Венчурный инвестор: «Для успеха стартапа команда важнее, чем все остальное вместе взятое»

Венчурный инвестор: «Для успеха стартапа команда важнее, чем все остальное вместе взятое»

Энис Халли – о том, чего не хватает стартаперам, и какие проекты интересуют инвесторов

Цей матеріал також доступний українською
Венчурный инвестор: «Для успеха стартапа команда важнее, чем все остальное вместе взятое»
Фото: личный архив Эниса Халли

Пока амбициозные изобретатели и предприниматели придумывают новые стартапы и ищут способы их реализации, Mind решил упростить эту задачу и найти ответы, которые помогут им воплотить свои идеи. Мы пообщались с Энисом Халли, венчурным капиталистом, партнером американской инвестиционной компании 500 Startups и 500 Istanbul, о том, чего не хватает стартаперам на Seed-этапе, какие проекты интересуют инвесторов и какие страны имеют шансы стать очагами развития стартап-индустрии.

Именно этого собеседника Mind выбрал не зря: Халли развивает эко-систему стартапов в Турции и занимается выводом проектов на международный уровень. Вместе с 500 Startups он помог более чем 2000 проектов в 60 странах мира. Вскоре Халли приедет в Киев на UNIT INVESTMENT SUMMIT'18, где 16 октября расскажет о стратегии 500 Startups по демократизации доступа к капиталу и ноу-хау.

– Начиная с 2010-го (год создания 500 Startups) 500 Startups инвестировали более чем в 2000 компаний. Какое время было наиболее плодотворным для действительно ценных и новейших идей и продуктов? Можете ли вы сказать, что сегодня лучшее время для VC-фирм?

– Венчурный капитал и предпринимательство в целом – это игра на истощение. Каждая эра предоставляет разные возможности с технологическими изменениями, уровнем адаптации клиентов или колебаниями стоимости, создает новые открытия. 2008–2012 годы были очень прибыльными, учитывая технологические изменения и масштабные возможности, созданные мобильными устройствами.

Мобильные устройства соединяют весь мир экономически эффективно, а бизнес-модели и услуги стоимостью в миллиарды долларов появляются вокруг этой сферы. Мы все еще ждем, когда можно будет увидеть ликвидность данного периода, однако очевидно, что это точно пошло на пользу VCs и позволило классу активов удваивать показатели год за годом.

– Как изменился рынок с тех пор, как вы начали свою деятельность венчурного партнера? Какие веские трансформации вы видите?

– Многое изменилось в мире VC с тех пор, как я присоединился к 500 Startups три года назад. Количество капитала, который доступен в течение цепочки создания стоимости, значительно выросло благодаря государственным учреждениям и корпорациям, которые вкладывали деньги в класс активов. В результате многие фонды, которые занимаются финансированием на начальных этапах, подняли еще больше средств и начали инвестировать на более поздних этапах.

Между тем фирмы, занимающиеся финансированием на более поздних этапах, стали инвестировать в предприятия на начальных стадиях, чтобы получить доступ к сделкам в последующих раундах. Поэтому я не думаю, что начальные раунды стали менее привлекательными, чем раньше, несмотря на очень высокие точки входа.

Другая часть мира, особенно Китай, догнала США в объемах финансирования. И мы видим, что предпринимательство расцветает по всему миру. Каждая страна считает предпринимательство и технологии своим приоритетом. Я верю, что почти каждая страна будет иметь стартап-единорог (проект с миллиардной капитализацией. – Mind), который зародится на локальном уровне и возрастет до международного через несколько десятилетий.

– Какие стартап-сферы будут наиболее перспективными в 2018 году и в следующие 5–10 лет для молодых предпринимателей? Какие продукты интересуют инвесторов настолько, что они с большим желанием идут на финансовые риски?

– Вся суть венчурного капитала заключается в следовании по технологическим трендам и их влиянии на рынок и цепочку создания стоимости. Как и все остальные, я вижу децентрализованные системы баз данных и искусственный интеллект как две выдающиеся технологии, которые будут создавать дополнительные доходы в последующие 5–10 лет. Кроме этого, я все еще верю, что ІоТ (интернет вещей. – Mind), который создает огромную ценность тем, что объединяет мир, еще сыграет свою значительную роль. Повседневное ПО и платформы повлияют на повседневную жизнь, используя сетевой эффект, который сильнее социальных медиа.

Энис
Энис Халли
Фото: личный архив Эниса Халли

– С какими трудностями все еще сталкиваются местные предприниматели в Центральной и Восточной Европе, как и в Турции, на пути к достижению мирового признания? Какие проблемы существуют в местных стартап-экосистемах?

– Венчурные цепочки создания стоимости от финансирования до момента выхода инвесторов не настроены должным образом в ЦВЕ и Турции. Поэтому мы инвестируем в глобально ориентированный бизнес в регионе и надеемся использовать цепочки создания стоимости существующих экосистем, одновременно увеличивая финансирование или исходя из компании. Существует прекрасная возможность геоарбитража, которая также жизненно необходима для того, чтобы местные экосистемы ускорили передачу ноу-хау, и демократизировать доступ к капиталу.

Однако язык и культурные особенности, когда ты строишь бизнес с Западом, до сих пор создают трудности. Глобально ориентированные предприниматели должны создавать культурно различные команды, открывать международные офисы на ранних циклах жизнедеятельности компании, чтобы развить важные навыки руководства многонациональных команд и увеличить финансирование из международных источников. Это все еще остается большой проблемой в регионах.

– В контексте стартап-бизнеса, можем ли мы говорить о сильных сторонах отдельных регионов? Какие местные стартапы или региональные предпринимательства в особой сфере имеют значение в глобальном смысле?

– ЦВЕ состоит из небольших стран, которые призывают предпринимателей думать глобально и экспортировать технологии с первого дня. Это создает уникальную возможность и позволяет им конкурировать с международными соперниками с глобальным мировоззрением и культурой с самого начала. Я называю это парадоксом населения. Израиль, Эстония, Швеция – хорошие примеры.

Низкая стоимость привлечения технических специалистов и легкость в сохранении работников также являются огромным преимуществом для компаний ЦВЕ. Компании могут быстро достигать устойчивости и взлетать с бизнес-моделью, продуктом или рынком много раз, пока они не найдут убийственный продукт, который подойдет рынку.

Я твердо верю в финансирование компаний «голубого океана», которые ориентированы на незрелые рынки с неуверенной конкуренции. В США предприниматели не могут позволить себе выйти на рынок рано, учитывая огромные расходы на поддержку продукта на рынке. Предприниматели с ЦВЕ имеют возможность выходить на рынок рано и держаться на нем до тех пор, пока рынок созреет.

– Назовите страны, которые, по вашему мнению, будут самыми влиятельными для стартап-бизнеса в ближайшем будущем. Почему?

– Несмотря на обычных «подозреваемых», таких как Израиль или Индия, я верю, что Украина, Беларусь и Турция сделают большой скачок вперед в последующие годы. Эти страны будут иметь большое количество локально выращенных глобальных мощных игроков и поставят свои флажки рядом с другими лидерами, такими как Швеция или Эстония.

– По вашему мнению, какие компании, в которые вы инвестировали, действительно успешны и потенциальны?

– Мы инвестировали в 35 компаний, которые вместе подняли более $90М дальнейшего финансирования в течение последних двух лет. 80% наших компаний финансируются дальше другими инвестиционными компаниями, среди которых Sequoia, Social Capital and Lightspeed.

Я не хочу называть компании, но просто чтобы дать вам представление о портфолио: это только четыре из 35 компаний, которые ориентируются на турецкий рынок, все остальные получают основной источник прибыли из международных источников. У этих компаний офисы более чем в 30 странах по всему миру и они предоставляют рабочие места более чем 1000 человек.

Энис
Энис Халли
Фото: личный архив Эниса Халли

– Риск инвестировать в «фейковый большой потенциал» всегда существует. Однозначно, есть определенные факторы, кроме самой идеи, которые принимаются во внимание, когда инвестор выбирает компанию, на которую потратит деньги. Вопросы VC-фирмы никогда не игнорируют? И почему по-настоящему достойные стартапы иногда терпят поражение?

– Команда является единственным важным фактором, поскольку со всем остальным, в том числе продуктом и временем, первоклассная команда сможет разобраться. И если есть какие-либо сомнения в команде, VC не стоит подписывать соглашение – даже если рынок очень привлекателен или продукт просто первоклассный. Команда важнее, чем все остальное вместе взятое.

Как я уже говорил, предпринимательство – это игра на истощение, а также хорошие предприниматели иногда терпят поражение из-за неожиданных изменений на рынке или если переоценено удовольствие пользователя, которого на самом деле никогда и не было. Существует множество рисков и неопределенностей, за которые мы все же беремся, но мы никогда не возьмемся за стартап с рисковой командой – это одна из самых важных вещей, которые я усвоил.

– Однажды вы сказали, что Украина имеет прочный потенциал благодаря большому количеству технических специалистов. Как вы думаете, количество соответствует качеству в данном случае? С какими проблемами Украине все еще нужно разобраться, чтобы представить сильный и инвестпривлекательный регион?

– Украинские предприниматели успешно движутся вперед на глобальной арене. На геополитические изменения в регионе невозможно повлиять. Поэтому предприниматели ищут другие пути, чтобы отгородиться от рисков локального рынка, но все еще используют преимущества высококвалифицированного, но дешевого труда, который предлагает этот локальный рынок.

Я верю, что Украина должна больше пользоваться ранними инвестициями и попытаться получить больше разумных денег, чтобы делать ставки на местные команды на ранних стадиях. Возможности геоарбитража – огромные, и даже незначительные объемы капитала могут иметь огромную ценность для экосистемы.

– Сейчас вы активно работаете над экосистемой Турции. Какие основные достижения турецкого стартап-климата сегодня?

– В этом году 10 турецких компаний были представлены на Wired's Top 100 Startups в Европе (шесть из них были с портфолио 500 Istanbul). Среди этих 10 компаний семь экспортировали свои технологии и не обслуживали местную экосистему. Так не было 4–5 лет назад. Подход к стартапам в Турции изменился кардинально.

В первые восемь месяцев 2018 года Турция видела около $2 млрд на выходах – все из компаний, которые были созданы после 2010 года. При этом лишь $28 млн инвестировали на других этапах к выходу. Ликвидность возвращается к ограниченным партнерствам, и последние выходы, такие как Trendyol ($750M в Alibaba) или Opsgenie ($300M в Atlassian) показывают, насколько велики современные возможности.

Между тем Sequioa сделал свои первые инвестиции в Турцию, вложив $12 млн в нашу портфельную компанию Insider. Компания имеет более 300 сотрудников в 20 странах.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате