешенной.

Президент Петр Порошенко стремится реанимировать идею создания международного консорциума для эксплуатации украинской газотранспортной системы (ГТС). Он ожидает, что «мощная инвестиционная конференция» состоится в Брюсселе в начале 2018 года, и посвящена она будет привлечению инвестиций в украинскую экономику и ГТС для обеспечения энергетической безопасности Европы. По словам Порошенко, «есть стремление европейских газотранспортных операторов к совместной модернизации и эксплуатации» украинской газотранспортной инфраструктуры: подземных газовых хранилищ и магистральных газопроводов.

Газовий консорціум

Иллюстрация «Укртрансгаз»
Газовый консорциум

Зачем Украине снова понадобился «газовый» консорциум? Сотрудничество в рамках международного консорциума, по задумке украинских властей, заставит ЕС отказаться от поддержки строительства совместно с «Газпромом» нового газопровода «Северный поток – 2» в обход Украины. В результате наша страна рассчитывает остаться основным маршрутом для транспортировки российского газа в ЕС, что сохранит около $2 млрд ежегодных транзитных доходов для «Нафтогаза».

«Мы не только критикуем и блокируем этот политически мотивированный проект [«Северный поток – 2»]. Мы предложили возможность создания международного консорциума на основе нашей газотранспортной системы», – подтвердил Константин Елисеев, замглавы администрации Порошенко.

Почему Европа настороже? Но украинская инициатива для европейского бизнеса менее привлекательна, чем совместное предприятие с «Газпромом» в рамках «Северного потока – 2». Консорциум, в отличие от СП с российской корпорацией, не обеспечивает европейским компаниям долгосрочную генерацию прибыли и отдачу инвестиций от совместного бизнеса. Он создается на определенный срок с другой целью.

В статье 120 Хозяйственного кодекса Украины поясняется, что консорциум – это «временное уставное объединение предприятий для достижения... определенной общей хозяйственной цели (реализации целевых программ, научно-технических, строительных проектов и т. д.)» за счет средств участников и из других источников, определенных уставом. И «в случае достижения цели его создания консорциум прекращает свою деятельность».

Кроме того, на конкурентоспособности украинской идеи с консорциумом негативно отражается отсутствие стратегии развития ГТС. Западному бизнесу непонятны возможные сценарии ее эксплуатации в условиях, когда существует риск утраты Украиной статуса основной транзитной страны для российского газа. Без этого ГТС становится менее заманчивым активом для инвестиций.

Какие шаги предпринимает украинская сторона? Вместе с западными консультантами «Нафтогаз» начал комплексно изучать украинские ПХГ. В понедельник НАК сообщил о прошедшем 12 июля учредительном заседании по проекту, который финансируется Еврокомиссией и предусматривает прогнозирование спроса на услуги хранения газа в последующие 20 лет и изучение возможностей Украины на рынке ПХГ.

Пресс-служба «Нафтогаза» уточняет, что на основе полученных результатов будет разработано несколько стратегических сценариев оптимального использования украинских ПХГ. Реализовывать проект будет консорциум, среди участников которого французский оператор ПХГ (Storengy, дочерняя компания ENGIE) и международная юридическая фирма CMS Cameron McKenna Nabarro Olswang.

Определив приоритетом внешней политики расширение интеграции с ЕС, Киев взял на себя обязательства по расформированию холдинговой структуры НАК «Нафтогаз Украины» на отдельные самостоятельные компании по профилю деятельности. Законодательно реструктуризация НАК была оформлена еще в марте 2015 года распоряжением Кабмина №375.

Этим документом правительство утвердило план реформ газового сектора, который предусматривает разработку модели реформирования, согласование ее с энергетическим сообществом и ее исполнение.

Также в 2015 году по инициативе Кабмина был принят закон, который разрешил аренду отечественных магистральных газопроводов и ПХГ зарубежными компаниями, но без права отчуждения. Подразумевается, что собственником и оператором ГТС будет государство Украина, которое владеет не менее 51% акций управляющей компании. А его партнерами смогут выступать только компании из стран Евросоюза или США. Окончательное решение об участии такой компании в уставном капитале оператора ГТС будет принимать Верховная Рада.

Аналогичная схема предусмотрена и для участия зарубежных компаний в предприятии на основе подземных газохранилищ. Для выполнения закона на базе НАК «Нафтогаз Украины» должны быть созданы два публичных акционерных общества: «Магистральные газопроводы» и «Подземные газовые хранилища Украины».

Где кроются подводные камни? Полностью избавить ГТС от рисков возможного влияния российского «Газпрома» на ее функционирование будет непросто. Дело не только в заинтересованности Украины сохранить доходы от транзита российского газа. Крупнейшие энергохолдинги ЕС, на интерес которых рассчитывает Кабмин, тесно сотрудничают с «Газпромом» и по закупкам газа, и в реализации инфраструктурных проектов. Поэтому через европейских партнеров российская монополия сможет повлиять также на условия управления украинскими ГТС и ПХГ.

Остается неурегулированной проблема управления «Нафтогазом» между Минэнерго и Минэкономразвития. Она создает предпосылки для конфликтов вокруг НАК на уровне политических сил из правящей коалиции Верховной Рады, потому что они получают возможность определять состав Кабмина по квотному принципу.

Такая проблема возникла, когда Кабмин в декабре 2015 года решил переподчинить госхолдинг. Тогда произошла передача только корпоративных прав НАК от Минэнерго к МЭРТ, был изменен его устав.

А имущественные права на ключевые активы НАК, которые находятся в распоряжении его дочерних компаний, но не входят в их уставный капитал, остались у Минэнерго. То есть именно Минэнерго отвечает за инвентаризацию и правила эксплуатации этих активов, а у МЭРТ нет соответствующих полномочий, чтобы принимать необходимые решения по вверенному в управление «Нафтогазу» госимуществу.

В частности, ГТС И ПХГ являются государственной собственностью, а их учет ведется в реестре госсобственности Фонда госимущества Украины. ФГИУ, в свою очередь, делегировал функции управления ГТС и ПХГ Минэнерго. А уже Минэнерго передало право пользования этими активами оператору газотранспортной системы Украины – компании «Укртрансгаз», которая входит в структуру НАК.

Такой формат взаимодействия и взаимоподчинения между Минэнерго и «Нафтогазом» остается актуальным до сих пор. МЭРТ в нем не участвует. В ведении Минэнерго остались и другие вопросы, связанные с функционированием НАК. Прежде всего это министерство определяет государственную политику в топливно-энергетическом секторе, в частности в нефтегазовой отрасли. Например, принимает решения о модернизации магистральных газопроводов и строительству мощностей для реверса газа из ЕС. Также Минэнерго реализует программы международного финансирования и т. п.

То есть для «Нафтогаза» подконтрольность Минэнерго по-прежнему актуальна, несмотря на переход 100% акций компании в управление МЭРТ. В 2015 году Кабмин легализовал только передачу корпоративных прав госхолдинга МЭРТ, но проигнорировал имущественные вопросы, которые остались в компетенции Фонда госимущества.

У Киева и Москвы отсутствует четкое представление о том, как дальше будут развиваться контакты «Нафтогаза» с «Газпромом». С 2014 года они сократились до минимума. «Нафтогаз» считает своим достижением отказ от закупок российского газа и переход на поставки по реверсу с территории ЕС. «Газпром» в свою очередь ждет 2019 года, когда срок действия транзитного контракта с «Нафтогазом» подойдет к концу, а новый договор заключен не будет, чтобы переориентировать всю транспортировку на альтернативные маршруты.

Однако остается открытым вопрос о судьбе других долгосрочных контрактов «Газпрома» со странами ЕС, выполнение которых зависит от украинского транзита, а нарушение их условий сулит российской монополии убытки. Например, контракт «Газпрома» с Eustream (Словакия) на транспортировку российского газа действует до 2029 года, и по этому договору «Газпром» будет платить за словацкий транзит вне зависимости от объема. Также есть ряд долгосрочных соглашений, в условиях которых обозначен маршрут транспортировки газа через Украину. В апреле 2014 года в интервью немецкой газете Handelsblatt зампредправления «Газпрома» Александр Медведев уверял, что обязательства по этим контрактам «высечены в граните».

Сроки действия контрактов «Газпрома»
на поставку газа в европейские страны
с транзитом через Украину

Страна Истечение контракта (год)
Венгрия 2015
Босния и Герцеговина 2016
Словения 2017
Сербия 2021
Польша 2022
Болгария 2022
Греция 2026
Австрия 2027
Македония 2027
Румыния 2030
Италия 2035
Турция 2042

Источник: «Газпром»

Почему история повторяется? Привлечь западные компании к инвестициям в ГТС Украина пытается не впервые. Например, еще в 1997 году Shell предлагала Киеву приватизировать магистральные газопроводы, оценив их в $12 млрд. Но украинские власти отклонили это предложение, посчитав такую оценку весьма заниженной.

Глава «Нафтогаза» Андрей Коболев в 2014 году говорил, что стоимость украинской ГТС составляет $25–35 млрд. Тогда же он анонсировал переговоры с западными компаниями по их привлечению к управлению ГТС. Минэнерго направило в адрес Shell, ExxonMobil и Chevron письма с предложением обсудить их возможное участие в судьбе украинских газотранспортных магистралей. Но эта история не получила продолжения из-за обострения кризиса в украинско-российских отношениях и вооруженного противостояния на Донбассе.

До обострения межгосударственных отношений «Нафтогаз» с «Газпромом»  рассматривали возможность создания международного консорциума по управлению украинской ГТС, в котором предусматривалось также участие европейских компаний. При такой структуре соблюдались права всех трех заинтересованных сторон: России как поставщика газа, Украины как его транзитера и стран ЕС как потребителей.

Насколько проект перспективный в нынешних реалиях? Сейчас, когда политические и экономические контакты Москвы и Киева ограничены, не понятна потенциальная роль «Газпрома» в будущем консорциуме, который должен помочь Украине получить доходы от российского газового транзита.

Практика создания консорциумов для поставок газа распространена в Евросоюзе. Поэтому вопрос о перспективах эксплуатации украинской ГТС может быть урегулирован в рамках такой модели, если Киев разработает для западных партнеров привлекательное предложение, перспективное не только с точки зрения энергобезопасности, но и получения прибыли.

Международные консорциумы по транспортировке газа в странах ЕС 

«Строительство – эксплуатация – владение»

Наименование предприятия  Маршрут газопроводов Оператор  Владельцы долей или акционеры 
Trans Europa Naturgas Pipeline (TENP) Нидерланды – Германия – Швейцария      E.On Ruhrgas E.On Ruhrgas (51%), ENI (49%)
Sociedad para el Estudio y Promocion del Gasoducto Argelia-Europa (MedGaz)     Алжир – Испания – Франция CEPSA Sonatrach, CEPSA, Iberdrola, Endesa, Gaz de France 
Gasdotto Algeria Sardegna Italia (GALSI)  Алжир – Сардиния –Италия  Edison S.p.A Sonatrach, Edison S.p.A.,
Ene, Сардиния, Hera Trading 
Enrico Mattei gas pipeline Сo. Ltd (бывший TransMed)  Алжир – Тунис – Италия – Словения Госкомпании  стран-участниц компании по своим секциям ENI, Sonatrach, Sotugat
Greenstream pipeline Ливия – Италия (недостроен в Ливии) Agip Gas
(ENI Group, государственная)
ENI, National Oil Corp.of Libia 
Norpipe natural gas pipeline Норвегия – Германия Gassco
(государственная)
Statoil, Petoro, ConocoPhillips, ENI, ExxonMobil, Norsea Gas, Royal Dutch Shell, Total, DONG
Trans Adriatic Pipeline (TAP) Турция – Греция – Болгария – Македония – Албания
(ввод в эксплуатацию запланирован в 2019–2020 году)
TАР EGL, Statoil, E.ON Ruhrgas

«Строительство – эксплуатация»

Наименование предприятия  Маршрут газопроводов Оператор  Владельцы долей или акционеры 
Arab Gas pipelines
(бывший Euro-Arab Mashreq Gas)
Египет –Иордания – Сирия – Турция
(недостроен в Сирии)
Госкомпании  стран-участниц по своим секциям Госкомпании стран-участниц 
Pedro Duran Farell pipeline (бывший Maghreb Europе Pipeline)  Алжир – Испания Spanish Gas Natural
(государственная)
Госкомпании стран-участниц 
Trans Austria Gasleitung GmbH (TAG) Италия – Австрия OMV
(государственная)
ENI (89%), OMV (11%)
Skanled Норвегия – Швеция – Дания Gassco
(государственная)
Petoro, Skagerak Energi, E.ON Ruhrgas, PGNiG,
Energinet.dk VNG Verbundnetz Gas ,Gasunie,
Göteborg Energi

«Эксплуатация – торговля»

Наименование предприятия  Маршрут газопроводов Оператор  Владельцы долей или акционеры 
Slovensky plynarsky priemysel (SPP) Украина – Словения – Чехия Slovak Gas Holding
(по 50% акций владеют E.On Ruhrgas и GDF Suez)
Slovak National Property Fund, Slovak Gas Holding 
New Europe Transmission System (NETS) Украина – Венгрия –Хорватия Госкомпании  стран-участниц по своим секциям Transgaz, FGSZ , BH-Gas, Geoplin, OMV, Plinacro,
Srbijagas, Bulgartransgaz

Источник: Минэнергоуглепром

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в нашем Telegram-канале Mind.ua
Проект использует файлы cookie сервисов Mind. Это необходимо для его нормальной работы и анализа трафика.ПодробнееХорошо, понятно