«Сплит» таки случился: как НБУ получил новое сырье для реформ

«Сплит» таки случился: как НБУ получил новое сырье для реформ

Что теперь будет с финансовыми рынками

Этот материал также доступен на украинском
«Сплит» таки случился: как НБУ получил новое сырье для реформ
Фото: пресс-служба НБУ

Новый состав ВР, который за живость и оптимизм украинцы уже успели окрестить «бешеным принтером», 12 сентября окончательно утвердил законопроект «О сплите», или о разделении функций Нацкомфинуслуг между Нацбанком и НКЦБФР. Соответствующая инициатива была среди требований МВФ и ЕС с 2015 года, но Раде понадобилось 19 голосований, чтобы придать ей силу закона. Насколько этот документ качественный и как его принятие скажется на финансовой сфере, разбирался Mind.

Что получили?

2 сентября на встрече с членами Кабмина и руководством Верховной Рады президент Владимир Зеленский поручил принять этот закон до 1 октября. Опережение этого плана, вероятно, должно было продемонстрировать миссии МВФ, которая прибыла в Киев, эффектную производительность нового состава парламента и способность молниеносно преодолевать сложные препятствия.

Впрочем, сложные препятствия неоднократно доказывали, что наиболее эффектные решения их быстрого преодоления являются не всегда наиболее эффективными, а порой и контрпродуктивными. Утвержденные инициативы, несмотря на масштабные пропагандистские усилия НБУ, долгое время вязли в дискуссиях, поскольку не давали должной уверенности в решении старых проблем без формирования новых аналогичных или даже больших.

Речь идет о 2000 компаний, передаваемых под надзор и регулирование Нацбанка, работа которого вызывает множество нареканий.

Суммарные активы небанковских финучреждений составляют 215 млрд грн, что почти в девять раз меньше, чем у банков. Вместе с тем рост активов в небанковском секторе составляет 14%, тогда как в банковском сопоставимый показатель меньше 2%.

Небанковский финрынок по состоянию на начало 2019 года

«Спліт» таки стався: як НБУ отримав нову сировину для реформ

Источник: Нацкомфинуслуг

Кто лягушка, а кто гадюка?

В результате реформы, проведенной НБУ в последние годы, ликвидировано около 100 отечественных банков, фактически конфисковано 112 млрд грн у юрлиц и 70 млрд грн – у физлиц. За 2015–2018 годы в Украине произошло резкое уменьшение роли банков в экономике – с 84,1% ВВП на начало 2015 года до 38,2% в 2018-м, что существенно меньше, чем в соседних странах (Польше, России, Беларуси).

При этом сформирован огромный госсектор в банковской системе: доля госбанков в чистых активах и депозитах населения – 54,1 и 62,4% соответственно. На этом фоне объем проблемных банковских кредитов корпоративного сектора составляет более половины от их общего объема – около 500 млрд грн.

В конце концов, два бывших председателя центрального банка скрываются от следствия за рубежом. А далекую от совершенства действующую первую заместительницу председателя НБУ отстранили от исполнения обязанностей через суд.

И вот такой центробанк становится регулятором для страховых, финансовых компаний, кредитных союзов, ломбардов, лизинговых компаний, тогда как НКЦБФР – для фондов финансирования строительства и фондов операций с недвижимостью, негосударственных пенсионных фондов и их администраторов.

Впрочем, эти факты не снимают вопрос о необходимости реформ в небанковском финсекторе. Отдельные страховые компании ведут откровенно недобросовестную деятельность – лихорадочно собирают деньги с рынка, а затем исчезают. А стоимость займов отдельных финкомпаний достигает 1620% годовых (у банков – около 200%).

Повысить качество регулирования и надзора можно было бы, усилив значимость Нацкомфинуслуг в том числе и финансово. Но это только теоретически. Расходы на содержание нацкомисии в 2018 году составили 79,4 млн грн – эти средства были выделены из госбюджета. Административные расходы НБУ – более 1 млрд грн в год и ни копейки из госбюджета: НБУ сам печатает деньги.

Финансовый потенциал надзорных институтов в 2017 году

в 2017 году НБУ Нацкомфинуслуг НКЦБФР
штат, лиц более 5000 228 331
бюджет/админрасходы, млрд грн 1.3 0.06 0.09
фонд оплаты труда, млрд грн 1.4 0.04 0.06
средняя зарплатня, тыс. грн 22.8 14.6 13

Источник: финансовый комитет ВР

«Дружба и братство – наибольшее богатство»

«Слуги народа» довольно эмоционально отмечают принятие закона. Новое распределение полномочий начинается с 1 июля 2020 года: фамилии главы Нацбанка и его первого заместителя – до сих пор открытый вопрос. Однако до 30 июня 2020 года Нацкомфинуслуг – регулятор со всеми полномочиями. Нормативные акты НКФУ и лицензионные условия Кабмина остаются в силе, пока НБУ не примет новые документы.

«Отныне реформа финансового сектора будет полноценно завершена, учитывая небанковский рынок... Сплит был нужен еще вчера. Он играет роль катализатора, который даст дополнительный серьезный стимул к дальнейшему развитию финансового рынка в Украине», – пообещала первый заместитель главы НБУ Екатерина Рожкова.

«Ложью является то, что НБУ не считается с небанковским финсектором и будет создавать неконкурентные преимущества для банков по сравнению с небанками. Это совершенно не так», – уверяет директор департамента лицензирования НБУ Александр Бевз.

Член наблюдательного совета Укрэксимбанка, экс-корпоративный секретарь ПриватБанка, член команды новоизбранного президента Владимира Зеленского Виктория Страхова отметила, что законопроект максимально прорабатывали летом, чтобы учесть пожелания небанковских финучреждений и снять все возражения по аудиту и финансовой отчетности. «В последнюю ночь и день прорабатывали вопросы штрафов», – сообщила она.

По ее словам, доработкой текста законопроекта в парламенте руководил заместитель председателя Комитета по вопросам финансов, налоговой и таможенной политики Александр Дубинский, бывший журналист канала «1 + 1», близкий к олигарху Игорю Коломойскому.

В Раде Дубинский представлял законопроект в футболке с надписью «Яких тобі ще, бл**, реформ не вистачає?» – этой лингвистической комбинацией предыдущий президент Петр Порошенко в свое время якобы упрекал голову Нацкомиссии по ценным бумагам Тимура Хромаева.

Вероятно, реформ не хватало преимущественно МВФ и Всемирному банку, которые, в частности, активно продвигали «сплит». Однако такое участие в процессе уже не может однозначно рассматриваться как доказательство полезности законопроекта для финансового сектора: действующая модель регулирования финрынка формировалась в 2004 году также в соответствии с директивными установками этих МФО.

Чего ждать дальше?

Перед голосованием в парламент обратилось Объединение финансовых учреждений, предупредив о рисках перехода к ручному управлению.

«Большинство участников финансового рынка, а также независимых профессиональных экспертов не поддерживают этот законопроект, поскольку предложенная им модель предполагает переход от законодательного регулирования рынка небанковских финансовых услуг подзаконными нормативными актами НБУ и НКЦБФР, фактически делегируя законодательные полномочия этим органам», – отметили в объединении.

НБУ еще летом 2015 года получил право не регистрировать свои нормативные акты в Минюсте, а также иммунитет от судебных решений, которые прекращают действие его решений. При этом осталась проблема конфликта интересов. Что будет происходить, когда в одном коридоре Нацбанка встретятся регулятор, надзиратель и защитник прав потребителей финуслуг?

«Со временем надзор за банками тоже надо выделять, но сегодня самая большая институциональная способность – это НБУ», – написал исполнительный директор Центра экономических исследований и прогнозирования «Финансовый пульс» Станислав Шлапак в ходе обсуждения «сплита» в сети Facebook.

Эксперт в области финансового права, экс-сотрудник департамента регистрационных вопросов и лицензирования НБУ Александр Ярецкий считает принятие «сплита» ошибкой.

«Хочу обратить внимание всех заинтересованных лиц, в первую очередь народных депутатов и лично Александра Дубинского как председателя банковского подкомитета ВРУ, на нежизнеспособность и неэффективность принятой модели для «сплита» и неконституционность статуса самого НБУ. Очень хочу надеяться, что это вынужденный временный вариант, и у действующего состава ВРУ дойдут руки до правильного разделения НБУ на центробанк с монетарными функциями и отдельный орган надзора за финрынками», – подчеркнул Ярецкий.

Экономист Алексей Кущ отмечает, что отдельные положения закона аннулируют все достижения последних лет в части дерегуляцию и контроль общества и профессиональных участников рынка за действиями  госинституции за Нацбанком. «Концентрация функций контроля в руках одного мегарегулятора может привести к росту коррупционных рент, снимаемых с бизнеса, и дополнительному давлению на бизнес», – считает он. Практическим следствием этого может стать, в частности, повышение расценок на страхование.

В этом плане ситуация со «сплитом» отчасти напоминает давнюю историю выделения Госказначейства из состава Минфина. Тогда основным результатом решительной реформы стало перемещение очереди «неравнодушных и благодарных» клиентов от одного правительственного здания к другому.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате