Заболело в мире
96,215,324
Умерло в мире
2,058,551
Вылечилось в мире
53,107,411
Заболело в Украине
1,172,038
Умерло в Украине
21,258
Вылечилось в Украине
900,749
Пояснение китайской стратегии «двойной циркуляции»

Пояснение китайской стратегии «двойной циркуляции»

Или как Китай преуспел и почему США не могут этому помешать

Этот материал также доступен на украинском
Пояснение китайской стратегии «двойной циркуляции»

Китайский аналитик из Fitch Solutions Даррен Тэй недавно отметил, что у США и Китая «диаметрально противоположные ценности», и страны в конечном итоге скатятся в «новую холодную войну» в ближайшие десятилетия.

Чего на самом деле хочет Китай и как страна пытается достичь цели, Mind предлагает узнать из материала экс-председателя Китайского общества мировой экономики и директора Института мировой экономики и политики Китайской академии общественных наук Юй Юндина (Yu Yongding) для Project-syndicate. Эксперт также с 2004 по 2006 год работал в Комитете по денежно-кредитной политике Народного банка КНР.

Материал подготовлен в партнерстве с бюро переводов «Профпереклад».

Как строить успешную экономику

С мая, когда центральное руководство КНР начало вспоминать «новую модель развития», было много дискуссий о том, действительно ли страна переходит к совершенно новой экономической модели. На самом деле правительство просто описывает изменения, которые уже произошли.

В мае центральное руководство Китая заявило, что собирается «активно развивать преимущества сверхбольшого рынка (страны) и потенциал внутреннего спроса для создания новой модели развития, которая предусматривает двойную циркуляцию: внутреннюю и международную, которые дополняют друг друга». С тех пор «двойная циркуляция» стала предметом интенсивных дискуссий как внутри Китая, так и за его пределами.

Означает ли это заявление фундаментальные изменения в парадигме экономического роста или стратегии развития КНР? Почему была введена эта новая концепция и какие политические изменения она повлечет за собой?

Чтобы ответить на эти вопросы, следует кратко упомянуть процесс «реформ и открытости» Китая, начавшийся в конце 1970-х годов. В конце этого десятилетия главным препятствием, которое мешало КНР подняться в экономическом плане, была нехватка валютных резервов. Власть столкнулась с тем, что казалось ловушкой-22: без валютных резервов Китай не мог начать активно наращивать свой экспорт, а без достаточного роста экспорта он не мог зарабатывать и накапливать минимально необходимое количество резервов.

В конце концов КНР повезло. Подъем сектора производителей комплектного оборудования (OEM – производство компонентов устройств) в 1970-х годах дал Китаю возможность выйти из тупика. В конце 1970-х и в начале 1980-х годов производство OEM начало процветать в юго-восточных прибрежных районах страны. Несмотря на незначительные валютные резервы или их полное отсутствие, китайские компании OEM могли импортировать и дорабатывать детали и компоненты, которые передавали на аутсорсинг иностранные корпорации. Эти конечные продукты с добавленной стоимостью, которую создавали китайские компании, затем продавались на международных рынках.

Давальческая торговля позволила КНР использовать свое сравнительное преимущество, которое заключается в изобилии дешевой квалифицированной рабочей силы. Постепенно сформировался цикл обратной связи – от импорта промежуточных товаров к переработке и экспорту. На каждом этапе китайские компании могли накапливать все больше резервов. И это накопление иностранной валюты в свою очередь позволило импортировать больше промежуточных товаров для переработки и экспорта.

«Большая международная циркуляция»

Благодаря этому благоприятному циклу импорта-экспорта Китай все быстрее наращивал золотовалютные резервы. Эту тенденцию еще более усилил крупный приток капитала, ставший результатом преференциальной политики КНР в отношении прямых иностранных инвестиций. В 1988 году китайский исследователь Ван Цзянь ввел термин «большая международная циркуляция» для описания стратегии развития КНР, ориентированной на экспорт.

Стратегия оказалась чрезвычайно успешной. В 1981 году китайский экспорт и импорт составляли всего $22,5 млрд и $21,7 млрд соответственно. К 2013 году общий объем торговли Китая достиг почти $4,2 трлн, что сделало его лидером мировой торговли. За эти три десятилетия КНР по уровню своего ВВП поднялся с 17-го места в мире, сразу после Нидерландов, на второе, обогнав Японию в 2010 году.

Но, когда рост экономики достигает определенного рубежа, стратегии стимулирования экспорта могут потерять свою эффективность. После 40 лет роста в рамках модели крупной международной циркуляции экономика Китая больше не является маленькой, а глобальное влияние его экспортного роста стало очень заметным. Более того, с начала века цена любых товаров, которые закупает КНР, имеет тенденцию расти, в то время как все, что он продавал, падало в цене.

Что еще хуже, непрерывная экспортная политика Китая вызвала (оправданно или нет) жесткие протекционистские меры со стороны стран-импортеров. Постоянное положительное сальдо торгового баланса и счетов движения капитала Китая привело к постоянному накоплению валютных резервов, которые в 2014 году достигли $3 трлн, это гораздо выше суммы, которая необходима, чтобы обеспечить ликвидность.

Не менее тревожным является тот факт, что, несмотря на то, что чистые иностранные активы КНР составляют более $2 трлн, страна уже более 10 лет фиксирует дефицит инвестиционных доходов. Это означает, что существуют серьезные проблемы с точки зрения межвременного и трансграничного распределения ресурсов КНР.

От чего зависит экономика Китая сегодня

Со своей стороны китайское правительство давно поняло, что успех стратегии крупной международной циркуляции создает новые проблемы. В 11-м пятилетнем плане КНР, который был опубликован в начале 2006 года, власти заявили, что «рост Китая должен основываться на внутреннем спросе, особенно потребительском. Движущие силы экономического роста должны быть смещены с роста инвестиций и экспорта на сбалансированный рост потребления и инвестиций, а также сбалансированный рост внутреннего и внешнего спроса».

Пояснення китайської стратегії «подвійної циркуляції»

Впрочем, на тот момент экономический сдвиг Китая уже начался, о чем свидетельствует тот факт, что в 2006 году соотношение объемов торговли к ВВП и экспорта к ВВП достигло своего пикового значения – 65% и 36% соответственно. В период с 2008 по 2018 год доля чистого экспорта в ВВП Китая упала с 10% до 1%. И почти каждый год, начиная с 2009-го, вклад чистого экспорта в рост ВВП Китая был отрицательным.

Учитывая эти тенденции, становится понятно, что введение новой концепции – двойной циркуляции – не предусматривает никаких фундаментальных изменений в парадигме экономического роста Китая. Что бы ни случилось, КНР никогда не повернется спиной к остальному миру.

Тем не менее политика администрации Трампа по «разрыву связей» и санкциям не оставила Китаю другого выбора, кроме как удвоить усилия, чтобы привязать экономический рост к внутреннему спросу и поддерживать внутренние инновации, чтобы обеспечить себе уверенные позиции в глобальных цепях создания стоимости. Этот императив, вероятно, объясняет, почему китайские лидеры начали настаивать на двойной циркуляции. Имея огромный внутренний рынок в 1,4 млрд человек и хорошо развитые производственные мощности, Китай выживет, как бы он ни называл свои стратегии.

Материал подготовен в партнерстве с бюро переводов «Профпереклад».

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате