mind
Глубокие горизонты: почему Украина в ближайшее время не станет энергонезависимой

Глубокие горизонты: почему Украина в ближайшее время не станет энергонезависимой

И что необходимо сделать, чтобы поддержать отечественную газодобычу

Этот материал также доступен на украинском
Глубокие горизонты: почему Украина в ближайшее время не станет энергонезависимой
Фото Shutterstock

Украинцев ожидает очередное повышение цен на газ, по крайней мере, этого требует Международный валютный фонд. Украина – импортозависимая страна: в 2017 году более трети газа, который использовала отечественная экономика, было приобретено в Европе. А значит, цены на него должны быть рыночными, и не создавать нагрузку на бюджет.

Правительство ищет возможности оттянуть принятие такого непопулярного решения, заморозив тарифы до конца І квартала 2018 года. Однако уже в апреле предстоит объявить: на сколько и в какие сроки цены будут повышаться. Но пока чиновники предпочитают рассказывать, как через несколько лет Украина станет энергонезависимой, будет сама себя обеспечивать газом, и тогда цены на газ снизятся.

«Я хочу, чтобы через три-четыре года мы стали страной, которая обеспечивает себя собственным газом. Как только это произойдет, мы на 20–30% сможем снизить цену. Думаю, сделать это фундаментально можно будет в 2020 году», – заявил премьер-министр Владимир Гройсман в интервью в конце января.

В 2017 году украинцы потребили 31 млрд куб. м газа, а добыли собственного – 20,5 млрд кубометров. Чтобы достичь энергонезависимости, в конце 2016 года правительство утвердило Концепцию развития газодобывающей отрасли до 2020 года. Она предусматривает увеличение собственной добычи до 27,5млрд куб. м в год. Из них 20,1 млрд должно добывать государственное ОАО «Укргаздобыча» (УГД), а еще 7,4 млрд – независимые компании.

А населению и промышленности придется идти двумя путями: к 2020 году, с одной стороны, сократить потребление на 4 млрд кубов, с другой – нарастить добычу почти на 7 млрд куб. м. До этого момента осталось всего три года, и отечественные газодобытчики не очень уверены, что эта программа будет реализована.

Кто и сколько добыл? Из общего объема добычи в 20,5 млрд кубометров наибольшая доля принадлежит «Укргаздобыче» – 15,25 млрд кубов. Это на 4,4%, или 645 млн кубов, больше, чем в 2016 году. Кроме того, этот уровень добычи стал рекордным для компании за последние 24 года.

ПАО «Укрнафта», где государство имеет 51%, добыла 1,1 млрд кубов, или на 17% меньше, чем в 2016-м году (1,3 млрд кубов). Еще 4,2 млрд кубов пришлось на долю независимых добытчиков. Они также сократили производство на 0,4% (примерно на 17 млн кубов) по сравнению с прошлым годом. И это при том, что в 2016 году они показали рост на 7%; а в 2015 году – на 20%.

«Как и прогнозировала наша ассоциация в начале 2017 года, мы получили стагнацию добычи независимыми добытчиками. Основная причина – высокая налоговая нагрузка на отрасль в 2014–15 годах. Такой фискальной нагрузки ни в одной импортозависимой стране не было. Иссякли резервы, как видим», – объясняет Роман Опимах, исполнительный директор Ассоциации газодобывающих компаний Украины.

Одной из причин падения добычи «Укрнафты» эксперт назвал вынужденное приостановление работы шести месторождений, потому что Государственная служба геологии и недр (Госгеонедра) не продлевали компании действия спецразрешений на месторождения.

Также, в последние годы не было иностранных инвестиций в отрасль из-за огромных рисков военных действий, нестабильности фискальной политики и тяжелой регуляторной среды. С начала получения спецразрешения до начала введения месторождения в промышленную эксплуатацию нужно было потратить более трех с половиной лет. При этом более одного года – чтобы оформить различные разрешения для начала бурения скважины при том, что сама скважина бурится в среднем от 2 до 4 месяцев.

Как функционирует месторождение и что такое естественное падение дебита? Одним из свойств любого месторождения полезных ископаемых, к сожалению, является то, что оно исчерпывается. То есть с каждым годом идет естественное падение, объемы которого даже можно вычислить. Например, в 2017 году естественное падение дебита украинских месторождений должно было составить 1,4 млрд кубов газа.

Зато УГД не только остановила это падение, но и нарастила добычу на 645 млн кубов. Фактически компания дала государству более 2 млрд кубометров газа. Это произошло за счет внедрения беспрецедентных технических мероприятий на скважинах и месторождениях, которые в независимой Украине практически не проводились. На такие меры необходимы средства, что в свою очередь увеличивает себестоимость газа. А любая власть во времена независимости пыталась удерживать себестоимость отечественного газа на низком уровне.

Получался порочный круг – свою газодобычу держали на «голодном пайке», из-за чего происходило ежегодное падение добычи, а нужный объем закупали в России по коммерческой цене, то есть отдавали деньги на развитие чужой отрасли.

Как увеличивала добычу «Укргаздобыча»? Впрочем, известные и опробованные в мире технические мероприятия могут поддерживать дебит скважин на стабильном уровне достаточно длительное время. В середине 2016 года УГД разработала собственную программу увеличения добычи «20/20» – в 2020 году выйти на добычу 20 млрд кубов газа в год. Там указаны основные направления работы.

«Прежде всего это широко известная операция по интенсификации скважин – гидроразрыв пласта, или ГРП. Мы провели 120 таких операций, коэффициент успешности – 98%: из 100 скважин мы только по двум не получили тот результат, на который надеялись. А если говорить по кубометрах, то мы получили от этих операций на 16% больше, чем планировали. Итак, благодаря ГРП дополнительно получили почти 780 млн кубов газа и 90 млн кубов жидких углеводородов», – рассказывает Александр Романюк, исполнительный директор УГД.

По его словам, себестоимость этих операций очень низкая: если сравнивать с бурением, то стоимость одной скважины равна десяти, а то и больше, операциям ГРП.

Второе направление – капитальный ремонт скважин (КРС). Проведено более 800 операций, которые позволили не потерять еще 500 млн кубов газа. Над этой программой в УГД работает 45 собственных станков капитального ремонта и 23 – привлеченные от частных сервисных компаний. На 2018 год УГД уже определила месторождения и скважины, на которые нужно дополнительно привлечь еще 50 станков. В ближайшее время будет объявлен тендер.

Третье направление – колтюбинговые операции: это способ быстро добраться до той части скважины, где есть проблемы или надо решить какие-то технические задачи. Операции выполняются и при пуске скважин после бурения, и после проведения операций по ГРП, КРС и других. Для этого используются специальные колтюбинговые станки. Ранее в год проводилось 4–5 таких операций, в 2017 году – 580.

Четвертый – наземная инфраструктура. Построено пять крупных дотисково-компрессорных станций (ДКС) и пять малогабаритных ДКС, которые помогают держать стабильную добычу в разные сезоны. Также построено 25 км между промышленными газопроводами и 222 км так называемых шлейфов, которые соединяют скважины на месторождениях. Благодаря этому было подключено 52 новые скважины.

Король стратегии – бурение. Однако главным направлением увеличения газодобычи остается бурение. Речь идет о новых скважинах на уже действующих месторождениях и на новых площадях. В 2017 году «Укргаздобыча» объявила масштабную программу бурения, на реализацию которой впервые было решено пригласить внешних буровых подрядчиков. Для этого были объявлены международные тендеры, планировалось привлечь 15 станков.

У компании есть собственное буровое подразделение – «Укрбургаз», который владеет 65 буровыми станками. И перед началом тендеров некоторые украинские «эксперты» обвиняли УГД в том, что они вместо того, чтобы платить деньги своим подрядчикам, хотят отдать их иностранным. Но, как показала практика, работы для бурения хватит всем – и государственным, и частным фирмам, как из Украины, так и из-за рубежа.

В 2017 году удалось пробурить 248 000 погонных метров. Из них «Укрбургаз» пробурил 240 000 м, что на 21% больше, чем в 2016 году. Еще 8000 м пробурили привлеченные внешние подрядчики.

К сожалению, из 15 объявленных на тендерах буровых удалось привлечь лишь 8 станков. Одна компания отечественная, частная, бурит одну скважину. Хорватская компания Crosco отвечает за три скважины. Четыре станка едут из Китая, в ближайшее время начнут работать. Еще на семь станков объявлен новый тендер, сейчас идет изучение предложений.

Кроме привлечения буровых по контрактам, впервые в истории УГД был проведен тендер и заключен договор на закупку еще 15 мощных современных буровых станков. 5 станков будет от ведущей немецкой компании Bentag, и еще 5+5 – от китайских компаний. Семь станков УГД ожидает уже в этом году, они будут переданы в «Укрбургаз».

Активные буровые работы и вспомогательные новые технологии позволили впервые за последние 40 лет пустить на месторождениях УГД скважину с дебитом более 1 млн кубов в сутки. Это скважина №22 на действующем Краснокутском месторождении. В «Укргаздобыче» надеются, что в последующие годы смогут получить больше скважин с миллионным дебитом.

Общие проблемы с лицензиями. И государственные и независимые добытчики в один голос заявляют – государство саботирует выдачу специальных разрешений на новые участки. У компаний нет новых площадей под изучение и разработку. «Мы сделали анализ, который показывает, что за последние годы доминирующими способами получения лицензий в Украине были способы вне аукционов. То есть участки были получены не на прозрачных, не на конкурентных, не на аукционных условиях. И объем даже этих участков очень мал», – говорит Даниил Майданик, председатель правления Ассоциации газодобывающих компаний.

Председатель правления «Укргаздобыча» Олег Прохоренко привел более точные данные: в 2017 году состоялся только один аукцион по продаже углеводородного участка. Почти три года Госгеонедра, задачей которой является организовывать и проводить аукционы, не имеет постоянного руководства. Требовать от временных чиновников наладить работы – пустая трата времени.

«Я помню наши дебаты с Госгеослужбой, наши походы в Кабмин, где мы настаивали, что нам нужны новые лицензии, нам надо увеличивать ресурсную базу. В 2016 году мы добились того, что нам было выдано 13 новых лицензий. В 2017 году мы получили только четыре новых спецразрешения. И снова нам приходится ходить, убеждать, выбивать их в Держгеонедра и как-то двигаться вперед», – жаловался журналистам Олег Прохоренко.

Результатом работы на полученных участках стало то, что в 2017 году были открыты месторождения, которые полностью замещают годовую добычу УГД: если за год добыли 15,25 млрд кубов, то нашли промышленные залежи еще на 15,5 млрд углеводородов. Такое замещение произошло впервые с 2010 года. Ранее при добыче в 14,5 млрд кубов замещения составляло лишь 6–7 млрд кубов. То есть перспектива развития отечественной газодобычи ежегодно сужалась.

Сколько лицензионных участков могут стать промышленными месторождениями? Олег Прохоренко также уточнил, что, когда речь идет о лицензии, то это не означает автоматически – месторождения «Если из 10 участков будет 1–2 месторождения, то это хорошо. В нашей программе «20/20» стоит пункт – ежегодно, начиная с 2016-го, получение 20 участков для поиска месторождений. За три года мы должны были получить 60 участков, из них, если повезет, открыть 5–10 новых месторождений. В 2020 году с новых участков планировалось добыть 2,8 млрд кубов в год. Нет участков – нет добычи».

Согласно той же программе, в 2018 году «Укргаздобыча» должно была выйти на уровень добычи в 16,5млрд кубов, из которых 1 млрд кубов должен был добываться с участков, которые стали новыми месторождениями. Но сегодня в планах УГД на текущий год стоит добыча 15,94 млрд кубов, то есть потеря более чем полмиллиарда кубов как раз с тех участков, которые компания вовремя не получила и не провела геологические исследования.

Такая же проблема стоит перед независимыми добытчиками газа, которые считают, что иностранные инвесторы уже готовы прийти в Украину, поэтому 2018-й должен стать годом масштабного предложения новых участков со стороны государства. «Есть мощная геологическая база, мощная информационная база, и самым правильным способом является выдача лицензий через аукционы. Если мы сравним Украину со странами-конкурентами – Польшей, Норвегией, Великобританией, Ираком, Индией, которые борются с нами за инвестиции, то объем участков, которые там выдаются через аукционы, гораздо больше. Украина в этой конкуренции проигрывает. И мы не знаем никаких планов по аукционам в 2018 году. И это проблема для продвижения Украины за рубежом», – отметил Даниил Майданик.

Какие проблемы надо решить, чтобы стать энергонезависимым государством? В 2017 году власти и парламент страны почти прошли первый этап реформы газодобывающей отрасли. Во-первых, значительно сократили ренту до 12% и 6% на новые скважины (глубиной до 5000 м и более 5000 м соответственно). И зафиксировали эти ставки на пятилетний срок. Во-вторых, началось отчисления 5% ренты непосредственно в бюджеты местных общин. В-третьих, приняты новые Правила разработки нефтяных и газовых месторождений и отменены требования повторной переоценки запасов каждые пять лет. Эти условия сделали Украину одной из самых привлекательных стран Европы для работы на газонефтяных месторождениях.

К сожалению, законопроект №3096-д, который значительно упрощает разрешительную и регуляторную процедуры и ускоряет процедуру отвода земель под бурение скважин, приняли только в первом чтении. Добытчики очень ждут, что парламент в ближайшее время примет закон в целом и запустит его в действие. Также компании сомневаются, что государство быстро организует регулярные аукционы по продаже лицензий, но надеются хотя бы заставить госорганы создать открытое широкое предложение участков, которые будут продаваться через аукцион.

Только при условии решения всех этих проблем можно начать говорить о том, что Украина в ближайшем будущем выйдет на самообеспечение газом. Но в 2020 году этого уже точно не произойдет.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате