Балласт на балансе: в чьих интересах провалена «большая приватизация» в Украине

Балласт на балансе: в чьих интересах провалена «большая приватизация» в Украине

И какие госпредприятия все же могут быть проданы

Цей матеріал також доступний українською
Балласт на балансе: в чьих интересах провалена «большая приватизация» в Украине
Этот материал был специально подготовлен для участников Mind Club. Если хотите получать качественную аналитику и материалы раньше, подписаться можно здесь.

Согласно плану, обнародованному Минэкономразвития, за 2019–2021 годы в Украине должно быть выставлено на приватизацию 975 государственных предприятий. Среди них – такие порядком потрепанные, но все еще интересные для бизнеса жемчужины госсектора, как Одесский припортовый завод (ОПЗ), «Донбассэнерго» и «Центрэнерго».

Однако «выставить на приватизацию» в украинских реалиях не всегда (а точнее – почти никогда) не означает «продать частному инвестору». Даже наоборот – предприватизационный статус часто является наилучшей защитой от смены статус-кво.

В 2019 году эта парадигма имела все шансы измениться: новая власть, опираясь на беспрецедентный уровень доверия населения, декларировала намерение провести открытый конкурс на госактивы и попрощаться с ними. Вместе с этим в прошлое должны были отойти и многомиллиардные схемы вокруг этих предприятий. Как и группы влияния, которые были выгодополучателями этих схем. 

Кабмин Алексея Гончарука объявил «крупнейшую приватизационную кампанию» в истории страны. Эти планы всячески одобрял президент, озвучивая их в том числе на международном уровне – например, на встрече с представителями МВФ в октябре 2019 года. В начале ноября задачу «разблокировать приватизацию до конца 2019 года» Владимир Зеленский поставил перед Кабмином и парламентским большинством. Общая стоимость подлежащих приватизации предприятий составляет 12–17 млрд гривен.

По итогам 2019 года план приватизации был выполнен на 3,1%. В госбюджет от продажи госимущества поступило 536,5 млн грн. С учетом скидки на «раскачку» и кадровое обновление, годом «большой приватизации» в Украине должен стать 2020-й. 

В прошлом году правительство с помпой передало под управление ФГИ 530 гособъектов. Это многими было воспринято как старт приватизации, однако на деле являлось лишь манипуляцией – срок подготовки крупных объектов к продаже составляет от девяти до 11 месяцев. И то при условии, что Фонд прилежно занимается такой подготовкой. Сегодня, 3 марта, Алексей Гончарук объявил о передаче в ведение Фонда госимущества еще 431 объекта, подчеркнув, что разгосударствление предприятий – это «самое главное решение, направленное на преодоление коррупции».

Mind объясняет, почему «большая приватизация» в Украине провалилась, фактически не начавшись.

Есть ли личная, коммерческая заинтересованность Владимира Зеленского в исходе тех или иных приватизационных торгов?

У президента есть искреннее желание провести «большую приватизацию», поскольку он считает это полезным для Украины. Личных интересов в приватизации у него нет. Однако его отношение к продаже тех или иных объектов могло быть сформировано представителями его окружения, куда менее бескорыстными. Речь в первую очередь идет об Игоре Коломойском в связке с судьбой «Центрэнерго».

Какова позиция по приватизации правительства Гончарука?

Кабмину нужно показать результат, тем более что приватизация декларировалась максимально широко и формулировалась как задача правительства. Можно предположить, что Кабмин рад бы провести несколько блестящих конкурсов и отчитаться о выполнении задания. Однако Алексей Гончарук не может этого сделать. Во-первых, правительство полностью утратило субъектность после смены главы ОП. А во-вторых, сам Гончарук не имеет влияния на руководство ФГИУ, у которого другие приоритеты.

Кто де-факто контролирует Фонд госимущества?

ФГИУ контролирует крупный бизнес и окружение Владимира Зеленского, которое преследует две цели. Первая – продажа части предприятий своим бизнес-партнерам или олигархам, вторая – блокировка конкурсов по ряду других объектов.

Назначение Дмитрия Cенниченко на пост главы ФГИУ было оперативным и проходило в условиях повышенной конфиденциальности. Это в свою очередь породило подозрения (официально, разумеется, не подтвержденные), что Алексей Гончарук был финансово простимулирован согласовать эту кандидатуру.

Наиболее логичной выглядит версия, что Cенниченко – это креатура бенефициара СКМ Рината Ахметова. В пользу этой версии говорит также то, что заместителем главы ФГИУ, ответственным за корпоративное управление государственным имуществом, назначен Сергей Игнатовский, экс-менеджер Ахметова.

Также не вызывает сомнений, что подобное назначение не могло бы состоятся без одобрения нынешнего главы ОП Андрея Ермака, у которого с Ринатом Ахметовым установились вполне деловые взаимоотношения.

По альтернативной версии, к назначению Сенниченко причастен Дмитрий Крючков – украинский политик, народный депутат Украины V созыва, экс-председатель правления ЧАО «Холдинговая компания «Энергомережа». Однако каких-либо официальных подтверждений этому нет. В формате «теорий заговора» куратором Сенниченко называют также Константина Григоришина, но подтверждений этой версии еще меньше.

Как складывается коммуникация между ФГИУ и Кабмином?

Крайне нелестно для Алексея Гончарука. Дмитрий Сенниченко получает указания либо негласно, либо в ОП, при этом игнорируя телефонные звонки премьер-министра. Первый демонстрирует показное пренебрежение в разговорах, что наталкивает на мысль о наличии более высоких покровителей.

Что реально происходит в ФГИ?

Кадровые чистки на крупнейших предприятиях и замена менеджмента на лояльных людей. Такие перестановки затронули как руководство, так и состав наблюдательных советов и начались уже через неделю после назначения Сенниченко.

«Мы меняем контракты менеджеров в государственных предприятиях. У нас есть постоянно действующая конкурсная комиссия, мы объявляем набор специалистов, они проходят процедуры предварительного отбора, специальные проверки. Дальше – назначаем их по специальным контрактам. Эти контракты мы меняем для всех руководителей госпредприятий. Они содержат мотивирующие бонусы на приватизацию, чтобы руководство было заинтересовано довести предприятие до продажи», – так объяснил происходящее в беседе с Mind Дмитрий Сенниченко.

Инсайдеры говорят, что новый руководитель пришел в фонд с готовым перечнем людей, которых нужно сместить, и вторым списком – кандидатов им на замену. Эти действия коснулись в первую очередь предприятий, которые должны быть вскорости проданы: облэнерго, «Центрэнерго», ОПЗ, «Президент-отель». Но такая смена имеет смысл, только если глава ФГИУ точно знает, что эти предприятия не будут проданы.

Почему крупные привлекательные предприятия так долго оставались неприкосновенными для продажи?

Все или почти все крупные госактивы, способные генерировать прибыль, контролируются олигархами или ФПГ. Они блокируют, и достаточно эффективно, процесс их разгосударствления.

По совам Сенниченко, в ФГИУ передано 23 предприятия для «большой приватизации». «Мы также получим еще несколько объектов. И так как процедура вывода на приватизацию занимает 9–11 месяцев, в этом году у нас запланирована продажа пяти объектов, куда мы уже назначили советников. Они проводят детальный финансовый, налоговый, технический аудит, занимаются подготовкой маркетинговых материалов», – говорит он.

Какие самые привлекательные гособъекты для приватизации?

В топ-5 госпредприятий, наиболее привлекательных для инвесторов входят:

  • «Центрэнерго»
  • Одесский припортовый завод
  • Объединенная горно-химическая компания
  • «Электротяжмаш»
  • Шахта «Краснолиманская»
  • «Президент-Отель».

Для четырех объектов, за исключением «Центрэнерго», уже найдены консультанты, занимающиеся подготовкой к приватизации. По уверениям главы ФГИУ, в «Центрэнерго» такой советник появится в ближайшие два-три месяца.

Каковы перспективы объектов из топ-5 быть приватизированными?

Реально можно продать только «Президент-Отель», потому Алексей Гончарук и вспоминает его при каждом удобном случае. Отель находится в центре столицы, и его основана ценность – это земельный участок. А также выраженный PR-эффект, так как после продажи Владимир Зеленский сможет публично задекларировать, что власть не нуждается в дорогих апартаментах.

Для ФГИУ и Кабмина это единственная возможность сымитировать бурную деятельность и продать хоть что-то в этом году.

Какова судьба остальных фигурантов топ-5?

«Центрэнерго», шахта «Краснолиманская» и ОПЗ скорее всего не будут проданы, несмотря на внешне активную подготовку к конкурсу. Хотя Александр Паращий, глава Департамента аналитики инвестиционной компании Concorde Capital, допускает вероятность продажи некоторых из них.

На «Центрэнерго» претендуют разные группы влияния – Игорь Коломойский, Дмитрий Крючков (скорее всего, как посредник Рината Ахметова) и угольный магнат Виталий Кропачев. Последний сейчас добивается судебного запрета на приватизацию «Центрэнерго» (формально Кропачев хочет взыскать с госкомпании 1,44 млрд грн долга за поставку угля. Если корпорация будет признана банкротом, он может получить в счет долга минимум одну ТЭС).

Шахта «Краснолимаская» – одна из крупнейших угольных шахт в Украине и активно задействована в бизнесе Виталия Кропачева. В связи с этим интерес к этому объекту внешних инвесторов крайне маловероятен (за исключением Рината Ахметова).

Сейчас руководство шахты, подконтрольное Кропачеву, отказывается впускать представителей Concorde Capital, выступающей советником по приватизации. «У нас постепенно налаживается процесс обмена информацией. Посмотрим, как будет дальше», – сказал в комментарии Mind Александр Паращий. И добавил, что пока о реальном интересе к этому объекту со стороны потенциальных инвесторов говорить рано, но в компании ожидают, что он появится.

Одесский припортовый завод не может быть приватизирован по ряду экономических и политических причин. Группа, которую представляет новый директор ОПЗ Николай Синица, получила завод в «временную эксплуатацию». ОПЗ интересен только при условии доступа к дешевому газу, что сужает круг возможных концессионеров.

Объединенная горно-химическая компания и «Электротяжмаш» могут быть приватизированы только в пользу российского бизнеса. По нашим данным, такие договоренности достигнуты и, в частности, выражаются в назначении пророссийского менеджмента. Однако юридическая продажа (если российская сторона все же захочет закрепить отношения официально) будет проведена не ранее будущего года, после того, как украинское общество адаптируется к смене политического курса – в сторону сближения с РФ.

На «гласном» уровне Дмитрий Сенниченко озвучивает несколько иной сценарий. «Первой будет выставлена на аукцион ОГХК, потом где-то осенью – ОПЗ и «Президент-Отель». Попробуем успеть провести приватизацию «Центрэнерго», но это вопрос непредсказуемый, так как мы постоянно боремся в судах», – сказал он в общении с Mind.

Каково влияние России на приватизацию?

Впервые с начала военного конфликта между РФ и Украиной Москва проявляет интерес к приватизационным процессам. Он в данном случае означает информированность и попытки влиять на процессы. В зоне особого внимания, как уже указывалось, – ОПЗ и «Электротяжмаш». Украина в рамках новой политики «примирения» готова пойти на достаточно широкие уступки в этом вопросе.

К тому же эффективность нынешних законодательных ограничений на участие российского капитала в приватизации украинских гособъектов пока так и не удалось «обкатать» на практике, отмечает Александр Паращий.

В ФГИУ ранее декларировали, что не допустят участия российского капитала в приватизации: под эмбарго попадают участники, у которых более 10% акций аффилированы с РФ. Поэтому скорее всего получение контроля над украинскими госпредприятиями со стороны России возможно в неформальном виде – через лояльный менеджмент, путем перепродажи от «чистого» покупателя или изменения законодательства.

Что реально будет выставлено на приватизацию?

Государство готово без сожаления расстаться с довольно обширным перечнем объектов. Тем более что в списке на приватизацию 90% – это небольшие предприятия, так на малая приватизация (строительные участки, магазины, здания социальной инфраструктуры, заброшенные заводы, сельхозпредприятия и т. д.). Эти объекты будут тихо продаваться на платформе ProZorro.Sale.

Как посчитать эффективность приватизации, чтобы выглядело, как «перемога»? 

В прошлом году был изменен KPI для оценки политики приватизации. Вместо показателя общей суммы доходов бюджета, полученных в результате приватизации, используется количество проданных объектов. То есть в правительственных пресс-релизах будет фигурировать формулировка «сотня проданных предприятий», и при этом – замалчиваться общая сумма их продажи.

«При наличии политической воли, цифра в 12 млрд грн от приватизации выглядит скромной. Без этого и цифра в 5 млрд грн – слишком оптимистична», – считает Паращий.

Когда стартует хотя бы «малая приватизация»?

Планировалось, что приватизация малых объектов начнется в январе 2020-го. Этого не произошло, так как первоочередной задачей стали кадровые перестановки на стратегических крупных предприятиях. Реальный срок старта приватизационных процессов – вторая половина весны.

Что предпринимает глава ФГИУ в условиях вынужденного бездействия?

Лучше других понимая иллюзорность «большой приватизации», Дмитрий Сенниченко сосредоточился на факультативных направлениях, которые могут обеспечить быстрые победы. Одно из таких – реформа системы оценочной деятельности в Украине. Этот проект осуществляется в партнерстве с Всемирным банком.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате
Проект использует файлы cookie сервисов Mind. Это необходимо для его нормальной работы и анализа трафика.ПодробнееХорошо, понятно