Заболело в мире
115,618,088
Умерло в мире
2,569,422
Вылечилось в мире
65,383,259
Заболело в Украине
1,384,917
Умерло в Украине
26,763
Вылечилось в Украине
1,191,022
Ракетные войны в Украине: почему не договорились «Южмаш» и КБ «Южное»

Ракетные войны в Украине: почему не договорились «Южмаш» и КБ «Южное»

И как этот конфликт касается эпизода с «двигателями для КНДР»

Цей матеріал також доступний українською
Ракетные войны в Украине: почему не договорились «Южмаш» и КБ «Южное»
Фото: «Южмаш»

Министерство иностранных дел Украины готовит документы для рассмотрения на Совете безопасности ООН вопрос о непричастности Украины к ракетной программы Северной Кореи (КНДР). Такое поручение МИД получил от президента Петра Порошенко после доклада секретаря СНБО Александра Турчинова 22 августа.

Рабочая группа СНБО под председательством Турчинова проверила все существующие в Украине материалы по ракетным технологиям и процедуры их экспорта и пришла к выводу, что «существующая система государственного экспортного контроля исключает возможность передачи товаров военного назначения в страны, в отношении которых введены санкции СБ ООН».

Напомним, 14 августа в газете The New York Times (NYT, США) появилась статья, где авторы выдвинули предположение, что удачные запуски межконтинентальных баллистических ракет (МБР), проведенные накануне КНДР, стали возможны благодаря утечкам технической документации из Украины или даже поставкам самих ракетных двигателей РД-250.

Представляя свой доклад, Александр Турчинов отметил, что, кроме оккупации и ведения боевых действий на части территорий Украины, Россия использует «тщательно спланированные информационные провокации для системной дискредитации Украины как надежного и прогнозируемого партнера». А статья в NYT появилась, чтобы отвлечь внимание мира от возможного участия России в ракетных программах КНДР.

Главными фигурантами скандала стали ведущие космические предприятия Украины ГП «Южный машиностроительный завод им. Макарова» («Южмаш») и КБ « Южное»им. Янгеля (оба из г. Днепр).

К сожалению, подобный скандал просто не мог не разразиться рано или поздно. Уже много лет время от времени между предприятиями возникают конфликтные ситуации. И особенно напряженными эти отношения стали в последние два года. И не понятно, почему ни правительство, ни СНБО не смогли уладить это противостояние, или – не захотели.

Публикация, живущая собственной жизнью. Статья о возможной причастности Украины к ракетному скандалу была размещена именно на сайте NYT, а не в печатном издании, как писали некоторые украинские СМИ.

Теоретически, она могла бы быть удалена после того, как предположения авторов статьи опровергли сам эксперт Mайкл Эллеман, на заявлениях которого они базировались; представители ГП «Южмаш» и КБ «Южное», СНБО и правительство Украины, и, наконец, Госдеп США заявил, что не подозревает Украину.

В течение 15–16 августа статья методично корректировалась в соответствии с реакцией сторон и людей, в ней упоминавшихся. Самое интересное, что из оригинала исчез абзац, где предполагалось, что двигатель для МБР могли украсть охранники «Южмаша», которым завод задолжал зарплату из-за плохого экономического положения.

В украинских СМИ появился целый ряд фотографий подобных ракет на стапелях в ангарах «Южмаша» и людей рядом с ними. На фото видно, что длина ракет достигает 60–70 м, а отсек – более 10 м, поэтому говорить о тайном вывозе через «задние ворота» просто смешно.

Российский «гибридный» след. В разгар скандала – 16 августа – генеральный директор ГП «Южмаш» Сергей Войт услышал звонок своего мобильника. И точно рассказал человеку на том конце «провода», что он думает о скандале с двигателями: откуда могли выйти документы, кто и что мог передать северным корейцам, а также, что коллегам из конструкторского бюро «Южное» надо меньше «болтать», когда они находятся в заграничных командировках.

Войт не слишком подбирал слова, ведь человек, с которым он разговаривал, представилась секретарем Совета национальной безопасности и обороны (СНБО) Украины Александром Турчиновым.

А уже через несколько часов Департамент маркетинговых коммуникаций «Южмаша» опубликовал пресс-релиз с объяснениями по этому разговору. Оказывается, это был очередной розыгрыш российских пранкеров Лексуса и Вована, запись которого была в полном объеме вывыпущена в эфир 16 августа в 10.25 (по московскому времени) на российском канале «Вести.ру».

Ничего секретного Войт не сказал – наоборот, был абсолютно уверен в невиновности украинских предприятий, поэтому спокойно озвучил свое мнение. Разве что посоветовал коллегам «не болтать», но на то есть свои причины.

Мог ли гендиректор стратегического ракетного завода не узнать голос и специфику разговора секретаря СНБО Александра Турчинова? В свою очередь Турчинов через «Фейсбук» посоветовал Войту «при обсуждении государственных вопросов всегда пользоваться защищенными средствами национального связи, к которым не имеют доступа российские провокаторы». Из этого следует закономерный вопрос: неужели эти люди никогда раньше не разговаривали друг с другом по телефону?

Из чего состоит космический потенциал Украины. После распада СССР, в декабре 1991 года, на территории Украины осталась почти треть ракетно-космического потенциала Советского Союза. 29 февраля 1992 было создано Национальное космическое агентство Украины, с 2011-го – Государственное космическое агентство Украины (ГКАУ), которое взяло на себя управление предприятиями, связанными с космической деятельностью. Всего таких насчитывается более 30.

Неофициальными лидерами считались ГП «Южмаш» и КБ «Южное» из Днепра и ГНПП «Объединение Коммунар» и ОАО «Хартрон» из Харькова.

С 1992 по 2015 год, с небольшими перерывами, ГКАУ возглавляли выходцы из днепровских предприятий: Владимир Горбулин, Александр Негода, Юрий Алексеев. Их ненадолго «подменяли» представители киевских неотраслевых школ Александр Зинченко и Олег Уруский.

Однако 19 августа 2015 года на должность председателя был назначен Любомир Сабадош, руководитель харьковского ГНПП «Объединение Коммунар», специализирующегося на выпуске систем управления ракет-носителей и космических объектов и т. п.

Как возникло противостояние днепровского и харьковского кластеров. Сабадош начал с того, что активировал деятельность украинского-американской рабочей группы по вопросам исследования и использования космического пространства. Искал и устанавливал контакты со всеми имеющимися космическими компаниями США в надежде на дальнейшее сотрудничество. Инициировал разрешения ситуации с «почившим» проектом совместного использования бразильского космодрома Алькантара (проект 2005 года).

Из-за географического расположения и плотности населения Украина не может иметь космодром на своей территории. А любому «космическому» государству необходимо проводить промышленные испытания. Однако Бразилия, не без советов России, как установили чиновники ГКАУ, остановила проект, ссылаясь на финансовые проблемы «с обеих сторон».

Руководство ГКАУ начало консультации с Европейским космическим агентством о возможном участии украинских предприятий в совершенствовании и налаживании непосредственно производства ракет легкого класса как для нужд всего ЕС, так и для отдельных его стран. Легкие ракеты, способные дешево и быстро выводить на орбиту спутники для решения многих современных вопросов, – сегодня наиболее востребованный продукт космической отрасли в мире.

Прежде всего это перспектива для «Южмаша», потому что он строился для серийного выпуска боевых ракет различного назначения. Была определенная кооперация: конструкторское бюро «Южное» разрабатывало проекты ракет, а «Южмаш» их изготавливал. Во времена СССР завод выпускал бытовые приборы для населения, собственные трактора, но этот сегмент так и не стал успешным.

Впрочем, роковым шагом для Сабадоша стала попытка уволить генерального директора – генконструктора КБ «Южное» Александра Дегтярева. Против него были выдвинуты обвинения в коррупция и открыто четыре уголовных дела.

Старая «советская» школа в действии. Дегтярев под натиском Сабадоша не сдается, зимой 2015–2016 годов происходят многочисленные выступления и заявления трудового коллектива КБ «Южное» в защиту Дегтярева, которые, правда, ограничиваются лишь Днепром. Сам Дегтярев не дал ни одного публичного комментария, все контакты с прессой происходят через пресс-релизы и заместителей.

Одни суды увольняют Дегтярева, другие – восстанавливают в должности. В конце концов 28 июля 2016 года правительство на заседании освобождает от должности Любомира Сабадоша без каких-либо объяснений (их нет до сих пор). Несмотря на то что накануне выходит открытое письмо коллективов космических предприятий Днепра и Харькова, «Южмаша» и «Объединения Коммунар», которые просят премьера Владимира Гройсмана «поддержать стремление главы космического агентства Сабадоша сохранить и восстановить отрасль». А также поддержать его действия, «направленные на борьбу с коррупционными сделками некоторых представителей отрасли, развитие предприятий космической отрасли и преодоление негативных явлений предыдущих периодов». Эти призывы правительство не слышит.

Как не договорились «Южмаш» и КБ «Южное». Зато в конце 2016 года на столы ряда правительственных чиновников попадает документ от КБ «Южное» (под руководством Дегтярева) о необходимости объединения КБ «Южное» и ГП «Южмаш» в один концерн.

Реакция производственников ГП «Южмаш» на это предложение была более чем эмоциональной. В распоряжении Mind есть копия письма с ответом, который датируется 24 января 2017 года. Хотя на сайте самого завода эта ссылка сейчас почему-то пустая.

В письме содержатся четкие ответы на проблемные вопросы, которые годами накапливались между днепровскими предприятиями и государственные органы боялись публично озвучить. Предоставляем отдельные абзацы письма в оригинале.

«Инициированное ГП «КБ «Южное» им. М.К. Янгеля» присоединение к нему ГП «Производственное объединение Южный машиностроительный завод им. А.М. Макарова» (завода «Южмаш») путем создания государственного концерна, где полномочия управляющей компании будут возложены на КБ «Южное», программирует космическую отрасль на консервацию кризиса и грозит ей полной потерей конкурентоспособности на мировом рынке.

По мнению «Южмаша», причиной неизбежности коллапса космической отрасли при таком подходе являются как системный конфликт интересов двух предприятий, так и деградация компетенций нынешнего менеджмента КБ «Южное».

Конфликт интересов, в частности, проявляется в том, что КБ «Южное» в первую очередь заинтересовано заниматься разработкой конструкторской документации, не принимая во внимание потенциальную коммерческую перспективу разрабатываемых проектов. В то же время ключевым интересом завода «Южмаш» является серийное производство продукции.

«Южмаш», в силу исторически сложившейся зависимости производства от разработок, оказался заложником интересов КБ. Поскольку производственные мощности «Южмаша» задействуются в ограниченной мере, только для выпуска опытных и экспериментальных образцов техники, которая затем не внедряется в серийное производство в силу своей неконкурентоспособности.

Печальным результатом политики «разработки ради разработки» является отсутствие коммерческих перспектив на мировом рынке уже разработанных КБ «Южное» космических аппаратов Сич-1, Сич-1М, Сич-2, и Сич-2М – разработка которого сейчас идет.

Показательно, что разработка национального телекоммуникационного спутника «Лыбидь» Украина вынуждена была заказать у иностранного подрядчика из-за неспособности разработки надлежащего уровня силами КБ «Южное».

При этом предлагаемый «Южмашем» проект ракеты-носителя легкого класса, который имеет коммерческие перспективы и может обеспечить загрузку производственных мощностей завода, КБ «Южное» оставило без внимания.

Истинные мотивы этого могут заключаться в осознании руководителями КБ «Южное» собственной несостоятельности в сфере основной компетенции.

Пример проекта ракетоносителя «Циклон-4» свидетельствует, что «якобы завершенная в 2009 году» разработка продолжается до сих пор. Десятки тысяч изменений в конструкторской документации, полученные «Южмашем» от разработчиков, дают все основания утверждать, что текущая версия РН «Циклон-4» имеет мало общего с образцом 2009 года и ее разработка все еще не завершена».

Сфокусированность КБ «Южное» на удовлетворении краткосрочных финансовых интересов привела к тому, что за все 25 лет независимости Украины в космической отрасли не было внедрено в серийное производство ни одной новой разработки. Такое состояние дел привело к кризису всех предприятий отрасли и самого КБ «Южное».

Когда конфликты отступают. Кроме вышеприведенного письма, ГП «Южмаш» и КБ «Южное» успели обменяться на своих сайтах и ​​другими взаимными упреками: обвинения прозвучали как от конструкторов, так и от промышленников.

Помимо того, что обмен упреками проходил в публичной плоскости, 20 июня 2017 года Комиссия по вопросам высшего корпуса госслужбы объявила победителем правительственного конкурса на должность главы Государственного космического агентства Украины (ГКАУ)  Павла Дегтяренко, главного конструктора ГП «КБ «Южное».

Впрочем, правительство не решилось утвердить представителя КБ «Южное» в должности. И. о. председателя ГКАУ остался Юрий Радченко (он является и. о. с 14 сентября 2016 года), который более 40 лет проработал на харьковском ГНПО «Коммунар». Он продолжил курс на интеграцию Украины в мировые и европейские космические сообщества. А менее чем через два месяца появилась статья в NYT.

Впрочем, 15 августа оба предприятия выложили на своих сайтах одинаковые пресс-релизы с объяснениями, что: двигатели РД-250 изготавливались еще в 1960-х годах во времена СССР; вся документация по ним была разработана на российском НПП «Энергомаш»; с «Южмаша» эти двигатели выходили только вмонтированными в ракеты «Циклон»; ни одного отдельного экземпляра двигателя не было; с 1987 года всю документацию засекретили; в 1990-х годах на «Южмаше» вообще были разобраны производственные линии для боевых ракет. На защиту чести и достоинства Украины и ее космического потенциала встали все – все ступени высшей власти и обе конфликтующие стороні.

Российские пранкеры сообщили гендиректору «Южмаша», что завод хотят передать руководителю и основателю американской SpaceX Маску. При всей, казалось бы, абсурдности этого утверждения, его можно воспринимать как дельный совет. Может, и действительно, стоит пригласить команду Маска на предприятие – либо в качестве инвесторов, либо консультантами по перспективным направлениям развития космической техники в Украине.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате