Заболело в мире
18,364,694
Умерло в мире
695,848
Вылечилось в мире
10,965,634
Заболело в Украине
74,219
Умерло в Украине
1,764
Вылечилось в Украине
40,613
«МаскиШоуСтоп» в действии: как СБУ «выполняет» нормы закона

«МаскиШоуСтоп» в действии: как СБУ «выполняет» нормы закона

На примере обысков в IT-компаниях Pillar, Vinconet и Ipan

Этот материал также доступен на украинском
«МаскиШоуСтоп» в действии: как СБУ «выполняет» нормы закона
Фото УНIАН

В конце прошлой недели сотрудники Главного следственного управления СБУ провели в Виннице обыски в трех IT-компаниях – Pillar, Vinconet и Ipan. Согласно данным самих предприятий, их работа заморожена, изъяты жесткие диски со 110 компьютеров, а также конфискованы шесть офисных и около десяти личных ноутбуков. Прямой ущерб оценивается более чем в $30 000. Вероятные косвенные потери могут превысить $100 000.

На этой неделе премьер-министр Владимир Гройсман поручил Минюсту, Офису бизнес-омбудсмена и Офису поддержки инвестиций проанализировать проведение на предприятиях обысков, прошедших на прошлой неделе. Кроме того, он предложил провести заседание специальной комиссии, образованной для мониторинга выполнения закона о защите бизнеса за №2213-19, получившего в народе название «МаскиШоуСтоп».

Раннее премьер уверял, что время произвола правоохранительных органов прошло: «Мы никому не дадим совершать беззаконие над украинским бизнесом». А президент Петр Порошенко подчеркивал во время подписания закона, что его нормами установлен запрет на изъятие электронных информационных систем, если это прямо не предусмотрено решением суда, и обязанность стороны обвинения – делать копии необходимой информации. 

Mind выяснял, как выполняются нормы закона и обещания первых лиц государства на примере обысков в упомянутых компаниях.

Версия СБУ. Mind обратился в СБУ с просьбой указать, какие статьи УК инкриминируются этим компаниям, сколько оборудования там было изъято, а также пояснить свою позицию. Пресс-секретарь СБУ Елена Гитлянская сообщила, что информация о данных обысках будет размещена на сайте ведомства 19 марта. 

Пресс-релиз был опубликован днем позже, 20 марта. Там сообщается, что СБУ заблокировала финансовые операции с временно оккупированными территориями. «В рамках открытого уголовного производства правоохранители установили, что одна из винницких коммерческих структур обеспечивает прием платежей с РОS-терминалов, функционирующих в так называемых «Д/ЛНР» и временно аннексированном Крыму, а также с интернет-ресурсов небанковских финучреждений. Сотрудники СБУ задокументировали, что дельцы осуществляли непосредственную техническую поддержку и обслуживание серверов, задействованных в противоправной деятельности. Они, в частности, обеспечивали прикрытие незаконного механизма через использование процессинговой системы как технологической прокладки между терминалами теневого рынка услуг и другим процессинговым сервисом», – написано в релизе.

По данным ведомства, во время санкционированных судом обысков в офисных помещениях коммерсантов правоохранители изъяли документацию с доказательствами нелегальной деятельности платежной системы, жесткие диски, ноутбуки, компьютеры, на которых может содержаться информация в электронном виде, подтверждающая функционирование указанной платежной системы на территории, подконтрольной террористическим организациям «Д/ЛНР».

«Подчеркнем, что во время обыска сотрудники СБУ для недопущения блокирования работы предприятия не осуществляли отключения и изъятия серверов. Вся компьютерная техника, незадействованная в проведении финансовых сделок, после соответствующей проверки в максимально сжатые сроки будет возвращена владельцам», – отмечается в пресс-релизе.

В ведомстве сообщают, что уголовное производство открыто по признакам преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 190 (мошенничество), ч. 2 ст. 200 (незаконные действия с документами на перевод, платежными карточками и другими средствами доступа к банковским счетам, оборудованием для их изготовления), ч. 3 ст. 27 (виды соучастников), ч. 1 ст. 205 (фиктивное предпринимательство), ч. 3 ст. 209 (отмывание доходов), ч. 1–3 ст. 258-5 (финансирование терроризма), ч. 2 ст. 364 (злоупотребление властью или служебным положением).

Версия компаний. По мнению адвоката компаний Pillar, Vinconet и Ipan Романа Корченюка, причины визита силовиков необоснованы. «Деятельность предприятий, в которых проведены обыски, никакого отношения к уголовному производству не имеет. В определении суда на обыск даже не были указаны их названия, лишь адрес офисного центра, в котором арендуют помещения эти три IT-компании», – отмечает Роман Корченюк.

По мнению спикера, сомнительна и сама суть уголовного дела. «Насколько мы поняли из определения суда на обыск, есть некая компания, которая является собственником платежных систем. Она подписывала договоры с другими фирмами, которые устанавливают терминалы. Одно из этих предприятий поставило терминал в Горловке. Жители оккупированной территории через него пополняли свои счета за пользование мобильной связью «Киевстар». Деньги перечислялись на территорию Украины. СБУ посчитала это финансированием терроризма», – рассказывает  Корченюк. Спикер предпочел не анализировать логичность выстроенной аргументации. По его словам, в СБУ предположили, что в винницких офисах сидят программисты, которые предоставляют техподдержку платежной системе.

Как изымали оборудование? «Мы предоставляли следственной группе документы, подтверждающие, что обыскиваемые компании не сотрудничают ни с платежной системой, ни с их подрядчиками. Кроме того, в определении на обыск судья Шевченковского райсуда Киева разрешил изъять только ту технику, с которой проводится техподдержка платежной системы. Мы предлагали проверить всю нашу технику, давали к ней доступ, буквально упрашивали поискать доказательства», – рассказывает адвокат.

Однако представители СБУ даже не включали технику. Компромиссные решения тоже не были услышаны. «Мы предлагали скопировать для СБУ всю нашу информацию с носителей. Далее просили разрешить снять копии с изымаемого оборудования, чтобы работа компаний не остановилась. Но «старший по обыску», как он сам себя назвал, не пожелал позволить нам это сделать», – рассказывает Роман Корченюк.

На нескольких видео, выложенных адвокатом в Facebook, видно, как «старший по обыску» категорически отметает все предложения руководства компаний. «Вы можете обжаловать мои действия где угодно», – ответил на протесты сотрудник СБУ.

Из не понятого редакцией: если бы Pillar, Vinconet и Ipan действительно оказывали техподдержку сайтам платежной системы, какие статьи Уголовного кодекса они бы нарушили?

Кроме того, по мнению адвоката, еще одним нарушением УПК стало проведение обыска без должностных лиц компаний: «Когда на обыск приехали адвокаты с директорами, техника была уже разобрана». Но нормам УПК, перед началом мероприятия правоохранители должны зачитать должностным лицам определение суда на обыск.

Об ущербе. По словам адвоката, прямой ущерб от изъятия техники оценивается в более чем $30 000. Также партнеры IT-предприятий могут выставить штрафные санкции по договорам за простой (до $100 000). «Одна из компаний, подвергшихся обыску, работает с израильским партнером – крупнейшим предприятием с мировым именем. Не исключено, что предприятие из Израиля может разорвать отношения с ней, поскольку обыск – вероятные репутационные потери и для него. Если эта информация станет известна в Израиле и США, то акции израильской компании могут «просесть». Нам уже звонили израильские партнеры и спрашивали, как такое вообще возможно. Я не знал, что им ответить», – рассказывает Роман Корченюк.

Дальнейшие действия компаний. По словам адвоката, компании намерены обратиться в правоохранительные органы с заявлением о совершении преступления должными лицами СБУ. А также подать иск в суд о признании увезенной техники имуществом, изъятым без законных оснований.

Адвокат считает, что реальные причины обыска не связаны с уголовным производством. «У меня несколько версий. Считаю, сотрудники ведомства отрабатывали заказ конкурентов – либо платежной системы, либо наших коллег по рынку. Или же сотрудники СБУ настолько непрофессиональны, что неспособны проверить содержимое техники», – полагает Роман Корченюк.

Версии сторонних юристов. Mind попросил незаангажированных адвокатов проанализировать выполнение норм закона «МаскиШоуСтоп» на примере данных обысков.

Адвокат, партнер Ario Law Firm Евгений Грушовец рассказывает, что с декабря 2017-го изменился порядок проведения обыска в связи с принятием закона «МаскиШоуСтоп», которым возложена обязанность допускать адвоката к обыску, фиксировать ход проведения следственного действия, а изъятие компьютерной техники должно происходить в исключительных случаях.

«Казалось бы, с принятием этого закона случаи нарушения прав обыскиваемых лиц минимизировались. Но на практике все выглядит по-другому. Сразу после того как начали применяться новые нормы закона, адвокаты констатировали, что количество обысков не уменьшилось, а компьютерная техника, как и раньше, изымается, а не копируется информация с нее. Адвокатам же не предоставляется право фиксировать проведение обыска в связи с тем, что он не получил статус защитника, так как ни одно лицо не имеет статуса подозреваемого», – поясняет Евгений Грушовец.

По его мнению, описанный в статье пример – не исключение. «По-прежнему представители правоохранительных органов, злоупотребляя своими правами, продолжают изымать компьютерную технику. Обыск, который проводится в ІТ-компании, фактически останавливает ее деятельность, так как компьютерная техника является единственным средством осуществления их деятельности», – полагает партнер Ario Law Firm.

Спикер считает, что только строгое соблюдение правоохранителями принципов и норм УПК, а также привлечение к ответственности виновных в нарушении прав бизнеса и компенсация причиненного материального ущерба, сможет в дальнейшем исправить ситуацию. При этом, следователь несколько раз подумает, как проводить следственные действия, чтобы не навредить бизнесу.

По мнению адвоката Дениса Овчарова, изменения в УПК, которые вступили в силу 7 декабря 2017-го, никоим образом не связывают руки следователю от обыска «везде» и изъятия «всего». «Маски сняты, но традиции остались те же. Кроме пиара, изменения в УПК были направлены на акцентирование прописных истин, которым должны были учить следователей и судей еще в вузах», – полагает Денис Овчаров.

По его словам, нарушения, допущенные на описанных обысках, можно использовать в суде при возврате имущества. «Если же будут обнаружены «важные» вещественные доказательства, то в суде они, возможно, будут признаны недопустимыми. При большом желании можно инициировать привлечение следователя и других лиц, которые сопровождали «веселье», к уголовной ответственности, если будет доказан факт злоупотребления служебным положением и ущерб от него», – рассказывает адвокат.

По его мнению, в дальнейшем многое будет зависеть от активности потерпевших. «Обычно айтишники не любят «инвестировать» в нападение (в оплату работы адвоката и экспертиз). Как показывает практика, все заканчивается возвратом изъятой техники, допросами и «обнимашками». А дела о финансировании терроризма, также как и о распространении порнографии – до суда не доходят», – отмечает Денис Овчаров.

В 2017 году правоохранители подали в суды 118 884 ходатайств о проведении обысков – в 45 раз больше, чем в 2012-м. Около 85% таких «просьб» удовлетворяется судьями

По словам CEO юридической компании Axon Partners Дмитрия Гадомского, обыски в Украине давно превратились в подобие школьных медосмотров: они никому не нужны, но их обязательно нужно пройти, потому что иначе никак нельзя. «Правоохранительные органы свели на нет доверие к ним. СБУ, ГПУ и прочие не могут перед обыском банально погуглить компанию, в которую они собираются наведаться. Они не умеют формулировать свои мысли здраво, вменяемо и публично объяснять цели обыска», – полагает Дмитрий Гадомский.

По его мнению, ситуацию может изменить только глобальная перезагрузка правоохранительной системы. «Я не хочу никого оскорблять, в органах есть прекрасные люди и отличные специалисты. Особенно высока их концентрация в киберподразделениях. Но все вместе они представляют собой организованное преступное объединение с первоочередной задачей портить бизнес-климат. Никакие новшества УПК не помогут изменить культуру и подходы. «МаскиШоуСтоп» – на моей памяти вторая инициатива приструнить желание правоохранителей обыскивать кого-угодно по любому основанию», – резюмирует CEO Axon Partners.

Уже после публикации статьи адвокат Роман Корченюк сообщил Mind, что компаниям Pillar, Vinconet і Ipan 20 марта вернули все изъятое ранее оборудование.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате