Заболело в мире
97,536,545
Умерло в мире
2,091,848
Вылечилось в мире
53,777,014
Заболело в Украине
1,182,969
Умерло в Украине
21,662
Вылечилось в Украине
928,969
«Вторая волна» – большая, но мягкая: 4 особенности COVID-19 в Европе

«Вторая волна» – большая, но мягкая: 4 особенности COVID-19 в Европе

Mind разобрался, почему коронавирусная инфекция распространяется на континенте «как цунами», но уже не так смертоносно и устрашающе

Этот материал также доступен на украинском
«Вторая волна» – большая, но мягкая: 4 особенности COVID-19 в Европе
Фото: pixabay

После суровой весны, в ходе которой Европа превратилась в эпицентр глобального распространения коронавируса, пандемия стихла на всем континенте. И летом европейцы снова смогли вернуться на рабочие места, свободно путешествовать и собираться большими группами.

Однако облегчение длилось недолго. Сейчас поднимается «вторая волна» COVID-19, приводящая к хаосу по всей Европе. На прошлой неделе европейские страны друг за другом начали возвращаться к жесткому локдауну. Как писал Mind, первой стала Ирландия, с 21 октября закрывшая все магазины кроме продуктовых и аптек. В воскресенье Испания объявила чрезвычайное положение до мая и ввела комендантский час в ночное время. А со вчерашнего дня, 27 октября, Словения закрыла все свои города на карантин.

Эксперты указывают, что накрывающая Европу «вторая волна» пандемии COVID-19 отличается от той, что была зафиксирована на континенте весной. Mind предлагает узнать о четырех ее главных отличительных особенностях.

Особенность №1: «вторая волна» в разы выше первой

Многие страны отмечают, что по сравнению с весенней волной, у них ситуация гораздо хуже. В Бельгии, по выражению министра здравоохранения этой страны Франка Ванденбруке, наблюдается «цунами» заражений. Если весной на пике эпидемии в этой небольшой 11,5-миллионной стране фиксировалось около 2000 заражений в сутки, то сейчас ежедневно докладывают о свіше 12 000 новых случаев инфицирования.

В числе главных причин такого «цунами» бельгийцы называют похолодание, начало учебного года, открытые границы и нежелание приносить в жертву экономику.

«Бельгии не нужно спрашивать себя, почему она во второй раз стала очагом пандемии в Европе. Мы еще в апреле предсказывали, что осенью прибудет «вторая волна», – комментирует ситуацию вирусолог правительственного кризисного центра Бельгии Стивен Ван Гухт. – Мы также знали, что ее причинами станут плохая погода, возврат детей в школы и прибытие людей из отпусков. У Бельгии была возможность летом ввести жесткие ограничения и на некоторое время стать зеленым островом в сердце Европы. Но защититься от пандемии нам все равно бы не удалось. Наши открытые границы критичны для нашей экономики, и вирус в любом случае вернулся бы к нам через соседние страны».

Еще хуже, чем в Бельгии, дела обстоят в Чехии. Весной эту 10,5-миллионную страну пандемия почти не затронула, а сейчас количество новых заражений в Чехии превышает 10 000 в день, и ее министры высказывают мрачные прогнозы о возможном коллапсе медицинской системы и появлении «холодильников с трупами на улицах».

Среди крупных европейских стран наихудшая картина наблюдается в Испании и Франции, где с начала пандемии в каждой зарегистрировано свыше миллиона заболевших. Британия со своими 900 000 случаев инфицирования выглядит почти так же плохо.

Особенность №2: госпитализаций и смертей гораздо меньше

Хотя инфицированных людей в Европе сейчас регистрируется в разы больше, чем весной, в больницах их пока что втрое меньше. Согласно отчету Европейского центра профилактики и контроля заболеваний (ECDC), 12–18 октября в европейских странах на 100 000 населения приходилось 4,3 госпитализированных пациентов с COVID-19, тогда как на пике «первой волны» (30 марта – 5 апреля 2020 года) этот показатель равнялся 13,5.

Динамика официальных смертей от коронавирусной инфекции на графиках тоже выглядит так, будто губительное «цунами» прокатилось по странам Европы весной, а сейчас надвигается сравнительно небольшая волна. Отчасти эту странность можно объяснить доступностью тестов. Весной они были дороже и дефицитнее. А сейчас массово диагностируют у себя коронавирус молодые европейцы, которые легко его переносят.

У загадочного понижения уровней госпитализаций и смертности от COVID-19 есть и более оптимистичное объяснение. Исследования показывают, что пандемия стала мягче. По неясным причинам, как пишет об этом Европейское общество по клинической микробиологии и инфекционным заболеваниям, концентрация вируса SARS-CoV-2 в организмах заболевающих сейчас людей меньшая, чем у тех, кто подхватывал эту заразу весной. А чем меньше инфекции, тем иммунной системе легче с ней справиться.

Особенность №3: инфекцию разносит «бессимптомная» молодежь

Факт наступления «второй волны» пандемии очевиден. Это вынуждает европейских политиков оправдываться за провал мер сдерживания COVID-19. Разводя руками, они указывают на то, что главными разносчиками инфекции в начале осени были молодые люди, которых сложно контролировать. Они активно путешествуют по Европе, собираются группами в публичных заведениях, и у них болезнь преимущественно протекает бессимптомно.

По данным ECDC, в начале осени европейцы в возрасте от 15 до 49 лет составляли около 70% носителей коронавируса. На пике «первой волны» эта категория молодых людей составляла 50% инфицированных.

Особенность №4: страны тяготеют к «шведскому подходу»

Весной Швеция выглядела белой вороной на фоне остальных европейских стран. Когда все государства на континенте синхронно сели на карантин, скандинавское королевство приняло противоречивое решение не вводить жесткие меры по сдерживанию коронавируса и предпочло жить в обычном ритме.

В итоге в апреле – июне 2020 года ВВП Швеции все равно упал, но лишь на 8,6%, что представлялось неплохим достижением на фоне 18,5%-ного падения в Испании и 12,4%-ного в Италии. В то же время число смертей от коронавируса в Швеции достигло 5878, и эта цифра оказалась диспропорционально высокой в сравнении с 270 у соседней Норвегии и 343 у Финляндии.

Недавно взгляды стран на пандемию переменились. Швеция, защищаясь от упреков в пренебрежении здоровьем своих граждан, публично раскритиковала себя за отказ ввести карантин весной. А другие, наоборот, задумались над тем, как им исхитриться на этот раз поступить по-шведски.

«На фоне усиления пандемии в Европе многие европейские государства тихо превращаются в Швеции. Власти этих стран с радостью вводят строгие правила для отдельных городов и регионов с зашкаливающими вспышками эпидемии (как и Швеция начала делать), но они всячески стремятся уклониться от повсеместных ограничений на социальные взаимодействия, к которым они прибегали весной», – делится наблюдениями редактор Bloomberg Фердинандо Гиуглиано.

По его мнению, европейские политики сейчас справедливо опасаются навредить экономике и благосостоянию граждан, у которых накопились усталость и раздражение от локдауна в первой половине этого года. Поэтому нынешний нюансированный подход властей к борьбе с пандемией больше похож на «танец», чем на «удар молотом» общенациональных ограничений.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате