Как работает нелегальный рынок нефтепродуктов в Украине

Как работает нелегальный рынок нефтепродуктов в Украине

И как легальные игроки, активисты и ГФС пытаются его одолеть

Этот материал также доступен на украинском
Как работает нелегальный рынок нефтепродуктов в Украине

С приближением весны количество авто на украинских дорогах ежедневно увеличивается. Следовательно, растет и спрос на услуги автозаправок. Но не все из них могут похвастаться чистотой бизнеса и предлагаемого продукта. Согласно данным, которые в конце 2018 года обнародовала Нефтегазовая ассоциация Украины (НАУ), за прошлый год в стране было продано до 1,2 млн тонн горючего за пределами легальных АЗС. То есть в «тени» находилось от 30 до 50% розничного рынка, в зависимости от региона и вида продукции. В этом году, по прогнозам ассоциации, данный показатель достигнет 1,5 млн тонн.

В декабре Нефтегазовая ассоциация и Государственная фискальная служба подписали меморандум, нацеленный на борьбу с теневым сегментом рынка. Одним из аспектов документа является оперативное информирование общества и органов власти, центральных и местных, о нелегальной торговле продуктами нефтепереработки.

С помощью общественных активистов была создана интерактивная карта выявленных мест торговли бензином, дизельным топливом и «автогазом» с признаками нарушения законодательства. К концу года она насчитывала 797 таких объектов. Председатель ассоциации Неля Привалова призвала сознательных граждан и инициативные группы добавлять к карте свою информацию.

Накануне активного автосезона Mind решил узнать, есть ли улучшения в борьбе с теневым рынком нефтепродуктов, и чего ждать дальше.

Что представляет собой нелегальный рынок нефтепродуктов? Кроме работы незаконных АЗС, это также контрафактные продажи и нелегальное производство горючего; использование горючего по схемам минимизации налогообложения; так называемые скруточные схемы, которые «питаются» за счет других отраслей экономики – путем получения фиктивных документов на часть горючего, якобы потребленного предприятием, которое на самом деле потом продается в розничной сети.

На запрос Mind в НАУ сообщили, что на конец февраля 2019 года интерактивная карта насчитывает уже 1030 АЗС, работающих с признаками нарушения действующего законодательства Украины. С 797 выявленных ранее «теневых» заправочных станций на рынке до сих пор работают 784. Как говорят в ассоциации, срок жизни таких АЗС зависит от ряда факторов: насколько быстро обнаружат признаки нелегальности, что именно инкриминируют по результатам проверки, а уже от них зависят меры – демонтаж, штраф и т. п. По оценкам экспертов НАУ, фактическое количество нелегальных объектов на сегодня составляет менее 1500, а объем получаемых на них теневых доходов – более $80 млн в год.

Сейчас НАУ объединяет 80% импортеров нефтепродуктов и почти 45% тех, кто занимается розничной торговлей топливом в Украине. Это львиная доля рынка. Но вместе с тем, по словам Нели Приваловой, «белый» бизнес пока не спешит инвестировать в развитие импорта и продажу нефтепродуктов, поскольку нелегальный сегмент искажает нормальную конкурентную среду.

Какие потери несут бюджеты, водители и рядовые украинцы? Экспертная оценка общих недопоступлений в государственный и местные бюджеты в 2018 году составляет до 10 млрд грн. С контрафактного или неучтенного топлива госбюджет не получает НДС и налог на прибыль – значит, целый ряд социальных программ остается недофинансированным.

«Нелегальные точки продаж размещаются без надлежащего оформления документов на землепользование и реализуют топливо без применения кассовых аппаратов или платежных терминалов. Следовательно, местные бюджеты недополучают средства по земельному налогу и от акциза, поскольку он рассчитывается для каждого населенного пункта, исходя из объема горючего, официально проданного через кассу», – объясняет Неля Привалова.

Сотрудники на такие объекты привлекаются без оформления трудовых отношений – соответственно, недополучает средства Пенсионный фонд и местные бюджеты в виде налога на доходы физических лиц (НдФЛ). Продажа без кассовых аппаратов формирует очень большой объем теневой, не учтенной наличности, которая может использоваться любым образом.

Нарушение норм и требований действующего законодательства по работе с нефтепродуктами позволяет нелегальным АЗС выставлять на горючее цену, которая на 1–2 грн/л ниже, чем актуальная цена для легального рынка, и часть потребителей предпочитают «серые» заправки именно поэтому.

«Вопрос нелегальных АЗС острый не только с точки зрения неуплаты налогов или каких-то теневых схем, он касается каждого украинца. Во-первых, контрафактное топливо приводит к повреждению автомобилей, потому что не выдерживается большинство технических условий. Во-вторых, эти АЗС работают без разрешительных документов на эксплуатацию объектов повышенной опасности – нет никаких средств пожаротушения, а вокруг – «зоны отчуждения», которая должна быть в соответствии с санитарными нормами. То есть что-угодно может привести к взрывам и к потери имущества, здоровья и жизни граждан», – говорит Сергей Билан, первый заместитель председателя Государственной фискальной службы.

Как ГФС противодействует теневому рынку нефтепродуктов? Среди основных направлений работы ГФС и налоговой милиции Сергей Билан назвал: противодействие злоупотреблениям при ввозе нефтепродуктов на территорию Украины, когда бензин и дизтопливо везут под видом авиакеросина, не платя необходимый акциз; выявление контрафактной продукции; злоупотребления по минимизации при уплате налогов; использование нетипичного экспорта компаниями, которые имеют значительный поток обращения денежных средств и т. п.

Чиновник не смог назвать сумму штрафов и дополнительно взысканных налогов, но похвастался, что в 2018 году «налоговой милицией и подразделениями ГФС было изъято из незаконного оборота 20 000 тонн нефтепродуктов». На фоне 1,2 млн тонн, идущих вне легальных сетей АЗС, это около 1,7%, а в физических объемах – 303 железнодорожные цистерны.

В украинском законодательстве нет понятия «контрабанда горючего». В ответе ГФС на официальный запрос Mind дается основательное объяснение: «Контрабанда товаров, согласно Перечню, утвержденному приказом Министерства финансов Украины от 20.04.2015 №448, в Энергетической таможне ГФС отсутствует».

А перечень Минфина опирается на другие законодательные документы:

«...в соответствии со ст. 201 и 201¹ Уголовного кодекса Украины контрабанда – это перемещение через таможенную границу Украины вне таможенного контроля или с сокрытием от таможенного контроля культурных ценностей, ядовитых, сильнодействующих, взрывчатых веществ, радиоактивных материалов, оружия и боеприпасов (кроме гладкоствольного охотничьего оружия и боеприпасов к нему) , частей огнестрельного нарезного оружия, а также специальных технических средств негласного получения информации и лесоматериалов или пиломатериалов ценных и редких пород деревьев, лесоматериалов необработанных, а также других лесоматериалов, запрещенных к вывозу за пределы таможенной территории Украины». Горючего в списке, действительно, нет.

Более того: «С 20.11.2012 года вступил в силу новый Уголовный процессуальный кодекс Украины от 13.04.2012 № 4651-VI, согласно которому таможни не отнесены к органам, уполномоченным начинать досудебное расследование. Таким образом, со вступлением в силу указанного кодекса уголовные дела о контрабанде таможнями ГФС не возбуждаются». То есть без участия полиции, СБУ или пограничников таможенникам не обойтись.

В итоге сложилась ситуация, когда таможня по требованию СБУ может остановить целые железнодорожные составы со сжиженным газом на пограничных пунктах пропуска, подозревая, что там есть «ядовитое, взрывоопасное вещество», как это произошло в конце 2016 года, а потом месяцами ждать проведения следственных действий с стороны силовиков. И годами судиться с владельцами этого газа относительно незаконности остановки, фактически не будучи субъектом спора. Спойлер: все цистерны в конце концов пропустили, ничего не найдя, никаких уголовных дел не возбуждено. Зато до сих пор продолжаются судебные разбирательства между владельцами этого газа и Энергетической таможней по возмещению убытков – за время простоя рынки сбыта были перераспределены.

При этом легкий и прибыльный (с точки зрения объемов) путь поставки контрафактного горючего – морские границы Черного и Азовского морей. Но остановить этот поток Энергетической таможне также было трудно. «На помощь» приходилось звать полицию или пограничников. Иногда успевали, иногда – нет, и тогда фактическая контрабанда прямым путем шла на ближайшие незаконные АЗС и нефтебазы, где из нее делали горючее евро-стандарта.

Как остановить работу «серых» мини-НПЗ? С помощью нескольких химических веществ любую нефтесодержащую жидкость можно превратить в топливо евро-стандарта «на заказ». Обычно это делается на нефтехранилищах, которые ловкие дельцы превратили в мини-НПЗ. Некоторые такие «заводики» занесены на интерактивную карту Нефтегазовой ассоциации. Периодически ГФС после жалоб потребителей приходит на подобные «предприятия» с проверками. Алгоритмы дальнейших действий отличаются согласно серьезности нарушений.

«Есть два типа таких подпольных предприятий: имеющие разрешительные документы, и те, которые вообще не имеют никаких. Относительно первых заводов: как правило, большая часть горючего изготавливается законно – на мощностях, которые официально зарегистрированы; другая часть, преимущественно в ночную смену, изготавливается незаконно. И мы должны это различать: незаконное горючее мы забираем, но сам завод является законным. Или же большая нефтебаза, которая предоставляет услуги логистики, и туда заходит часть контрафактного или нелегального горючего, поэтому оно тоже изымается, – рассказывает Сергей Билан.

Что касается второго типа заводов, полностью нелегальных, то у них один путь – ликвидация. «Согласно Уголовно-процессуальному кодексу, на изъятое горючее накладывается арест, и оно передается на хранение соответствующим хранителям, которые имеют соглашения с ГФС. Далее суд выносит определение о этих нефтепродуктах. Если конфискация в доход государства, то реализация идет через подразделение Минюста – Исполнительную службу, через электронные торги или через Агентство по управлению активами», – добавляет первый заместитель председателя ГФС.

Существуют ли методы противодействия? Нефтегазовая ассоциация считает, что если будут ликвидированы незаконные АЗС, то мини-НПЗ останутся без точек сбыта своей продукции. «Мы просили привлечь внимание и активизировать работу контролирующих и правоохранительных органов, и мы благодарны, что это начало происходить. Количество контрольно-проверочных мероприятий увеличилось, участники нашей ассоциации также проходят проверки, это нормально», – говорит Неля Привалова.

В рамках сотрудничества с НАУ ГФС обратилась к главам областных и районных администраций (потому что это вопрос, в том числе, и местных подразделений благоустройства), к Гоструда, Госпотребслужбы, МЧС относительно соблюдения пожарной безопасности – с призывом минимизировать это явление совместными усилиями.

Но, похоже, действенным мероприятием является введение тотального контроля на рынке нефтепродуктов.

Так, с 1 января 2019 года введен контроль целевого использования авиационного горючего, которое до сих пор завозилось по сниженным ставкам акцизного налога и продавалось как «зимнее» дизельное топливо. Сегодня оно находится на жестком учете, а налог на его использование дифференцирован.

«С авиакеросина, идущего мимо наших официальных пунктов пропуска, взимается установленный акциз, мы его фиксируем. Затем, в определенный нормативный срок, импортеру необходимо принести документ, подтверждающий, что авиакеросин был «влит в крыло» – в аэропорту, в аэроклубе, в военной части. Все остатки – это нецелевое использование, на которое выдается вексель, и налоговики его фиксируют», – объясняет Игорь Пиковский, начальник Энергетической таможни ГФС.

Таможня и в дальнейшем отслеживает этот авиакеросин, потому что на нецелевые остатки появляется еще один таможенный платеж – НДС. «Я не думаю, что найдется какой-то отважный человек, который в таких условиях постоянной слежки начнет сейчас завозить керосин для «шмурдяка», – отметил чиновник. И добавил, что в декабре-2018 его завезли в страну столько, что «на этот год нелегальному рынку хватит».

Зачем создавать систему полного контроля и слежения за рынком? По мнению Игоря Пиковского, все, что идет через границу, можно отследить уже в Украине. Теневой рынок нефтепродуктов питается за счет внутреннего контрафакта, прежде всего газового конденсата внутренней добычи. Ведь сегодня нет четкого учета, сколько конденсата и из скольких скважин поступает и каким образом перерабатывается. «Вероятнее всего, «шмурдяк» пойдет оттуда. Уже к лету добыча конденсата упадет минимум на 2%», – дает свои прогнозы Игорь Пиковский.

Его слова определенным образом подтверждает и статистика нарушений на рынке нефтепродуктов от ГФС.

Сергей Билан назвал такие цифры: 60% схем связаны с сжиженным газом, 30% – с дизельным топливом, 10% – с бензином.

Чтобы исключить нелегальный оборот нефтепродуктов, Нефтегазовая ассоциация предложила комплексные решения, которые поддержал парламент и президент. Законом №2628 были внесены изменения в Налоговый кодекс, которые предусматривают лицензирование всех участников рынка – производителей, нефтебазы, оптовые и розничные сети. Каждый из них должен получить отдельную лицензию, стать публичной компанией, сведения о которой должны содержаться в открытом реестре на сайте ГФС. Лицензирование начинается с 1 июля 2019 года.

Также проводится модернизация существующей системы электронного администрирования реализации горючего. Учет всех объемов нефтепродуктов максимально приближается к месту их фактического нахождения, вводится контроль перемещения горючего в транспортных средствах и отслеживания фактических остатков горючего на всех акцизных складах Украины.

Непосредственно на акцизных складах вводится обязательное использование средств измерительной техники – ультразвуковые электронные расходомеры и уровнемеры. Они позволят ГФС ежедневно получать в электронном виде информацию о том, какой оборот горючего от импортера или производителя по всем цепочкам до конечного потребителя движется по стране каждый день.

По словам Нели Приваловой, это даст возможность сравнивать эти показатели с показателями системы электронного администрирования реализации горючего, с которого уплачиваются налоги, в том числе акциз. И в автоматическом режиме выявлять неучтенный объем горючего, чтобы направлять туда внимание контролирующих органов.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате